USD25.4904

Гонтарева: Приват должен выполнять те же правила, что и все банки

Глава НБУ: о размере дыры в системе, санкциях против росбанков, судьбе украинских госбанков, валютном курсе, ликвидации черного рынка и залогах Жеваго.

Сегодня ночью (интервью записано 25 декабря) Верховная Рада приняла изменения в Налоговый кодекс и бюджет-2016. Оба архиважных для экономики документа принимались с колес, вносились правки с голоса. У Национального банка есть претензии к принятым сегодня законам?

Мы очень рады, что страна уйдет в новый год с принятым бюджетом.

Я вам честно скажу, что принятый в финале бюджет мы еще не видели (интервью записывалось 25 декабря – ред). Но мы полностью поддерживали бюджет, который подавало Министерство финансов – он был реалистичный и сбалансированный.

С точки зрения нашей монетарной политики те изменения, которые были с голоса внесены в бюджет, не должны представлять большой опасности.

Бюджет построен на реалистичной базе, при его составлении использованы реалистичные макропараметры, которые находятся в программе МВФ. У нас последний прогноз примерно такой же –  12% инфляция и рост реального ВВП 2,4%. Правда в конце января будет пересмотр показателей и, к сожалению, прогноз роста ВВП, скорее всего, будет понижен. Это связано с тем, что цены на все сырьевые продукты продолжают снижаться, и это сильно влияет на наш ВВП.

Бюджет принят, очередная почти налоговая реформа утверждена. Когда можно ждать третий транш МВФ?

Если бы все было сделано вовремя, то третий транш мы получили бы еще, как и планировалось, в конце октября. А в конце декабря мы получили бы уже четвертый транш. И выполнили бы амбициозный план увеличения резервов до конца года до $18 млрд.

Конечно, хорошо, что с февраля в 2,5 раза увеличили резервы и сейчас достигли $13,3 млрд. Но мне не нравится, что мы сбились с плана. Любое отклонение от плана – это тормоз во внедрении реформ.

А когда в Украину может зайти сумма третьего транша?

Совет директоров МВФ не может заседать раньше, чем через две недели после того, как миссия Фонда подтвердит выполнение условий. Если быть оптимистами и считать, что до конца года миссия подтверждает, – значит, середина января – это самый ранний срок, когда может быть заседание директоров, на котором утвердят третий транш.

Любое отклонение от плана – это тормоз во внедрении реформ 

США ввели санкции против украинских дочек российских госбанков. Как это может на них отразиться и как повлияет на банковскую систему? И планирует ли НБУ что-то делать в связи с этим?

Что касается влияния санкций, основное ограничение – привлекать ресурсы с международных рынков. Но эти банки никогда не пользовались международными рынками. Они всегда брали деньги у материнской компании.

За этими банками у нас еще с 2014 года усиленный мониторинг, в них работают кураторы. Но к их операционной деятельности у нас нет претензий.

На сегодняшний день мы не можем пожаловаться на то, что эти банки каким-то образом делали что-то такое, что у нас бы вызывало тревогу. Но наши кураторы все еще находятся там. Мы держим руку на пульсе.

Мы понимаем, что вопрос введения санкций со стороны Украины – это ответственность СНБО. Санкции против российских банков есть на повестке дня?

На сегодняшний день НБУ свою риторику не поменял. Это банки с российским капиталом, но это украинские банки, в которых находятся деньги наших граждан, кредиты, выданные нашим компаниям, и текущие счета наших юридических и физических лиц. Наших, да. Они лидеры по докапитализации. ВТБ Банк досрочно выполнил рекапитализацию на 14,5 млрд грн. Я могу вам сказать, что буквально на днях Сбербанк России досрочно увеличил капитал на 4,8 млрд грн.

Я бы очень хотела, чтобы все украинские акционеры так же активно и досрочно докапитализировали свои банки.

