USD26.5389

Дмитрий Гордон: я пошел в политику потому, что был дураком

Известный журналист рассказал об украинских политиках

Известный журналист Дмитрий Гордон в эксклюзивном интервью newsonline24 рассказал нам о своей жизни и карьере. Поделился мнением об украинских политиках и сказал, кто станет преемником Путина.

Дмитрий, я, наверное, не открою секрет, если скажу, что 21 сентября у вас день рождения. Вам исполняется 50 лет. В таком возрасте, вы добились многого: вы известный телеведущий, журналист, писатель. Я знаю, что свою карьеру вы начали в 17 лет. Вы скажите, 17-летний Дима, что он думает о 50-летнего Дмитрия?

Я сейчас подумал, что, наверное, не в 17, а в 16. Потому что первое свое интервью я взял в сентябре 84 года. Поэтому все-таки 16 лет. И ничего он не думает, я не считаю, что мне 50 лет. Для меня раньше мужчины 50 лет были очень старыми, и 40-летние тоже. А сейчас, наверное, все изменилось, и я себе кажусь 30-летним. По всем показателям. Но, что он думает. Думает о том, что дядя работает, дядя не знает покоя, дяде, как и раньше, все интересно. Поэтому он и не дядя вовсе, он мальчик.

Я думаю, что вы не выглядите на свой возраст. И считаю, что это не только мое мнение, но и наших телезрителей. Вы уже давно стали таким брендом. “Гордон” – это качественное интервью с интересными серьезными людьми. То есть, у вас проходят интервью года с 98-го. Мы знали, если “В гостях у Дмитрия Гордона”, то будет Горбачев, Гурченко и другие знаменитости. Сейчас вы пошли работать на “112-й” канал. И работаете с украинскими политиками. И, конечно, такого уровня гостей, как были там, уже нет. Как с этим справляетесь?

Первое: не пошел я на канал. В принципе, никогда не работал на каком-то канале. И продолжаю работать ни на одном из каналов. Я никогда не получал денег за свои программы. Мне никогда никто не платил – я все делал за свой счет. Это мой вклад в историю, это моя миссия. Если это громкое слово, то можно ему не верить, но, тем не менее, я это чувствую как миссию. Я делаю за свой счет качественный продукт, а за это мне сверху приходит возможность заниматься этим дальше.

Что касается “112-го” канала. Я с большим удовольствием с ними сотрудничаю. Это высокопрофессиональные ребята, творческие. Мне нравится их подход, нравится их патриотизм. Вообще все нравится. И, конечно, уровень людей, с которыми я делаю интервью сегодня, несравненно ниже, чем у людей, с которыми делал интервью вчера. “Вчера” – это до января 2014 года. Последний раз, когда был в Москве, я делал интервью с блестящими собеседниками, в январе 14 года. Как раз Майдан уже стоял, и мы его обсуждали с Людмилой Нарусовой. Я обычно брал интервью за день и полдня следующего. Даже не полдня. 6-7, иногда 9 интервью. Это был бесконечный нон-стоп, когда 2-3 часа на интервью, 15 минут отдых, и следующее интервью.

Люди приезжали в отель Rits, который находится прямо на Красной площади. Там у меня был огромный номер. Все красиво, пафосно и прекрасно. Сегодняшние собеседники уже не те. Но, во-первых, я “не с теми” не разговариваю, а только с теми, кто мне интересен. Во-вторых, я сегодня делаю интервью по Скайпу: от Войновича и Веллера, к Касьяновой и Коржакова. То есть, продолжается общение с умными людьми. Я продолжаю делать свою программу “В гостях у Дмитрия Городона”. Потому что редко, но метко, какая-то птица долетит до середины Днепра: Леонид Парфенов, Протасов. Из тех, кто у меня в списке.

У меня есть большой список. Я его отрабатываю. Я знаю, с кем хочу сделать. Езжу за границу и делаю интервью с людьми, которые мне интересны. И вот неделю назад сделал интервью с выдающимся советским кинорежиссером Александром Аскольдовим, который сделал культовую картину “Комиссар”. Он приехал в Киев из Москвы. Ему 85 лет. И ради таких интервью стоит ли вообще жить дальше.

Он приехал ради интервью до вас?

Нет, он приехал в Киев, чтобы показать хорошую копию фильма. В Доме кино собралось очень много людей. Это человек трагической судьбы, он детские годы провел в Киеве. И за два часа интервью он трижды плакал. Ради его слез, ради этих рассказов стоило за это браться.

