USD26.5609

Беларусь-Россия: трещина в скрепах, — аналитик

Беларусь-Россия: трещина в скрепах, — аналитик

Прошлая неделя была интересна тем, кто следит за событиями в Беларуси. Вначале ФСБ объявила об установлении “пограничной зоны” вдоль беларуско-российской границы, а уже в пятницу, 3 февраля, состоялось семичасовое “общение с народом” президента Беларуси. Для некоторых риторика, тон и аргументация Александра Лукашенко стали откровением. Часть российского истеблишмента успела обидеться, украинского – обрадоваться. Ещё бы – появился повод говорить, что Лукашенко “начал отворачиваться от России”. На самом же деле пятничные тезисы “Бацьки” являются всего лишь его попыткой озвучить процессы, идущие последние несколько лет, а также дать сигналы собственному населению и для российским элитам.

Старые трещины в большом идеологическом мифе

Говоря о предыстории обострения беларуско-российских отношений, стоит вспомнить события начала 2000-х. Именно в тот момент, с приходом Путина к власти, Лукашенко осознал, что его предыдущая политика по сближению с Россией бесперспективна и опасна. Беларуский президент рассчитывал на фоне интеграционной риторики в той или иной мере разменять независимость своей страны на пост президента объединённого государства. Путин властью делиться не хотел. Но не был и против присоединения Беларуси.

Возможно, два диктатора бы и нашли общий язык, но Лукашенко в борьбе за свои интересы в РФ поставил “не на тех” – на олигархов, которые противодействовали усилению преемника Ельцина. Чего только стоят близкие отношения руководителя Беларуси с Борисом Березовским в разгар “олигархической войны” в России начала нулевых.

Отношения с РФ не заладились, но и резкий политический разворот Беларуси в другую сторону был уже невозможен – отношения с Западом к тому времени испортились напрочь: страна находилась под санкциями. В результате руководство Беларуси начинает проводить политику, которую можно назвать “нефть в обмен на деньги”. Высшее руководство говорит о “пламенной любви”, Россия за это платит доступом на рынок и дешёвыми ресурсами.

Если проанализировать подписанные в то время документы, то они, при всей красоте названия, представляют собой скорее декларацию, чем план действий. Например, огромная страшилка для украинцев — Союзное государство Беларуси и России. Структура вроде есть, есть даже и какие-то исполнительные органы. Но их решения зачастую не выполняются как на территории Беларуси, так и России, а бюджет “союзного государства” составляет (в зависимости от года) от 40 до 150 миллионов долларов. По своему влиянию эта структура является чем-то чуть более живым, чем ГУАМ (а ГУАМ давно и прочно находится в глубокой коме), чья штаб-квартира находится на Майдане Независимости. По сути, они отличаются разве только тем, что ГУАМ не называют “союзным государством Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы”.

Естественно, такая ситуация не удовлетворяла ни одну из сторон. Россия желала большего – получить контроль над ключевыми активами беларуской экономики. Беларуские власти в свою очередь справедливо опасались чрезвычайной зависимости от восточной соседки. Поэтому неудивительной выглядит давняя история информационных и торговых войн между “союзниками” – с разной степенью интенсивности они шли ежегодно, начиная с 2002 года.

Если же говорить об отдалении от РФ, приведу слова господина Николая Снопкова, который в 2010-м занимал пост министра экономики Беларуси: “Кризис последних лет показал, что одним партнером увлекаться нельзя, да и невыгодно”. Сегодня автор цитаты занимает должность заместителя главы администрации Лукашенко

2013 год подарил Беларуси шанс вырваться (или ослабить) “братские объятья” Кремля — подписание Украиной договора об ассоциации (как, впрочем, и вхождение в Таможенный союз) создавало окно возможностей. Кризис отношений Киева и Москвы давал возможность, играя на противоречиях, сбалансировать влияние внешних игроков. Агрессивная реакция России и аннексия Крыма лишь увеличила скорость процессов.