О стресс-тестах

Недавно вы объявили, что закончили стресс-тесты двадцатки крупнейших банков. Но НБУ даже не намекнул о результатах тестирования. Можете рассказать подробности?

Стресс-тесты все закончены, все материалы направлены в банки, чтобы они изучили и составили планы докапитализации. Я уже говорила, что мы договорились с МВФ на беспрецедентных условиях: реальный капитал украинской банковской системы на конец года может быть равен нулю, осенью следующего года он должен достичь 5%, а в течение следующих трех лет выйти на нормальный показатель – 10%.

Как раз вчера мы издали постановление, которое немного сдвигает сроки разработки и утверждения планов рекапитализации банков. Для первой десятки срок продлен до конца января, а для второй десятки банков – до первого апреля. Это согласовано с МВФ. 

Как проходило стресс-тестирование?

Я это называю “рассмотрение банков в 3D-формате”.

Сначала инспекционная проверка приезжала в банк и смотрела непосредственно документы, кредитные портфели. После этого уже проводилось стресс-тестирование. Мы делали так, что практически любой большой кредит обязательно подпадал индивидуально под увеличительное стекло. И третье – это определение реального круга связанных лиц и реальной доли инсайдерских кредитов. У нас даже создано специальное управление по работе со связанными лицами.

И все же, если говорить о результатах стресс-тестов, в каком состоянии 20 крупнейших банков?

К моему удивлению, некоторые банки уже выполнили программу докапитализации, которую могли растянуть на три года. Несколько банков с иностранным капиталом, даже после таких потрясений, не требовали дорезервирования и докапитализации, настолько осторожные подходы к кредитованию у них были.

Многим из двадцати банков не требуется докапитализация?

Немногим. Но то, что в системе полностью здоровые банки есть, – это очень радует.

А какая общая сумма докапитализации 20 крупнейших банков?

Будет неправильно, если мы ее озвучим. Во-первых, программа рассчитана на три года, и сумма, которую должны довнести банки, растянута на все это время. Если ее назвать целиком сейчас – это может быть неадекватно воспринято рынком. Я думаю, что когда мы согласуем планы по докапитализации, мы будем озвучивать годовые суммы.

То, что в системе полностью здоровые банки есть, – это радует 

Во-вторых, речь может идти не только о докапитализации. Например, если владельцы банка гасят инсайдерские кредиты, то уже и капитал увеличивать надо на меньшую сумму.

О ПриватБанке

Очевидно, что в системе, где крупнейший банк занимает почти 20%, во многом цифра, характеризующая дыру в системе, зависит от состояния дел в этом банке. А владельцы и топ-менеджеры Привата, мягко говоря, запутали общественность своими комментариями. Пару месяцев назад предправления Александр Дубилет публично заявил, что не согласен с оценкой НБУ в 8 млрд грн. А акционер банка Игорь Коломойский называл совсем другие цифры. Так сколько капитала не хватает ПриватБанку?

Банк полностью выполнил программу, которая была ему предписана стресс-тестом 2014 года и увеличил капитал. 

Вы знаете, что 35 крупнейших банков, на которые приходилось 85% банковской системы, должны были к 1 июля выполнить предыдущую программу (докапитализация 66 млрд грн. – Ред.). А предыдущий стресс-тест учитывал проблемы банков на конец 2013 года, когда еще был Крым, курс был, как вы помните, 8 грн/$, на Донбассе работали заводы.

Следующий стресс-тест проводился уже по результатам 2014 и первого квартала 2015-го. Я уверена, что в нашей стране хуже года, чем 2014-й, не было со времен Второй мировой войны. И вот уже этот год попал и отображен в последнем стресс-тесте.

Хорошо. Но есть Коломойский, который в своем последнем и очень скандальном интервью для журнала Politico говорит о дыре по результатам последнего стресс-теста. По его словам, вы сначала заявили ему о “дыре” Привата в 128 млрд грн, а потом – о “дыре” в 15 млрд грн.