Хочу вернуться к каналу “112”, до вашей программы. Вот у нас не так-то и много серьезных людей. Если два эфира в неделю, то хватит примерно на год. Когда закончатся серьезные люди и появятся политики и политологи, что проходят мимо, вы закроете программу или пойдете по второму кругу?

Тех, что проходят мимо, точно не будет. Я себя уважаю и никогда не стану общаться с пустой или плохим человеком. Только если она будет вызывать интерес у меня. Потому что дураки тоже вызывают интерес. Особенно если они искренние или хорошо играют. Они интересные и эпатажные. Сейчас у меня получается программа из золотой коллекции. Интервью полутора-двухчасовое из запаса, которые я снимал за последние 3-4 года. Это разные люди: Шендерович, Алексей Кох, Алексеевич, Нарусова, Собчак и так далее. По воскресеньям у меня выходят программы в прямом эфире, поэтому раз в неделю, учитывая Скайп, учитывая то, что можно говорить с Америкой, Россией, Германией и другими странами. Закончатся нормальные люди, и опять пойдем по второму кругу, и опять начнутся нормальные люди.

Ваши интервью серьезные и в некотором смысле комплиментарные. То есть, видно, что человек, с которым вы разговариваете, вам приятна или как минимум интересная. Сейчас стало популярным приглашать к себе людей и сразу же спрашивать “Когда вы перестанете воровать?” Или же “Вы гей или нет?”. То есть такой Hard Talk. Как считаете, вот такие добрые интервью будут иметь рейтинг?

Все зависит от задачи, которая стоит перед журналистом. Я себе сам поставил когда-то давно задачи. Создать историю в лицах людей, которые когда-то были частью эпохи и сами стали эпохой. И когда перед тобой в кресле сидит человек значительный, выдающийся, а то и большая – ты хочешь расспросить ее так всесторонне и многогранно, чтобы через нее показать историю, время, людей, которые ее окружали. Я понимаю, что эти интервью не потеряют своей красоты, своего вкуса и через годы. И это подтверждает “Ютуб”, где эти интервью набирают миллионы просмотров. Вот, казалось бы, интервью 15-20-летней давности постоянно пересматривают. Это говорит о том, что они востребованы и теперь.

Когда одну довольно известную журналистку, которая работала в “Бульваре Гордона”, я провел в очень известного артиста, к которому она не могла никак попасть. И первый вопрос, который она задала: “Вы гей?”. Тот сказал: “Что это за коза драна, зачем ты ее ко мне привел? Забери ее к чертовой матери!..” И я ей рассказал, что если ты хочешь раскрыть человека, то:

а) ты не можешь начинать с этого вопроса;

б) если тебе уж так хочется, то поставь его потом.

Когда я разговаривал с Никитой Михалковым, я тоже спросил об этом. Но важна форма этого вопроса. Если ты хочешь, чтобы человек перед тобой раскрылась, то нельзя спрашивать с порога, такие вопросы, иначе не будет желаемого результата. Я спросил примерно так: “Никита Сергеевич, я рискую, что вы сейчас наброситесь на меня с кулаками, но мне приходилось слышать, что вы, любимец миллионов женщин, гей. Это так?”.

Вы часто начинаете интервью с вопроса, откуда гость. Где родился, ездит ли он домой. Вы коренной киевлянин…

Я просто начинаю сначала. У меня все по системе Станиславского, но самого Станиславского можно убрать. Просто – по системе. Начинать надо сначала, хотя иногда можно начинать с конца. Зависит от героя.

…вы коренной киевлянин. И для нас, приезжих, такое ощущение, что их не так-то и много. Потому что на телевидении очень много людей не из Киева. Вот вы чувствуете, кто киевлянин, а кто нет?

Нет, у меня ощущение того, плохой человек или неплохая. И второе: профессионал он или нет. Откуда он, не имеет никакого значения, ровным счетом. Потому что то, что ты киевлянин, не дает тебе никакой индульгенции или ощущение, что ты выше кого-то. Так же, если ты москвич или ты родился в Нью-Йорке. Какая разница? Покажи, что ты можешь.