Новые трещины и вывод проблемы на публичный уровень

Читайте также:

“Нам еще предстоит ужаснуться”: Боровой предрек последствия вторжения РФ на Донбасс

В 2014 году Беларусь демонстративно начала проводить свою, независимую от Кремля политику в отношении Украины, и, используя экономический кризис, пытаться выйти на альтернативные рынки сбыта.

В политике Лукашенко смог добиться потепления со странами Запада – с Беларуси были фактически сняты санкции. И это при том, что Минск, по сути, в полной мере не выполнил ни одного требования “санкционного списка” ЕС. Тем не менее, с Брюсселем начался диалог по важным для Республики Беларусь вопросам: доступу к научным, образовательным программам, технологиям, инвестиции и открытому рынку.

Но ключевым направлением для Минска становится далеко не европейский вектор. Лукашенко понимает, что в случае операции по его смещению либо агрессии в отношении Беларуси поддержки ждать неоткуда. А само положение “на растяжке” между двумя центрами силы (ЕС и РФ) весьма неустойчиво. Поэтому активизирует работу по привлечению в регион ещё одного мощного игрока – Китая. При этом Беларусь старается привлечь на свою территорию китайские государственные корпорации и китайский ВПК – это те инвестиции, которые руководство КНР будет защищать.

Если посмотреть программы беларуского правительства (программа устойчивого развития до 2030 года, программа действий до 2020 года), то в глаза бросается любопытный факт: упоминаний о Союзном государстве практически нет. И вообще нет в содержательной части документа. Название “Российская Федерация” чуть чаще. И в то же время примерно в половине разделов содержатся практические планы по развитию отношений с ЕС, США, странами арабского мира. А ключевым в документах является сотрудничество с Китаем — этому посвящены до трети как плана до 2020-го, так и плана до 2030 года.

В Кремле, конечно, видят динамику процессов и пытаются реагировать. Но поле манёвра для России весьма ограничено: на фоне кризиса в Украине силовое решение “беларуской проблемы” в 2014-16 годах было слишком рискованным. Попытки “плавного входа” — через военную базу, покупку активов — натолкнулись на резкое противодействие официального Минска.  Активизация мощных пророссийских структур, как это было сделано в Крыму, также была проблематичной: таковых в Беларуси просто нет.

Читайте также:

Зачем Майдан был нужен Путину и кто стрелял в “беркут”? — блогер

С 2002 года в стране при всей риторике “о братской дружбе” пресекались любые попытки создания политических или крупных общественных организаций, связанных с Кремлём. А волна кадровых чисток 2009-11, 2013-14 гг. в значительной мере прошлась по чиновникам, замеченным в излишней любви к России. Попытки развернуть деятельность “с нуля” или под прикрытием церкви закончились арестами конца 2016 года, когда за решётку попал и священник РПЦ, и сотрудники представительства российского REGNUM в Беларуси. Всех обвиняют в “разжигании межнациональной розни”.

Единственным рычагом влияния у Кремля оставалась экономика. Но и тут не всё гладко — договорная база не позволяла действовать резко. Поэтому большинство попыток влияния в той или иной мере нарушали международные и межгосударственные соглашения (в том числе по Таможенному союзу или Евроазиатскому экономическому сообществу), что подрывало основы “интеграционных проектов” Кремля.

Приведу лишь несколько очень важных для понимания ситуации экономических примеров:

  • Беларусь и РФ не пришли к соглашению о цене на газ на… 2016 год. Да, за окном 2017, но Россия вынуждена поставлять топливо — так записано в договоре – и спорить о цене.
  • Россия уменьшила объёмы поставки сырой нефти в Беларусь (чем нарушила договор от 2013 года, где были зафиксированы объёмы вплоть до 2021 г.)
  • Ограничения по доступу на внутренний рынок также идут в разрез с договорной базой Таможенного союза и Евроазиатского экономического сообщества.
  • В конце 2016 года Лукашенко не полетел в Санкт-Петербург на саммит ЕАЭС и не подписал Таможенный кодекс этого объединения. То есть сегодня формально Беларусь находится вне создаваемого Россией единого таможенного пространства.

