USD26.6476

Не получили, а завоевали. Как Украина боролась за свою независимость

Есть расхожее выражение: мол, в августе 1991 года Украина «получила независимость». Всегда спорю, когда слышу такую формулировку. Категорически не согласен. Объясню почему.

«Получила» – пассивное и нечестное в данном контексте слово. Посудите сами. С июля 1988 года, когда Вячеслав Чорновил, Михайло и Богдан Горыни провели первый массовый митинг у памятника Ивану Франко во Львове, и до августа 1991-го в Украине произошло несколько тысяч массовых акций. В них приняли участие миллионы людей. Достаточно вспомнить живой Ланцюг злуки или первую манифестацию греко-католической церкви в 50-летний юбилей пакта Молотова – Риббентропа.

Да, миллионы. Но мы об этом не знаем. В лучшем случае вспомним студенческую Революцию на граните. Но забудем многотысячные митинги донецких шахтёров за изъятие статьи 6 Конституции СССР, которая определяла подчинённость государства Коммунистической партии. Тогда не было интернета. А что было? Полтора телеканала, проводное радио и газеты, поступающие в областные центры на второй-третий день. Поэтому мы и не знаем о тысячах больших и малых событий, которые сотрясали соседние города или даже улицы. А мы о них даже не слышали. А ведь каждое на сантиметры или миллиметры расширяло границы дозволенного, формировало привычку не оглядываться на власть и навязывать ей свою повестку дня.

В следующий факт трудно поверить, но стоит попробовать. За два года до независимости в Украине вышли около полутора тысяч независимых газет и журналов! Ещё раз – полторы тысячи изданий, на которые нельзя было подписаться и которые нельзя было купить в киосках. Так как печатались они не в типографиях, которые контролировались компартией и доступа в которые любым неформалам и оппозиционерам не было, а в условиях фактического подполья, часто – в республиках Балтии, как правило в Литве. Тысячи курьеров с рюкзаками на плечах и старенькие жигули выполняли функцию распространения информации ничуть не хуже, чем официозная сеть «Союзпечать». Тиражи отдельных изданий, таких как киевский «Голос відродження», львовский «Поступ», московское «Свободное слово» или рижская «Атмода», исчислялись десятками тысячами экземпляров. Именно они, да ещё отдельные передачи телевидения вроде московского «Взгляда» и киевской «Молодіжної студії «Гарт», вправляли мозги тогдашним искателям ветерка перемен.

Читайте также:

РФ повышает ставки в попытке “легализации” аннексии Крыма

Следующий аргумент. В России это практически не работало, а у нас важным источником пассионарности была память о неимоверных жертвах во время тоталитарных экспериментов ХХ века. Раскопки жертв сталинского террора в Демьяновом Лазу недалеко от Ивано-Франковска или в сосновом бору села Быковня под Киевом привели к резкому росту антикоммунистических настроений. И даже в традиционном «красном поясе» начала 90-х – на Харьковщине, Донетчине, Черниговщине – без особых проблем побеждали кандидаты-некоммунисты и даже антикоммунисты.

Читайте также:

Страна, в которой никто ни за что не отвечает

Ну и не будем забывать казус Чернобыля. После катастрофы собственно и начался обвал доверия к власти. И потеря страха перед парткомами и КГБ. Боязнь того, что невидимый «мирный атом» убъёт твоего ребёнка, оказалась сильнее привычки слушаться и повиноваться. И молчать, когда не спрашивают. А не спрашивали всегда.

1 августа 1991 года в Киев впервые приезжал президент США Джордж Буш и выступал в зале Верховной Рады. Историческое событие.

Ох, как нуждалась республика, без пяти минут независимая держава, в словах поддержки от свободного мира. А на самом деле вышел пшик, провал, названный влиятельным американским журналистом Вильямом Сафиром Chicken Kiev speech. Наше движение к независимости глава Белого дома назвал «суицидальным национализмом». В такие моменты хочется посмотреть на бесчисленных высоко-, по логике, образованных советников и спичрайтеров – чем они думали, когда писали эту белиберду. Неужели было неочевидно, что не существует возможности остановить центробежные силы, разрывающие дряхлый Советский Союз.

Тем, кто жил в Украине, это было очевидно. И Леониду Кравчуку, и Александру Морозу, и футболистам киевского «Динамо», и кооператорам, и членам Товарищества украинского языка, и крымскотатарским активистам. Поэтому не получила Украина свою независимость, а «выборола». Кровью Василя Стуса и идеализмом студентов, участников первого в отечественной истории Майдана. И это не забывается.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (2)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"У нас начинается тяжелый период жизни: парламентские, затем еще страшнее - президентские выборы"

© А.Лукашенко

Первая кровь переворота “ЛНВ”: зеленые человечки расстреляли скорую

Самый «гуманный» в мире: как украинский суд помог «леснику» Януковича

Тот самый момент, когда почти 4 года войны ничему Украину не научили

Переворот в “ЛНР”: стало известно о серьезной опасности для Украины

Соратнику Януковича подорвали квартиру, людей эвакуируют

Гра престолів у “ЛНР”. Що стало причиною військового перевороту

Кошмар наяву, или искусные водители? Вся правда о женщинах за рулем

Появилось видео побега военного из КНДР в Южную Корею

Госпіталізація Холодницького: що сталося насправді

Вибравши імітацію реформ, ми відкинули країну в часи розвиненого кучмізму – журналіст

Слишком умным украинцам запретят ездить в Европу

Шпионский скандал: кто и зачем пытается поссорить Украину и Беларусь

Евросоюз ужесточает порядок въезда в Шенгенскую зону

Украина резко поднялась в престижном мировом рейтинге

На Банковой дали «зеленый свет» важнейшему закону: что надо знать

Мы научились мобилизовываться ради Войны. Но еще не умеем мобилизовываться, чтобы добывать Победу

Красота как стиль жизни: впечатляющая история успеха

Не взятка: САП резко изменила претензии к НАПК

Кремль передал боевикам новейшее вооружение

Холодницкого срочно госпитализировали: все подробности — СМИ