Вы очень длительное время поддерживали отношения со многими людьми, у которых брали интервью. Эти многие живут в России. Я знаю, что это Розенбаум, хотела сказать, Кобзон. Сейчас, когда прошла полоса между Россией и Украиной, общаетесь ли вы?

Читайте также:

Как выглядит тайник для похищенного младенца, отвратительные кадры

Я с детства твердо знаю, что друзей предавать нельзя. Я никогда не дружил с людьми, исходя из какой-то выгоды, или меркантильных соображений, или же смотря на их популярность. Поэтому, все, с кем я дружил, я с ними продолжаю дружить. Уменьшилось количество контактов. Потому что действительно прошел водораздел. Действительно, с многими из моих друзей из Москвы у нас разные взгляды. Много моих друзей стали жертвами одурманивающего пропаганды. Но то, что они не понимают меня и не разделяют мои мысли, не означает, что я перестал их любить. Я их люблю с их зблуканнями, с их ошибками. Вы назвали две фамилии. На самом деле, их гораздо больше.

В субботу я разговаривал с Розенбаумом по телефону. Он как раз давал концерт в Оренбурге. Мы с ним иногда созваниваемся, не так часто, как раньше. Ранее он приезжал почти каждые 2-3 месяца в Киев. Мы проводили с ним дни и ночи. Я с ним дружу с 89-го года. С Кобзоном я дружу с 86-го года. И он был тамадой на многих моих днях рождения. Он близкий для меня человек, он родной для меня. Я его люблю, я пытался ему объяснить. Мы несколько раз встречались в третьих странах. Я объяснял ему то, что я думаю о событиях. Он очень внимательно слушал. Ему показалось, что меня зазомбировали, мне показалось, что с ним произошло то же самое. Но, опять-таки, это не отнимает у меня вторая.

Кто из ваших друзей действительно верит в то, что России нет на Донбассе, и что она не виновата? А кто просто принял эту линию, потому что понимает, иначе им просто не продолжить свою карьеру в России?

Надо понимать, что люди, которые подписали этот знаменитый письмо в поддержку аннексии Крыма, они зависимые люди. Я всегда стараюсь войти в положение других. Хорошо мне рассуждать, я ни от кого не завишу, мне никто не дает денег, мне не нужна должность. Я всегда полагался на себя, на свой талант, на свои деньги. И я имел все на виду и продолжаю иметь. Поэтому я всегда свободно высказывался и продолжаю это делать.

Нельзя судить режиссера Марка Захарова, который имеет муниципальный театр “Ленком”, в котором работает его дочь, уже очень старенький, которого по закону уже давно должны отправить на пенсию. А ему дают деньги, он держит дочь, держится сам на плаву. Нельзя бросать камень в его огород. Нельзя бросать камень в огород людей, которые… Вот, покойная Елена Васильевна Образцова мне говорила, что не подписывала этого. Я просто увидела мою подпись, когда летела в самолете. И, зачем мне конфронтация, если я начну звонить и говорить “уберите мою подпись”.

Вместе с этим, мне неприятен целый ряд людей. Таких, как Пореченков-идиот, который приехал сюда и начал стрелять в сторону украинских военных. Идиот. Талантливый актер, хороший парень, я с ним знаком. Но так себя вести нельзя. Или Валерия с Пригожиным. Два дурака тоже. Вы живете заграницей, у вас там недвижимость, вы там лечитесь, детей учите. Зачем вы дурака клеите? Подписали письмо и сидите тихо. Нет, они наращивают это все. Они рассказывают, какая Украина. Зачем?

Точно так же Газманов. Талантливый человек, песни которого я очень люблю. Но зачем лезть напролом? Что тебе Украина плохого сделала? Ты приезжал сюда с другими коллегами, зарабатывал миллионы долларов. Что тебе плохого сделала Украина? Ты уверен, что Россия права, а Украина нет? Здесь очень индивидуальный подход.

Вы не ездите больше в Россию брать интервью. Но многие наши артисты продолжают там гастролировать. И кое-кто говорит о своей миссии.

Я прошу прощения, хочу сказать. Вот на днях умер мой друг, Аллан Чумак, с которым мы дружили с 90-го года. Он часто жил у меня дома, я очень любил его, а он любил меня. И вот мы с его женой постоянно на связи. А поехать? Я не могу поехать. От нас поехал человек с цветами. Сегодня похороны. Вот так, к сожалению. А поехать очень хотелось.