Я узнала об этом интервью, когда была в Варшаве, на ужине с главой Центробанка Польши господином Белкой. Я ездила туда для подписания валютного свопа на суму 4 млрд злотых.

Читайте также:

Украинцам пообещали рост зарплаты на треть

Ну, что вам сказать по поводу этого интервью? Английский язык такой богатый… Мне кажется, по-русски (а Коломойский, наверное, говорил по-русски) это звучало бы не так колоритно. А по сути там комментировать нечего. (Речь идет о тексте, в котором Коломойский в не цензурных выражениях отзывается о топ-политиках и высшем руководстве страны – ред.)

Чтобы завершить тему с Приватом: есть ли условная дорожная карта, согласованность действий с топ-менеджментом, владельцами по докапитализации банка и решению проблем с инсайдерскими кредитами?

Наша методология стресс-тестов ни для кого не отличается: ни для Коломойского, ни для Пинчука, ни для Райффайзена, ни для ВТБ, потому что они соответствуют единственным возможным принципам нормального цивилизованного банкинга. У банка должны быть активы, должен быть капитал, должна быть ликвидность. Это прописные истины, они для всех одинаковы.

У банка Коломойского такая же программа, как и у других. И он должен выполнять те же правила и нормативы, что и все банки. Когда я говорю об инсайдерском кредитовании, вы же понимаете, что я не имею в виду Райффайзен или ВТБ Банк, ведь они не кредитуют своих “мам”.

Наша методология стресс-тестов ни для кого не отличается: ни для Коломойского, ни для Пинчука, ни для Райффайзена

О госбанках

Государственные банки занимают все большую долю и имеют все большее влияние в системе. При этом не совсем понятно, что в них происходит: очень закрытые структуры. Что с ними делать?

Мы много времени (больше чем полгода) потратили на разработку стратегии государственных банков. Мы хотим пригласить к ним в капитал ЕБРР, IFC. Но не потому, что госбанкам нужны деньги. А потому что нам нужна правильная стратегия и правильное корпоративное управление.

В чем проблема госбанков? Если сейчас посмотреть на их балансы, вы увидите историю Украины за последние 20 лет. Там все “клюевы”. Кстати, именно кредиты Клюева – самая большая проблема, а не кредитование госкомпаний.

На сегодня стратегия выработана. Корпоративное управление будет изменено.

То есть, стратегия уже есть. Когда она будет утверждена, в чем ее суть?

Она нами с Минфином разрабатывалась совместно. Мы привлекали к ее разработке Мировой банк, ЕБРР и МВФ. На совете финансовой стабильности мы презентовали нашу концепцию.

Когда я говорю об инсайдерском кредитовании, вы же понимаете, что я не имею ввиду Райффайзен или ВТБ Банк

Опишите широкими мазками, в чем суть стратегии.

Системных госбанков у нас два: это Ощадный банк и Укрэксимбанк. И если совершенно очевидно, какова стратегия Укрэксимбанка – это экспортно-импортные операции государства и украинского бизнеса, то стратегия Ощадного банка… В мире очень мало успешных примеров государственных сберегательных банков. Мы хотим из Ощадного банка сделать розничный банк. Это значит, и депозиты населения там должны быть, и розничные кредиты, и мелкий и средний бизнес, а не концентрация больших рисков на госмонополиях.

При оптимистическом сценарии, когда в капитал госбанков могут зайти ЕБРР, IFC: 2016 год?

Мы верим, что это надо делать, и как можно быстрее. Особенно если мы хотим сделать эти банки публично торгуемыми и довести долю государства до 50% на горизонте 2020 года. ЕБРР и IFC обычно покупают 20-25%. Дальше нужно сделать корпоративное управление и стратегию, подготовить банки, провести IPO. Также я уверена, что государство должно радикально сокращать свою долю в капитале банков. Не задача государства – быть на первых ролях в финансовом секторе. В коммунистическом Китае один крупный банк принадлежит государству – и то уже, по-моему, на 50%. В Польше у государства в капитале их бывшего госбанка всего 33%. В Чехии, например, нет ни одного. Даже в России доля государства в Сбербанке России 50%, и они хотят довести госучастие до 25%.