В области безопасности шаги не менее интересны:

  • В Беларуси принимаются новая военная доктрина и план действий на случай агрессии. Документы фиксируют “отсутствие угрозы от стран НАТО” и акцентируют внимание на реакции на “гибридные угрозы”.
  • Ещё летом 2014 года на приграничные с РФ области распространён режим приграничных территорий. Это отличается от принятого ФСБ решения про “приграничную зону” на границе с Беларусью. Приграничная территория в беларуском понимании – это особый режим работы силовых структур и органов местной власти, а не только пропуск для посещения населённых пунктов. Если бы в 2014 году в Украине действовал аналогичный режим, то местные власти имели бы право жёстко останавливать автобусы с “туристами” и отправлять их назад без объяснений.
  • В 2015-16 годах на территории страны проходят несколько комплексных учений, сценарием которых являются события на востоке Украины 2014 года.
  • В Беларуси разрабатывается и принимается на вооружение РСЗО “Полонез”, способная поражать цели на расстоянии до 300 км. Комплекс поступает в части, размещённые в восточной части страны, в 150-200 км от границы с РФ.
  • Рассекречен документ сотрудничества с китайским ВПК. Где кроме “Полонеза” анонсирована разработка собственных оперативно-тактического ракетного комплекса и зенитно-ракетного комплекса.

И, наконец, события последних недель:

Читайте также:

Ахметова целенаправленно грабят и добивают — политолог

  • В Беларуси начинаются учения с призывом 3 тыс. резервистов. Отработка “оборонительной операции”.  Если масштабировать на Украину, то количество призванных из запаса составило бы от 15 до 17 тысяч человек. В Украине это назвали бы мобилизацией. В Беларуси, дабы никого не нервировать, объявили штабными учениями. С возведением блокпостов на восточных подъездах к Минску, отработкой боёв в городских условиях и эвакуацией раненых с улиц столицы вертолётами.
  • Штурмовая и истребительная авиация перебазируется из мест дислокации (аэродромы в западной части страны) на “оперативные аэродромы” и заступает на боевое дежурство. С истребителями всё понятно, но штурмовики “на боевом дежурстве” – такого я лично ранее не припомню.
  • Продолжаются консультации с министерствами обороны стран-соседей. За декабрь-начало февраля прошли консультации с поляками, литовцами, латышами. А также целая серия встреч в Пентагоне.
  • И, наконец, в момент, когда Путин летел над территорией Беларуси, на земле проходили учения ПВО с реальным захватом целей. В беларуской блогосфере последний факт уже назвали “упущенной возможностью”.

Что сказал Лукашенко и о чём умолчал

И вот теперь уже можно поговорить о пресс-конференции Лукашенко в минувшую пятницу. Семичасовой спектакль прошёл по сценарию, который предусматривал сигналы собственным управленцам, населению, соседним странам. Предусматривалось и отсутствие внимания к нескольким очень важным темам. Итак, что сказал Лукашенко:

  • Общий посыл “независимость дороже российской нефти” – сигнал как своим, так и соседям. Продолжением этого был “прозрачный намёк” о скором приезде большого количества военнослужащих РФ на учения “Запад 2017”. “Если приедут, то как приедут, так и уедут”, – многозначительно отметил “Бацька”.
  • Подчёркнуто большое внимание к оппонентам. При этом распоряжения в прямом эфире включить оппозиционных экономистов в “рабочие группы” Совмина и АП. Это сигнал в первую очередь своей исполнительной вертикали — Лукашенко на данном этапе нужна поддержка максимального количества групп внутри страны.
  • Российский блок прошёл в формате рассказов о том, как РФ нарушает договорённости, щедро пересыпанных “признаниями” в тёплых чувствах к русским. Это уже было объяснение собственному населению, почему в ближайшее время возможно резкое обострение отношений с РФ.