Как вы относитесь к тому, что украинские артисты продолжают ездить в Россию? И к тому, что они говорят, что у них миссия доносить то, что происходит в Украине.

Читайте также:

На Донбассе появилась загадочная группа снайперов террористов

Нет, это никакая не миссия. Я считаю, что большинство из наших артистов просто тупоголовые обыватели, которых интересуют просто деньги. И считаю, что это большая ошибка. Особенно для тех, кто выступает на праздниках российской армии в Кремле. Нет, я не столь категоричен в оценках этих людей, потому что – а как быть с двумя миллионами людей, большинство из которых из Западной Украины, которые едут зарабатывать в России, которая убила уже 10 тысяч украинцев? А чем они лучше артистов, они так же едут зарабатывать? Поэтому здесь тоже есть целый ряд вопросов.

На последних выборах вы баллотировались в Верховную Раду и прошли в Киевсовет. Были депутатом. Зачем вы пошли в политику?

Да, первый раз – полтора года, второй – год, и ушел. Я пошел в политику потому, что оказался дураком. Я поддался эйфории Майдана, на который вышел с первого дня, который живет в моем сердце до сих пор. Потому, что это были замечательные дни. Все, что потом началось – уже плохо. Я думал, что вот сейчас, наконец. Кстати, у меня второй раз было такое ощущение, первый раз оно было в 2004 году. Я подумал, что сейчас, наконец, после таких жертв, после такого сопротивления, после таких зимних стояний на морозе, сейчас все начнется. Европа рядом, все пойдет, коррупция прекратится. И на этой эйфории я пошел туда. А когда я увидел процесс изнутри, я понял, что ничего не изменилось. Украинская политика – уродливое явление. И когда увидел все это, я понял, что мой внутренний комфорт намного важнее этого всего.

Я хочу спокойно просыпаться и засыпать, понимая, что делаю то, что велит душа. Я встал и пошел, поскольку у меня не было никаких обязательств. Потому что, в отличие от всех других карманных депутатов, меня никто не приводил. Встал и пошел, и почувствовал огромную радость и облегчение. И всегда, когда проезжаю мимо здания Киевсовета, думаю: “Боже мой, как хорошо, что я оттуда ушел, какое счастье”.

Что было последней каплей?

Последней каплей было… Ну предпоследней каплей было переименование киевской улицы в честь Бандеры. Я был единственным, кто голосовал против. Хотя я поддерживал все переименования в рамках декоммунизации. Потому что я не люблю коммунистов. Потому что они уничтожили миллионы людей.

А последней каплей стало то, что начали поднимать вопрос… сначала я понимал, что это линия на то, чтобы поссорить украинцев с русскими, евреями. Потом начали ругать с венграми, поляками, и участвовать в этом невозможно. Это чисто российская тема, у нас в политике огромное количество российской агентуры, которая проводит российскую политику. Причем они громче всех кричат: “Слава Украине!”, “Слава нации!”, “Смерть врагам”. Это чистые клоуны, артисты, которые под личиной патриотов на самом деле является российской агентурой.

У вас хорошие отношения с Виталием Кличко?

Да, мы дружим, и я его очень уважаю. И как человека, и как спортсмена, и как мэра, даже, несмотря на то, что в Киеве очень трудно ездить. И я вместо того, чтобы ехать на работу 20 минут, добираюсь час туда и обратно. Но в Киеве кипит работа, и такой работы с улицами, асфальтом не было никогда на моей памяти. Поэтому молодец, человек на своем деле, и я вижу, как он кайфует от того, чем занимается.

Но он же вот подписал переименования улицы в проспект Бандеры.

Я считаю, что это его ошибка. У людей, к которым ты хорошо относишься, могут быть ошибки. И я ему об этом говорил. Но между нами есть разница: он политик, а я – нет. Поэтому у него другие рассуждения.

Вот как вы относитесь к тому, что в политику идут спортсмены, журналисты, певцы?

Я считаю, что в политику нужно идти людям, которые могут принести пользу своей Родине. И если вы мне скажете, что доярки, токари или слесари добьются в политике большего, чем бизнесмены, журналисты или артисты, то я спрошу “почему?”.

Я считаю, что в политику должны идти люди, которые могут послужить своей стране. Желательно, чтобы у них были деньги, иначе их легко заманить. Хотя сманивают деньгами и тех, кто их имеет. Я видел страшные случаи, когда состоятельные и богатые люди продавались за копейки. И когда им предлагали деньги, они принимали решения, которые просто нельзя принимать.

