USD25.5456

Новогодний разговор: нужно ли выполнять минские соглашения, – Портников

Возвращение Донбасса и Крыма является не целью, а одним из следствий минского процесса. Цель – крах агрессора

Накануне Нового года президенты Украины, Франции и России и федеральный канцлер Германии провели телефонный разговор, который можно считать символическим.

Дело в том, что 31 декабря 2015 года минские соглашения должны были бы быть уже выполнены, российские войска и их наёмники – выведены с территории оккупированных районов Донецкой и Луганской областей, местные выборы – проведены, новые органы власти – сформированы, временный порядок особого управления отдельными районами – задействован, контроль над участком российско-украинской границы, который сейчас фактически с обеих стороны находится в распоряжении путинских пограничников – возвращён Украине. Но на самом деле не произошло ничего из того, о чем договаривались в Минске в уходящем году, кроме разве что прекращения интенсивных боевых действий – потому что даже о полном прекращении огня по всей линии соприкосновения сторон говорить пока что не приходится. А значит – какой вывод российских войск, какие местные выборы и какое возвращение контроля над границей?

Поэтому единственное, о чем действительно могли договариваться руководители Франции, Германии, Украины и России – так это о пролонгации действия минских соглашений на следующий год. На самом деле это то, в чем заинтересованы все стороны. Украина – в первую очередь. Что бы ни говорили некоторые наблюдатели о том, что лучшим выходом было бы заявить о провале минских соглашений и необходимости “наказать” агрессора – подобное развитие событий остаётся исключительно теоретическим. Потому что односторонний выход Украины из минских соглашений вновь ликвидирует правовое поле сдерживания конфликта и позволяет России усиливать провокационную деятельность, не опасаясь последствий ответственности за содеянное. Желания дополнительно “наказывать” Россию за конфликт в Донбассе у Запада не намечается – прежде всего потому, что формула “санкции в обмен на выполнение минских соглашений” выглядит оптимальной – и работает. То есть, Западу удалось применить по отношению к Путину политику сдерживания, которая будет эффективной только в случае отсутствия эскалации конфликта.

Читайте также:

Новости Крымнаша. Предателям сутки на сборы и гнать за переправу, — блогер

Почему пролонгация минских соглашений выгодна Владимиру Путину, тоже очевидно. Российский президент – как бы он там ни хорохорился – не заинтересован в усилении санкций против своей страны. Тем более на фоне падения нефтяных цен и фактической самоликвидации российской национальной валюты и экономики. Но и окончательно терять контроль над оккупированными районами Путин тоже не намерен, так как считает Донбасс одним из последних рычагов влияния на Украину. И к тому же уход с Донбасса без демонстративной победы пресловутого “русского мира” продемонстрирует воспитанному в шовинистических иллюзиях электорату Путина, что стареющий Акела опять промахнулся. После турецкой пощечины, от которой Путин так и не оправился, полный крах в Донбассе будет для него внушительным ударом.

Читайте также:

Вове Путину готовят огромный привет, — блогер

Поэтому Путин соглашается с формулой “Минск в обмен на санкции”, рассчитывая, что за ближайшие шесть месяцев ему удастся добиться отмены или хотя бы смягчениях санкций – для этого в затягивании с минскими соглашениями в Кремле собираются обвинять Украину и активно работают в этом направлении с собственными агентами влияния” на Западе. И с этой точки зрения весьма любопытной представляется инициатива, с которой в ходе телефонного разговора выступил президент Пётр Порошенко. Идея о размещении на оккупированной части Донбасса миссии Евросоюза вряд ли с восторгом будет воспринята не только в Москве, но и в Париже или в Берлине. Для Кремля такая миссия будет означать переход от имитации переговорного процесса к настоящим консультациям и замену “отсутствующих” российских войск реальными европейскими силами. На практике это будет означать конец оккупации – потому что как только последний российский солдат покинет территорию чужой страны, станет сразу же очевидно, что никакого гражданского конфликта в Украине не было и нет, а большинство жителей оккупированных регионов – за исключением предателей, которые сбегут вместе с хозяевами – ничем не отличаются от жителей Мариуполя, Краматорска, Днепропетровска или Одессы. В конце концов, потенциальные коллаборационисты есть повсюду, но в условиях, когда Украинское государство контролирует свою территорию им остаётся разве что беситься вместе со своим кумиром из Кремля и его шайкой. Для россиян это настолько очевидно, что они поручили своему наймиту Захарченко отреагировать на предложение президента Украины буквально через несколько часов после того, как оно прозвучало.

