USD27.0425

Чем закончится майдан по-польски

Чем закончится майдан по-польски

Уже несколько дней длятся масштабные акции протеста на улицах Варшавы и других польских городов. Причиной стал новый проект внутренних правил польского парламента, ограничивающий доступ журналистов в сейм. Начиная с нового года, снимать заседания смогут только пять определённых телеканалов и, главное, доступ к кулуарам будет запрещён – журналистам придётся довольствоваться официальной информацией.

Одновременно вводится довольно объяснимая норма по ограничению максимального количества аккредитованных журналистов – не больше двух от одного СМИ. И правящая партия попыталась сделать вид, что это и есть основная суть изменений: мол, всё как в Европе, ограничивать количество присутствующих журналистов нормально, это ради вашей же безопасности. А относительно действительно важнейшего изменения – запрета на доступ в кулуары – власть высказывается в том духе, что чрезмерная активность представителей прессы мешала депутатам выполнять свою работу. Так, Ярослав Качиньский, фактический лидер правящей партии “Право и справедливость”, заявил в оправдание новых правил, что журналисты в здании сейма несколько раз даже ударили его камерами по голове – что, конечно, подняло волну ехидных шуток в польском сегменте интернета.

Естественно, нововведения вызвали недовольство со стороны оппозиции и послужили спусковым механизмом для очередного выплеска протестных настроений.

Напомним, что с момента прихода к власти “Права и справедливости” в 2015 году польскую власть неоднократно обвиняли в стремлении к авторитаризму. Так, право назначать глав государственных теле- и радиокомпаний было передано от независимого регулятора правительству. Кроме того, в результате принятого в прошлом году закона правящая партия фактически получила полный контроль над Конституционным судом. ЕС неоднократно выказывал своё беспокойство по поводу антидемократических тенденций в Польше, даже сравнивая ситуацию в стране с Венгрией Виктора Орбана. В самой Польше эти опасения разделял, в числе прочих, Лех Валенса, бывший лидер движения “Солидарность”, поспособствовавший крушению социалистического режима в стране.

Но правых популистов из “Права и справедливости” такие обвинения не беспокоили вовсе. Не слишком волновали их и не раз собиравшиеся массовые протесты под эгидой как оппозиционных партий, так и созданного в прошлом году “Комитета защиты демократии”. Впрочем, в некоторых случаях оппозиционерам всё же удавалось повлиять на польскую власть. Так, прошедший в этом году во многих городах страны “чёрный протест” против практически полного запрета абортов на территории Польши завершился провалом голосования по этому законопроекту.

Читайте также:

Бойовики продовжують гатити по українських позиціях із забороненої зброї – штаб

В этом же году власть пыталась принять закон, запрещающий проводить контрдемонстрации ближе чем в 100 метрах от ранее собравшихся групп протестующих, а также позволяющий резервировать некую территорию на срок до трёх лет (!) для акций протеста, и предоставляющий приоритет на проведение акций в любом месте правительству и церкви. Последнюю, откровенно авторитарную норму Верховный суд страны отменил, но прочие, также вызывающие беспокойство, остались в силе.

Ну а на этот раз всё началось с того, что в пятницу, 16 декабря, оппозиционные депутаты заблокировали трибуну парламента, протестуя против ужесточения правил доступа СМИ в парламент. Между тем на повестке дня стояло утверждение бюджета-2017; для его принятия спикер позвал депутатов в другой зал. Собрались там в основном представители правящей партии, которые в ручном режиме и утвердили бюджет. Такие действия, естественно, только ухудшили ситуацию: оппозиция не признала бюджетного голосования, назвав его незаконным и волюнтаристским. Под парламентом собрались несколько тысяч протестующих, и вечером полиции пришлось применить силу, чтобы дать возможность депутатам покинуть здание.

Читайте также:

Пєрєживьом і без вашого хламу, – Чепинога висміяв прогноз російського ЗМІ про Україну

В течение следующих дней антиправительственные протесты собирались вновь и вновь. Демонстранты обвиняли правящую партию в узурпации власти, антиконституционных действиях и сравнивали её с социалистическим режимом Польской Народной Республики; вполне органично звучали речёвки “Солидарность!”, напоминающие о главном оппозиционном движении тех времён. Даже прозвучала песня “Разом нас багато” – Jestnaswielu.

Всё это дало повод украинским журналистам сравнивать происходящее в соседней стране с Майданом. Схожие черты действительно есть, и не только во внешней стороне дела. Так, например, как и Майдан, польские протесты собрали широкий спектр оппозиционных сил. Помимо Комитета обороны демократии и главной оппозиционной партии “Гражданская платформа”, на акциях присутствовали также сторонники либеральной партии “Новочесна”, аграриев из Польской народной партии и даже поклонники левых. Как и в случае с Украиной, конкретная ситуация злоупотребления властью привела к всплеску критики антидемократического режима в целом. И, наконец, как и Майдан, эти протесты нашли поддержку у европейских политиков.