Читайте также:

Собчак идет в президенты РФ: пародия от известного шоумена. ВИДЕО

Вас сейчас периодически приглашают на разные каналы в качестве эксперта. И вы иногда высказываете такие инсайды, которых у других просто нет. Вы продолжаете общаться с представителем предыдущей власти?

Я не считаю себя экспертом. У нас таких очень много. Как сказал Фокин, первый премьер независимой Украины, у нас хорошие отношения. Он сказал, что экспертов сейчас развелось, как на грязной кухне. Я считаю себя человеком, которому небезразлична судьба его Родины. Это без пафоса. И считаю себя человеком, который немного знает. Знаю, потому что общаюсь с огромным количеством людей. Не только политиков, представителей разведок разных стран, людей, которые обладают конкретной и реальной информацией.

Дальше, мое дело – анализировать эту информацию. Потому что, когда ты получаешь ее из разных лагерей, дальше анализируй, к чему это идет. Поэтому инсайды, которые я иногда озвучиваю, идут не от меня, мне их рассказывают. Мне доверяют эти вещи, и я никогда не говорю, кто это делает.

Что касается представителей прошлой власти, общаюсь, конечно. У меня есть друзья среди них. И я не скрываю этого. Я повторюсь, что не дружу с людьми, которые сейчас в тренде или почете. Я дружу с тем, с кем мне хочется дружить.

Вот старая фраза о том, что мужчина должен построить дом, посадить дерево и воспитать сына. У вас 6 детей. Две дочки маленькие, а другие достаточно взрослые. Чем они сейчас занимаются?

Старший ищет себя, в свои 25 лет. Потому что занимался одним, вторым, третьим, и кажется, что это не его. Средний сын в Лос-Анджелесе, он закончил там университет. Он очень хороший композитор, работает с Уолтером Афанасьевым, обладателем двух “Грэмми” и “Оскара”. Они пишут музыку к кино. То есть, он счастливый человек, потому что он занимается тем, что любит, и тем, что может делать.

Дочь только поступила в университет, один из лучших в мире. Она очень умная, настойчивая, ответственная, хорошо учится. Поступила в Эдинбурге в университет.

Какую специальность она выбрала?

Международный бизнес.
И средний сын еще учится в школе.

В одном из интервью вы сказали, что напишете мемуары. Уже начали?

К сожалению, нет. Я очень хотел это сделать. Но эти события меня так перекалашматили, что я не могу найти в себе силы, чтобы спокойно, размеренно все бросить и заниматься мемуарами. Душа болит постоянно. Ощущение того, что нет справедливости, что все идет не так, как должно. Это не дает комфорта, когда ты можешь поехать дней на десять. Я никогда в жизни так надолго не уезжал. На отдых получается поехать на 4-5 дней, редко.

И что такое мемуары? Я за свою жизнь общался с огромным количеством великих людей. Они прошли через мою жизнь. Я с ними встречался, ходил в рестораны, выпивал, они ходили ко мне домой, я приезжал к ним в гости, они доверяли мне сокровенные вещи. Многие уже умер, я всегда общался с теми, кто намного старше меня. Самое интересное, что со мной почти всегда был фотограф. И почти все эти встречи фиксировались на пленку. И у меня огромное количество удивительных фотографий в нестандартном общении с этими людьми.

Поэтому такую книгу я хотел делать – как фотографии и рассказы к ним. Это интересная форма, но это будет наглядно. Это будет интересно.

Есть ли какая-то история, которая обязательно попадет в эти мемуары, и вы можете нам ее рассказать?

Их настолько много, что я даже не знаю, с чего начать. Причем удивительных историй. Я даже не знаю, с чего начать и чем закончить. Это можно садиться и несколько дней подряд рассказывать.

Ваша жена в этом году тоже стала телеведущей. Она тоже журналист и главный редактор издания “Гордон”. Как вы к этому относитесь? Міряєтеся дома рейтингами?

Нет, я не признаю рейтинги, если честно. Это все глупости.

У вас высокие рейтинги.

Ну самые высокие на информационных каналах. Дело в том, что она профессионал, он счастливый человек. Ведь когда ты занимаешься своим делом с радостью, и оно у тебя получается, это здорово. Она с нуля создала сайт, к которому я не имею никакого отношения, там только моя фамилия. Подбор людей, тренинг, воспитание многих – ежедневной рутинной работой занимается именно она. И сайт получился отличный, и я другие сайты даже не читаю. Это журналистика высочайшего класса.