Читайте также:

Они не отстанут. Мы должны отбиться, — волонтер

Но и западные лидеры могут опасаться появления европейцев на Донбассе – потому что они понимают, с каким фруктом имеют дело в лице Путина и не хотят прямого соприкосновения с ним – а европейская миссия это и есть прямое соприкосновение. Поэтому, скорее всего, они выскажутся о предложении Порошенко с одобрением и пониманием – и только. В конце концов, им и делать ничего не нужно: Россия все равно не согласится.

То, что нам нужно – как можно больше миротворческих предложений, которые будут последовательно отвергаться российской стороной и бандитами 

Но зато украинскую сторону никто не сможет упрекнуть в неконструктивности – что сыграет свою роль в случае продления санкций. На самом деле это именно то, что нам нужно – как можно больше миротворческих предложений, которые будут последовательно отвергаться российской стороной и бандитами. Чтобы никто в Кремле – когда придёт время продления санкций – не мог сказать “это все Украина”.

А Украина должна определиться с приоритетами. Что нам нужно – восстановление территориальной целостности – и рядом агрессивная путинская Россия, которая в любой момент будет готова отхватить любую часть нашей земли и вцепиться нам в горло – или же бесславный крах путинского режима и глубокий всеобъемлющий кризис российской государственности, который даст нам шанс на спокойное реформирование страны в ближайшие годы.

И даже если после этого спасительного для нас кризиса Россия сможет восстановить свои силы, но не станет цивилизованной страной, рядом с ней тогда будет находиться сильное, уверенное в себе – и, надеюсь, являющееся членом НАТО Украинское государство, на которое россияне будут просто бояться напасть. Вот к чему нам следует стремиться, вот чего нужно добиваться, вот к чему должен привести Минский процесс с его санкционной формулой – к годам развития для нас и годам кризиса и краха для врагов.

А возвращение Донбасса и Крыма станет просто логическим следствием этого сценария.

Виталий Портников, журналист 

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"В политике приходится делать много такого, чего не следует делать."

© Теодор Рузвельт

В сети показали, как сделать подтяжку лица в домашних условиях

Урок від Державного Прапора

Суд вернул школу потенциальному педофилу

Задержали артиллериста боевиков, который уничтожал Марьинку

В мировой политике безопасности начинаются серьезные перемены

Покушение на Порошенко: у Авакова рассматривают два варианта

В сети показали, как отдыхают украинские знаменитости

Офіційна ідеологія “реформованої” поліції

Прокуратура закрыла глаза на опрометчивую выходку депутата (документ)

СБУшник требовал у львовянина не только деньги

Золотой век Украины ещё впереди

Навчання “Захід-2017”: ситуація загострюється

Ющенко раскрыл детали беседы с женой Януковича

Історія з Максаковою дуже показова. Вона про провінційне мислення

Украинского министра обвинили в работе на Россию

Кому потрібна Незалежність?

Матиос раскрыл, на что хочет променять военную прокуратуру

Спів Максакової в день параду на Майдані – це провокація, що може мати тривалі руйнівні суспільні наслідки, – думка

О чем говорил Порошенко с министрами обороны стран НАТО (фото)

Розслідування ГПУ щодо Іловайська в кращому разі непрофесійне, у гіршому – знущання над усіма українцями