Читайте также:

Недвижимость в Украине продолжает дешеветь

Если честно, я не уверен, что стоит поднимать такую чувствительную тему, как госгарантия на депозиты населения в Ощадбанке…

Я уверена, что стоит. Почему нет?

В балансах госбанков вся история Украины. Все “клюевы”

Я не знаю. Давайте у главы Ощадбанка Андрея Пышного спросим: он публично ругается с журналистами, которые пишут, что гарантия может быть отменена…

Я тоже не знаю, зачем …

Но давайте ответим честно на один вопрос: мы какую страну строим – европейскую? Мы идем в Европу? Если да, то давайте перенимать лучшие мировые практики, а не сворачивать с европейского пути, как только по-европейски надо делать что-то самому.

Попытайтесь найти развитую страну, в которой бы один банк не был участником Фонда гарантирования, но его депозиты были бы под 100% гарантией государства. Вы такого просто нигде не найдете. А знаете почему? В этой гарантии нет смысла. Очевидно же, что государственные системные банки будут докапитализированы государством и никогда не уйдут в банкротство. Я хочу это подчеркнуть, чтобы никто даже не сомневался.

Но я уверена, что Ощадбанк должен быть членом Фонда гарантирования, платить туда взносы и работать в равных конкурентных условиях. Можно сказать, что банку с акционером повезло, потому что такой акционер, как государство, очень легко дает ему капитал. В прошлом году Ощадный банк докапитализировали на 12,5 млрд грн. Кто еще может так легко получить деньги?

Вы же понимаете, что вхождение в капитал Ощадбанка ЕБРР или IFC и госгарантия на выплату 100% суммы вкладов несовместимы.

Государственные системные банки – это оплот банковской системы нашей страны. И у нас должна быть хорошая стратегия выхода и интеграции в европейский рынок. Но вся эта программа развития государственных банков рассчитана до 2020 года, поэтому это вообще не вопрос сегодняшнего дня.

Ощадбанк должен быть членом Фонда гарантирования, платить туда взносы и работать в равных конкурентных условиях

Об очистке банковской системы

Вы говорите: давайте принимать правильные законы. Но этого мало. НБУ написал и пролоббировал принятие отличного закона “О персональной ответственности банкиров…” После его принятия лопнуло больше десяти банков. А кто-то из банкиров не то что сидит, но хоть на допросы ходит?

Это очень хороший вопрос, и то, что у вас есть повод его задавать, меня очень сильно расстраивает. Я вам скажу больше. Для привлечения многих банкиров к ответственности не нужен был тот закон. Как происходит вывод банка в Фонд гарантирования? Документируются все правонарушения и все это передается в правоохранительные органы. Там есть с чем работать. Например, недавно был выведен банк Велес. Что мы там нашли – вы даже представить не можете. Липовые печати, липовые договоры, поддельные подписи, поддельные решения судов. Правоохранительным органам ничего не надо делать. Переведите на свой процессуальный язык наши документы – и открывайте дело.

Ваше мнение: бездействие силовиков – это больше вопрос непрофессионализма или откровенной коррупции?

О непрофессионализме можно было бы говорить, если бы там были сложные схемы. Но есть же элементарные операции, когда видно мошенничество невооруженным глазом. Например, банк пишет в своей отчетности, что у него есть корсчет, на котором $234 млн, а его вообще никогда в природе не было! Или другой банк уверяет, что в кассе у него 300 млн грн. Мы приезжаем с проверкой – а там ноль. Ну, вот банк “Велес”? Все поддельные печати и подписи. Это чистой воды мошенничество. Это даже не злоупотребление финансового характера, для которого нам нужен был отдельный закон. Это неприкрытое мошенничество.