Но когда она начала заниматься телевизионной журналистикой, оказалось, что это у нее тоже прекрасно получается. И я смотрю ее программы, как зритель. Конечно, я болею, конечно, я хочу, чтобы она была лучшей. Конечно, я хочу, чтобы она была лучше меня. Потому что у меня хорошее отношение к талантливым людям. Я их люблю, я с паритетом к ним отношусь. И даже если человек мне не нравится, но она талантливая, у меня это вызывает восторг и восхищение.

Я вообще считаю, что вся наша жизнь должна строиться по принципу “Талантливым и профессиональным дорогу”. А у нас, к сожалению, дорогу дают тем, кто является чьим-то родственником, другом или подельником. Искаженный принцип социального лифта. Поэтому такие, как она, должны подниматься.

Как вы вообще оцениваете уровень украинской журналистики? Потому что раньше, долгое время, ее сравнивали с российской журналистикой, говоря, что в Москве школа лучше. Сейчас журналистики там мы практически не наблюдаем. Это все пропаганда. Что сегодня с украинской журналистикой?

В украинской журналистике такие же проблемы, как и были ранее: отсутствие необходимого количества ярких индивидуальностей. Но это проблема всей Украины сейчас. У нас большой голод на профессионалов во всех сферах. Об этом блестяще написала одна из лучших журналисток Юлия Мостовая.

У нас есть приличное количество прекрасных журналистов, которые своим стилем, почерком, неравнодушием создают различную палитру журналистов. Но в целом, хотелось бы больше профессионалов.

Вы верите, что в Верховной Раде в следующий раз будет больше ярких личностей и больше профессионалов?

Я думаю, что Верховная Рада продолжит деградацию. Вот мы смотрим на них сейчас, и понимаем, что это невозможно, их нужно убрать. Я уверен, что новая Верховная Рада будет еще хуже. Они с первой все хуже хуже и хуже. Далее до мышей.

Один из бывших президентов, не буду говорить, кто, рассказал мне когда-то прекрасный анекдот:

Выходит на съезде карликов на сцену главный карлик и говорит: “Карлики, рост моего деда 1.32, рост моего отца 1.18, мой рост 94 сантиметра. Прекратите размножаться, а то дойдем до мышей”.

Вот Верховная Рада потихоньку доходит до мышей. Это отвратительное зрелище. Это уроды, практически все, я их ненавижу. Я об этом говорю всегда. Единственное, что, я думаю, если будет такой же принцип избрания в Верховную Раду, то будет еще хуже. Ведь там нет ни одного самостоятельного, независимого человека. Это все представители или олигархов, или крупных политиков. Это крепостные актеры, которых достают из рукава, и они выполняют чьи-то команды. Это очень плохие люди. Почти все. Меня жена часто ругает, мол, наверняка же, есть хорошие. Поэтому “почти все”.

То есть вы не знаете ни одного хорошего, но допускаете, что может быть?

Мне кажется, что вот Виктор Пинзеник хороший депутат. Он законы пишет, но, может, я не все знаю.

Все время говорят о том, кто будет преемником Путина, у вас больше информации.

Я знаю, кто будет преемником Путина. Им будет сам Путин, это произойдет в марте. Всегда надо допускать, что произойдут какие-то неожиданности. Но Россия его любит, Путин – это Россия. Это извечное стремление русского народа, в большинстве своем рабской, твердой руки, империи. Он все это воплощает. Он не просто так появился, и не просто так его любят. Не 86%, но большинство точно. Он поднял Россию с колен, по словам многих россиян. Он олицетворение сильного лидера, который уверенной рукой ведет Россию в жопу. Но россияне считают, что он ведет их к светлому будущему. И они ошибаются уже много веков и продолжают ошибаться.

То есть Путин – тот президент, которого Россия заслуживает на данный момент?

Да, это олицетворение России, это часть России, это символ России.

А Порошенко – это тот президент, которого мы заслуживаем?

Я считаю, что Украина заслуживает другого президента.

А будет этот другой?