Читайте также:

Верховная Рада поддержала главный закон о судебной реформе

Но есть и важные отличия. Во-первых, это уже далеко не первый крупный протест в стране. Предыдущие действия правительства также приводили к манифестациям – бывало, что и заметно более масштабным, чем в эти дни. Но, как правило, всё заканчивалось ничем.

Причиной тому второе важное отличие: поддержка власти в Польше весьма сильна. Данные опросов разнятся, но рейтинг “Права и справедливости” примерно равен суммарному рейтингу всех протестующих оппозиционных партий. В то же время вторая-третья сила по народной поддержке в стране, популистское движение “Кукиз’15”, фактически заняло сторону власти; их депутатов допустили на бюджетное заседание, а сейчас представители партии призывают к диалогу и говорят о том, как опасен раскол в обществе.

Неудивительно, что правительство может позволить себе регулярно игнорировать масштабные протесты в крупных городах: его основная электоральная база – провинциальные избиратели, преимущественно на относительно бедных восточных территориях страны. А они режимом вполне довольны – в частности, благодаря увеличению социальных выплат и недавней отмене пенсионной реформы, принятой прошлой властью и повышавшей пенсионный возраст.

Кроме того, у Ярослава Качиньского, “серого кардинала” нынешнего режима, есть важная личная черта, которой не хватало украинским лидерам в 2004-2014 годах, – тонкое политическое чутьё. И, очевидно, чтобы избежать возможной неконтролируемой эскалации протеста, польская власть уже заявила, что старые правила доступа СМИ пока продолжат действовать, а новые будут ещё обсуждаться.

Возможно, польские власти рассуждали так: если не пойти навстречу протестующим, число последних будет расти, а спектр претензий к власти может расшириться. Более того, длительные и интенсивные протесты означают повышенную вероятность провокаций и насилия, а последствия этого могут значительно увеличить риски для власти. Так что, очевидно, оказалось проще отказаться от введения новых правил, чтобы показательно уступить. Так, если провести аналогию с Украиной, Янукович в декабре 2013 года мог удержаться во власти, лишь только отстранив ключевых представителей силового блока, но не меняя никоим образом сути и курса режима.

Похоже, ограничения для аккредитованных в парламенте СМИ, как и ранее право на аборт, оказались для “Права и справедливости” не столь важными вопросами, чтобы из-за них рисковать и игнорировать протестующих. В действительно важных ситуациях – как в уже упоминавшихся случаях с назначениями руководителей государственных СМИ и взятием под контроль Конституционного суда – правящая партия на протесты особого внимания не обращала, полагаясь преимущественно на прочность провластного большинства.

Вероятно, сработала банальная логика выгод и затрат: в прежних случаях приобретаемая власть оправдывала риск, в нынешней ситуации, очевидно, не оправдывает. Также вполне возможно, что уступка в вопросе присутствия СМИ в парламенте не только приведёт к деэскалации протеста и его постепенному затуханию, но и позволит позволит власти отвлечь внимание от недавно принятых ограничений свободы протеста – о них уже говорят значительно меньше, чем ещё неделю назад. Помните об этом, когда польская оппозиция будет говорить о своём успехе в борьбе с преступным режимом.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"У нас начинается тяжелый период жизни: парламентские, затем еще страшнее - президентские выборы"

© А.Лукашенко

Подборка блогожаб и фотоприколов от UAINFO за 21 февраля

Парламент зробив крок назустріч створенню Музею Революції гідності

Мюнхенская конференция: три опасные супердержавы, и мы, зажатые посередине – The Guardian

Чому рішення про екстрадицію Фірташа – дуже важливе для України

Що із розслідуванням справ Євромайдану і як нарешті забезпечити правосуддя

Опубликован список погибших на Донбассе оккупантов

Мать попросила помочь в поисках пропавшего на Киевщине сына

Сеть растрогало душещипательное прощание с погибшим бойцом АТО

Донбасс поделят на зоны влияния

Неразорвавшаяся бомба, — журналист

Господин Кличко, хотите жить на бензоколонке?

Крым и затертая колода “хитрых планов” Кремля

Партия “За життя” начала митинг против снятия моратория на продажу земли. Остальные политсилы отмалчиваются

Эпопея с экстрадицией Фирташа запустит интересные процессы в Украине – политик

Новий радник Трампа: що він говорив про Україну

Германия предоставит помощь украинским переселенцам

Названные цели признании паспортов “ЛДНР”

Солдат ВСУ вез на Майдан 12 автоматов и СВД

Задержанного Інерполом в Мюнхене добровольца отпустили

Чистосердечное признание Кремля по Донбассу, — журналист