Кто этими делами должен заниматься – прокуратура, МВД, СБУ?

Мы уже подаем заявления во все органы, однако больше это прерогатива МВД. Но есть еще проблема судов, когда почти каждый проблемный банк оспаривает решение по выведению с рынка. У него ничего нет: не то что капитала – у них денег на корсчетах ни копейки нет, а они оспаривают! И суды становятся на их сторону. Вы посмотрите список судов, которые оспаривают решения Национального банка. Там десятки дел.

Читайте также:

Субсидии по-новому: экономные украинцы остались ни с чем

Также заявлялось, что к концу года вы будете знать собственников всех банков. До конца года осталось недолго. Владельцев каких банков вы еще не знаете?

На сегодняшний день осталось, по-моему, семь банков, где владельцы не озвучены.

Такая ситуация складывается из-за того, что владельцы делают все, чтобы скрыть свое право владения. Поэтому, скорее всего, эти семь банков попадут в зону проблемных, у которых не раскрыты собственники. А дальше, если не принесут документы в отведенное время, то будут выведены с рынка.

На сегодняшний день осталось, по-моему, семь банков, где владельцы не озвучены 

Этой осенью появилась система разделения банков на кластеры. Банкиры жалуются, говорят, что это создает репутационные риски. Зачем понадобилась дополнительная классификация?

В большей степени чтобы сделать более эффективным банковский надзор. Когда у вас есть банки с западным капиталом, которым, несмотря на такие потрясения, не нужна докапитализация, – это хороший пример лучшего корпоративного управления. Кластер с такими банками можно выделить – НБУ не надо вводить туда кураторов, следить 24/7 за каждой их операцией, отслеживать перемены акционеров.

Очевидно, что госбанки – это совершенно другой кластер, совершенно другие проблемы, нужна новая стратегия.

Есть мелкие и средние: 92 банка – это меньше 10% системы. А 85 банков – вообще 5% системы. Из них, например, у 15 банков ничего нет: они не работают, у них нет операций. Но у банка, у которого нет операций, хотя бы должен быть капитал и корсчет, правда? Но и этого нет, есть только лицензия.

Или схемные банки, которые, скажем, через кассы не проводят ни одной операции, потому что их заметит финмониторинг и послезавтра их выведут с рынка.

Согласитесь, что за такими банками надо чуть пристальнее смотреть, чем за ING и Citi.

Что такое кластер кэптивных банков?

Это не плохие банки. Это финучреждения, где большая часть активов и пассивов принадлежит одной бизнес-семье. Обычная для Украины история – своими же деньгами выдавать себе же кредиты. Но мы-то строим нормальную банковскую систему и запрещаем инсайдерское кредитование.

Значит, у таких банков пропадает бизнес-модель. К тому же надо увеличивать капитал до 500 миллионов. Зачем бизнес-группе, которая не может больше кредитоваться в своем банке, нести 500 миллионов и держать их на корсчету? Поэтому мы выделили эти банки в кластер, а также собрали их владельцев и сказали: подумайте, мы для вас сделали очень легкую процедуру – вы можете самоликвидироваться, а можете консолидироваться, объединятся и придумывать своим банкам новую бизнес-модель. По нашим расчетам, большинство таких банков могут выжить.

Недавно НБУ не согласовал продажу Неос Банка (продавал Альфа Банк Украина) структурам Леонида Юрушева. Почему?

Каждого акционера, который приходит ко мне с предложением купить банк, я спрашиваю: а зачем вам банк? И если я слышу: “А просто хочу банк”, я говорю: “Время, когда вам по статусу было положено иметь яхту, квартиру в Лондоне, футбольный клуб и банк, прошло. Теперь надо хотеть банк, потому что у него будет какая-то стратегия, рабочая бизнес-модель”. Владелец должен понимать, чем его банк будет заниматься.