Так, когда-нибудь будет, а может, и не будет. Кто его знает, что будет. А может, президент будет формальной фигурой, а все будет решать парламент. Я считаю, что на том этапе Порошенко был хороший, но прошло три с половиной года, надо что-то делать. Нужны быстрые реформы, а мы теряем время.

Вы очень любите футбол. И я знаю, что в прошлом году вы играли против ветеранов “Динамо”. Вот скажите, что вы сейчас думаете о украинский футбол?

Я думаю, что в стране, где плохо со всем, не может быть хорошего футбола. Когда будет экономика, тогда будет и футбол. А если ее нет, то почему должен быть футбол. В хорошей, с экономической точки зрения, Испании, Британии или Германии и футбол хороший. А если ты из Зимбабве, то даже если у тебя есть хорошие футболисты, то систему ты не наладишь. Я не говорю, что мы Зимбабве, но и хорошего футбола у нас тоже не будет. Хотя футболисты есть.

За кого вы болеете?

Я всю свою сознательную жизнь болею за киевское “Динамо”. И поскольку я человек верный, я буду болеть за них, даже когда они будут плохо играть.

Есть ли у вас какое-то хобби? Чем вы снимаете стресс?

Вся моя жизнь – хобби. Я в журналистике, как бы и работаю, но как бы и отдыхаю. Спорт, театр, кино. Книжки читать некогда. Читаю свои, пока пишу их.

Какие фильмы смотрите или сериалы?

Сериалы не получается смотреть, потому что они длинные. Хотя посмотрел “Оттепель” недавно. Посмотрел фильм “Родина”. Мне очень понравился российский фильм “Дурак”.

А украинское кино смотрите?

К сожалению, нет. Я бы и хотел посмотреть, но и времени нет, и оно так не идет. Перед сном так смотришь, если зацепишься, то смотришь.

Уже традиционный вопрос. Через пять лет каким вы себя видите, свою жизнь и Украину в целом?

Невозможно загадывать. Это будут просто неподкрепленные ничем фантазии. Потому, что у нас все так быстро течет и меняется, что ты понимаешь: от тебя ничего не зависит. Так, вода камень точит, может, до кого-то доходит, но коллективная тупость насколько велика, коллективное скотство наверху нашей страны, что одинокий голос в пустыне ничего не дает. И ты понимаешь, что ты пытаешься сдвинуть огромный камень с места, но его держит огромное количество рук.

И поэтому, как сказано “Я стою у дверей вашего сердца и стучу”. И я не верю, что даже двери откроются. В данном случае я пессимист. Ни правящий класс, ни население не дает повода для оптимизма. Оно тоже одурманене, забитое, живет сегодняшним днем, не патриотическое, безразлично к своей стране.

Думаете, опять будут голосовать за гречку?

Я уверен в этом. За гречку, за 200-300-500 грн, конечно.

И больше Майдан не поможет?

Ну если дважды не помогло. Если будет еще один Майдан, то я пас. Потому, что снова стоят одни, убивают других, а во власть приходят третьи и начинают воровать. В чем смысл тогда?

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"В управлении государством главное – соблюдать все формальности, а на мораль можно и не обращать внимания. "

© Марк Твен

Крым – не “колыбель православия” и не “духовный исток” России

Лентяи Верховной Рады побили новый рекорд

Ради чего Венгрия устроила скандал: цифры ошеломляют

Порошенко приїхав на передову. І знову сталося диво

Конфликт Тимошенко и Ляшко получил новый нецензурный поворот

Муженко сказал, когда армию подтянут до стандартов НАТО

СМИ: Харьковский депутат Мусеев женится на трансгендере?

ЗМІ: Харківський депутат Мусєєв одружується з трансгендером?

Белоснежку отправили в гнома: на Донбассе утилизировали жену Гиви

Навіщо Волкер їде до України перед зустріччю з Сурковим

Огонь в ответ: ВСУ сполна отплатили наемникам Путина

Суперечності конституційного процесу в Україні

Под Киевом продают российские военные машинки

Главное за ночь: избиение депутата и переворот в харьковской трагедии

Путін наближається до фіналу казки про “Золоту рибку”

Морозы и дожди захватят почти всю Украину, но кому-то повезет больше

Задержание иностранной журналистки: стали известны интересные детали

Во что боевики превратили ж/д вокзал Луганска, жуткие кадры

Греко-католики оказывали православным, капеллан бил кулаками

Главное за ночь: чудовищная атака тайфуна-убийцы и расправа над АТОшником