Не менее интересно и то, о чём умолчал президент Беларуси:

  • Была лишена внимания тема альтернативных поставок нефти на беларуские НПЗ. И это при том, что Лукашенко в последние месяцы побывал во всех странах, готовых предложить “чёрное золото”. А с украинским правительством начат просчёт экономики (!) эксплуатации нефтепровода Одесса-Броды.
  • Практически не упоминался Китай. И уж тем более военные проекты, которые реализуются беларуским ВПК как самостоятельно, так и в сотрудничестве с ВПК Поднебесной.
  • Лукашенко старательно обходил темы альтернативных рынков для беларуской продукции и конкретики в рассказах о нормализации отношений с ЕС и США.
  • Практически полностью была опущена тема самостоятельных учений беларуской армии и их сценариев – хотя процессы последние два года идут чрезвычайно интенсивно.

Лукашенко вывел противоречия с Кремлём в публичную плоскость. Это говорит о том, что уровень накала “братской любви” чрезвычайно высок. Но в то же время и о том, что в Минске видят возможность сохранить ситуацию под контролем и реализовать свои планы.

Ситуация крайне опасна для Беларуси. Сомнительно, что Москва пойдёт на резкие действия до завершения выборов во Франции и Германии — нужен контакт с новыми руководителями этих стран. Но осенью тучи будут “низко ходить” над Беларусью. Чем их собираются “разгонять” в Минске? На мой взгляд, ответ кроется в темах, которые Лукашенко обошёл вниманием в своём “большом разговоре”.

В частности, тот же Китай. Государственные корпорации Поднебесной уже вошли в Беларусь суммой около 1,5 млрд долл. Запуск технопарка, развитие проектов в ВПК могут за считанные месяцы увеличить эту сумму. И если к июлю-августу Беларусь заведёт ещё 3-4 миллиарда инвестиций китайских госкорпораций, в регионе появится новый игрок. КНР может смотреть сквозь пальцы на срыв планов развития китайского частного бизнеса, но не терпит преград планам государственных корпораций. Это уже доказано Африкой, откуда Китай фактически “вышвырнул” и РФ, и ЕС, и США.

Если Лукашенко сможет провести такую комбинацию — он будет совсем с других позиций разговаривать и с Москвой и Брюсселем. Диктатор сохранит власть, но страна сохранит независимость. В тактическом плане оправдано. В стратегическом новый сильный игрок в регионе – это существенное переформатирование отношений. 2017 год обещает быть богатым на события. Для всех.

Игорь Тышкевич

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"В политике приходится делать много такого, чего не следует делать."

© Теодор Рузвельт

Легендарний французький футболіст закликав голосувати проти Ле Пен

Вечерняя прогулка по самым красивым городам (фото)

Система вышла из-под контроля

На Харьковщине трагически ушел из жизни мэр города

Шанс реанимировать антикоррупционную политику в Украине

Дорога катастрофа: екс-міністр потрапив у серйозне ДТП

Угруповання “ДНР”. Тотальний диктат

Бой Кличко против Джошуа: видео противостояния

В Кремле чувствуют приближение конца

Волонтер высмеял столкновение российского корабля с овцами (фото)

Кличко проиграл Джошуа

Сергей Лямец: “Главе ГФС хотелось провалиться под землю от стыда”

На Подоле в Киеве пытались уничтожить исторический памятник (фото, видео)

Итоги недели: выборы во Франции, гонка вооружений, молдаване вместе с ЦРУ ищут украденный миллиард

На Кубе разбился украинский самолет: выживших нет

Кремль спекулирует на повестке, которую сам же и обнулил – политолог

Загородний: Лживые заявления мэра Конотопа — следствие его дремучего радикализма

МВД просит отказаться от георгиевских лент 8-9 мая

Пятеро людей погибли в ДТП: фото с места аварии

Чего никак не поймут олигархи в политике