О валюте

На наличном рынке за октябрь-ноябрь гривня подешевела на 13%. Какие основные факторы?

Наблюдалась турбулентность на межбанковском валютном рынке. Вдобавок на курс влияло снижение цен на ключевые сырьевые товары украинского экспорта и усиление девальвации валют отдельных торговых партнеров Украины в октябре-ноябре.

Но хочу отметить, что перекосы на межбанке были временами не только в сторону спроса, но и в сторону предложения. Например, в сентябре и начале октября, когда усиливался приток валютной выручки от аграриев, нам удалось купить более $400 млн у банков для пополнения резервов. И сейчас недостатка в валюте в стране нет. Вчера, например, мы купили $50 млн, а банки хотели продать больше. Это говорит о том, что на рынке было избыточное предложение.

Урожай пошел, платежный баланс положительный, а на табло обменников было 22, а стало 25….

Проблема в том, что если на межбанке мы видим колебания курса в обе стороны под воздействием этих факторов, то наличный рынок реагирует менее гибко на них.

На наличном рынке присутствуют не только банки. Мы хотели вообще избавиться от небанковских обменных пунктов, но, к сожалению, это сделать нельзя, пока действует декрет о валютном регулировании. Поэтому мы будем увеличивать требования к финансовым компаниям, у которых есть лицензия на торговлю валютой. Чтобы убрать монополию с рынка, мы выдали лицензии всем, кто подавался. Но мы их предупредили, что требования будут очень сильно повышены – и по техническим требованиям, и по капиталу, и по прозрачности собственников, чтобы всем было понятно, что этот рынок мы будем очищать.

Но я прекрасно отдаю себе отчет, что окончательно победить черный рынок мы сможем, когда снимем все валютные ограничения.

окончательно победить черный рынок мы сможем, когда снимем все валютные ограничения

А у НБУ есть понимание объемов, соотношения спроса и предложения? Субъективно кажется, что валютой торгует вся страна. Я еду на работу от площади Победы до метро Берестейская, и на этих 4-х километрах находится 12 обменников…

Мы недавно ездили в Центробанк Чехии, и в самом центре Праги нашли ларек, где комиссия за обмен была 20%. Конечно, это было написано мизерными буквами. Я даже спросила у сотрудников Центробанка Чехии: “Как у вас такое возможно? В Европе? С инфляцией меньше 2%?” То есть, черный рынок даже они еще не до конца победили. Но я верю, что мы победим.

Мы хорошо понимаем, что валютные ограничения и создают почву для развития черного и серого рынка, который частично искажает наличный валютный рынок. На сегодня у нас наличный курс уже административно не регулируется. И это первый шаг к свободному курсообразованию.

Нам надо убирать валютные ограничения, чтобы убрать предпосылки для существования теневого рынка. У нас есть согласованная с МВФ дорожная карта по снятию административных ограничений.

И когда могут быть убраны валютные ограничения?

Когда мы их вводили, мы расписали с МВФ, как мы из них будем выходить. Но этот план исходит не из временных сроков, а из выполнения определенных условий: достигаем того-то, делаем то-то. Например, когда мы увеличили лимит по снятию денег в кассе со 150 000 грн до 300 000 грн, что это было? Мы закончили реструктуризацию внешних долгов. Если бы Украина не сделала все, чтобы отложить третий транш с октября на январь, то, мы бы сняли ряд ограничений.

Владелец банка Финансы и Кредит Константин Жеваго за кредит рефинансирования дал персональную гарантию и отдал в залог часть акций Ferrexpo и Белоцерковскую ТЭЦ. Что будете с ними делать?

Акции Ferrexpo никогда не были в залоге НБУ. Белоцерковская ТЭЦ была.

По моему мнению, человек, у которого есть персональная гарантия, отвечает всеми своими активами. Активы Ferrexpo у него как минимум записаны во всех его официальных декларациях, поэтому я считаю, что он должен отвечать всеми своими активами. Но существующая персональная гарантия Жеваго, как физического лица, распространяется на все его активы.

Это будет какой-то прецедент, когда вы будете стараться взыскать по персональной гарантии?

Мы будем стараться забрать все возможные активы для погашения того кредита, под который была выдана эта персональная гарантия. А заложена у нас Белоцерковская ТЭЦ – как целый имущественный комплекс.

Ее надо перепродавать?

Более того, у нас много есть интересных залогов. На все крупнейшие залоги я прошу сделать полную прозрачную процедуру торгов и тендеров. Мы планируем опубликовать на сайте информацию обо всем заложенном имуществе. К сожалению, мы не всегда имеем право сами что-то продавать. В одних случаях это делают судебные исполнители, в других – Фонд гарантирования на единой электронной платформе, чтобы не разбрасывать на какое-то количество непонятных бирж.

О достижениях

Последний вопрос. Выделите два основных успеха и два провала главы Центробанка в 2015-м.

Достижений, как вы видели, очень много. Это и очистка банковской системы, и стабилизация макроэкономической ситуации, и новая монетарная политика, и трансформация НБУ.

Что вам ближе всего?

Мы сделали почти все, что планировали. Мне близка очистка банковской системы. Мы вывели с рынка с начала 2014 года 63 банка, из низ 33 банков ушло в этом году. Нам удалось раскрыть собственников большинства банков и усилить ответственность акционеров и менеджмента за доведения банков до банкротства. Также мы видим результат реформы Национального банка – изменена структура, пересмотрены функции. В результате на 55% сократили персонал, с 12 000 до 5 600.

Что расстраивает? К сожалению, как нельзя “построить коммунизм в отдельно взятой стране”, так нельзя реформировать отдельно взятый банковский сектор. Нам нужны реальные реформы всего остального – всей экономики страны, всей судебной системы и правоохранительных органов.

Я шучу, что меня точно возьмут работать в ФБР. Я отлично научилась распутывать офшорные схемы, находить контрабанду и липовый экспорт. Но это все можно разве что с сожалением сказать, потому что каждый должен заниматься своей работой.

А еще грустно и плохо, что Александр Владимирович Писарук нас покидает. 

А не как главе НБУ, а как человеку, что удалось/не удалось сделать в 2015-м? Если у вас, конечно, было время.

Очень правильное замечание: “Если у вас еще было время”. Начиная со второй половины года, мне удалось спать не пять часов, а шесть-семь. Я уже в отпуске была, и у меня уже есть выходные. Говорят, что я даже лучше стала выглядеть.

Это правда.

Борис Давиденко
Татьяна Писаная

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Власть чаще переходит из рук в руки, чем от головы к голове."

Тимошенко проводит отпуск в компании одиозных регионалов

Друг и партнер Порошенко прикупил Запорожский титано-магниевый комбинат за 1 доллар

Жизнь в “ЛНР”. Заложники войны

Сторонник «диеты» для украинцев Рева нашел себе «аппетитного» зама (фото)

Нас отдали в пожизненное тарифное рабство Ахметова?

Эпоха Путина заканчивается

Смертельное ДТП: Геращенко рассказал, что грозит Дыминскому

Геращенко рассказал, что грозит Дыминскому

Вкус насилия

Министра иностанных дел Германии призывают к ответу за ужин с Путиным

Начальник Генштаба заявил о «диверсии»

Коли відповідальність перекладають на жертву

Моя страна не способна интегрироваться в европейский мир – белорус

Что бывает с теми, кто пытается организовать референдум в России. ВИДЕО

Вывоз угля из ОРДЛО: как Украина может наказать злоумышленников

Глава Пентагона посетит Украину с официальным визитом ко Дню независимости

Стало известно, как Путин захватит Беларусь

Дохла корова в Кремлі: чому Росія – це надовго

Журналист: Ситуацию на Донбассе опять пустили на самотек

Відкриття реєстру власників українських компаній: проблеми і користь