USD25.8987

Переселенный Донбасс: от кризиса к катастрофе

Кров у людей есть, но работы нет. Острый гуманитарный кризис превращается в затяжную социальную и экономическую катастрофу.

Холодным октябрьским утром люди собираются в старом советском здании в центре Курахово. Пожилые мужчины и женщины, молодые мамы, держащие за руку детей, и парочка молодых мужчин. Они покинули свой дом, спасаясь от войны, и теперь живут как переселенцы в городе, находящемся лишь в нескольких километрах от линии фронта.

Некоторые часами ждут своей продуктовой карточки на $20, которые ООН выдает раз в месяц. Некоторым даже нравится стоять в очереди – привычка, приобретенная во времена Советского Союза и первые годы независимости, когда дожидаться базовых товаров считалось обычным явлением.

Волонтер называет имена из списка, людей по очереди впускают в здание. Внутри за столом сидят представители ООН и местной гуманитарной организации Ответственные граждане, старательно проверяющие документы и объясняющие основные принципы программы ООН по выдаче продуктовых карточек. Переселенцам дают пластиковую карту вроде банковской, которую они могут использовать в местных продуктовых магазинах. Алкоголь на них не купишь. Это же касается презервативов, конфет и газировок.

Некоторые часами ждут своей продуктовой карточки на $20, которые ООН выдает раз в месяц

«И все это ради $20», – говорит один иностранный журналист, пока люди входят и выходят из здания, держа в руках кучу документов и удостоверений личности.

«Долгое время словосочетание «международное сообщество» было пустым звуком для людей, живущих на Донбассе, – отмечает Александр Ворошков, основатель украинской гуманитарной группы помощи SOS-Краматорск. – Важно показать людям, что международное сообщество здесь тоже есть».

«Они не теряют надежды, они верят, что рано или поздно будет мир. Они благодарны организациям за помощь, – продолжает 28-летняя Екатерина Дрига, руководитель проектов в Ответственных гражданах. – В целом люди мыслят позитивно. Верят, что все наладится, и они смогут вернуться домой».

79-летняя Валентина объясняет свое отношение к присутствию в Украине международных гуманитарных организаций. «С одной стороны, это вселяет веру в то, что мир не забыл нас, – говорит она. – С другой – это унизительно. Я работала 40 лет, у меня есть законное право на хорошую пенсию и хорошие деньги».

Нужды

Война в Сирии и кризис беженцев в Европе переняли на себя внимание мировых СМИ. Как результат – фонды по финансированию гуманитарных программ в Украине истощаются.+

Сотрудники инициатив, работающих в Украине, полагают, что спонсоры теряют ощущение неотложности этой проблемы, ухудшается их осведомленность в данном конфликте. «За последние три года ресурсы истощились, – говорит Татьяна Столяренко, помощник по мониторингу Всемирной продовольственной программы ООН в Украине. – Раньше было больше помощи, были средства. Сирия, безусловно, внесла свою лепту».

Читайте также:

Обама про дебаты Трампа с Клинтон

Чтобы реализовать текущие инициативы Всемирной продовольственной программы ООН в декабре, организации не хватает $23,3 млн. Соответственно, им приходится урезать операции. Изначальный план по предоставлению продовольственной помощи в виде продуктовых наборов и карточек 280 тысячам жителям Донбасса был сокращен до 100 тысяч наиболее уязвимых.

«Пришлось выбрать наиболее уязвимых граждан», – говорит Коваленко. В группу риска входят люди старшего возраста, матери-одиночки, у которых двое и больше детей, люди с хроническими заболеваниями и инвалидностями.

Всемирная продовольственная программа ООН начала работать в Украине в ноябре 2014 года. На данный момент она предоставила помощь 735 тысячам 68 украинцам, приживающим по обе стороны конфликта.

Доверие

Украинским переселенцам больше не приходится в буквальном смысле слова бороться за выживание, как это было в начале конфликта. Но с приходом третьей зимы с начала конфликта стало очевидно: острый гуманитарный кризис превратился в долгосрочную социально-экономическую катастрофу.

Читайте также:

Бешеный лохотрон: как российское быдло кинули на астрономические бабки (ВИДЕО)

«Изначально система была перегружена, – говорит Ворошков. – Люди приходили сюда с пустыми руками. Они бежали в том, в чем были. Но сегодня вопрос удовлетворения базовых потребностей не стоит столь остро. У них есть крыша над головой, они не голодают. Теперь переселенцы понимают, что застряли в этом положении надолго. Им придется адаптироваться к новым условиям. Главное теперь – рабочие места».

43-летняя Елена убежала из Марьинки с мужем и двулетним сыном летом 2015 года. Теперь они живут в Курахово. Муж потерял работу (он работал в Донецке, который теперь находится под контролем сепаратистов). Дохода у них нет, помощь от правительства скудна. У семьи Елены не так уж много вариантов, чтобы свести концы с концами.

«Больше всего переживаем о еде. Цены подросли, – говорит Елена в кураховском центре предоставления продуктовых карточек ООН. – Тяжело выжить на эти деньги. Их хватает всего на десять дней».

«Я совсем не надеюсь на власти, это уж точно», – добавляет она.

Гуманитарный кризис подрывает веру в центральные власти многих людей из Восточной Украины. Цены на продукты, жилье и коммунальные услуги подскочили невероятно высоко, а национальная валюта потеряла больше половины своей довоенной стоимости по отношению к доллару.

Читайте также:

Новости «Новороссии»: В «ЛНР» оставят только государственных провайдеров

От наплыва беженцев, многие из которых до сих пор борются за удовлетворение базовых нужд, экономика принимающих городов перегружена до предела. В Краматорске, где до войны проживало почти 165 тысяч человек, зарегистрировано 69 тысяч переселенцев. В Бахмуте,  где до войны проживало более 77 тысяч человек, зарегистрировано 93 тысячи переселенцев. В Курахово с его довоенным населением в 20 тысяч человек зарегистрировались 12 тысяч переселенцев.

Гуманитарные организации предполагали, что переселение людей в другие города будет лишь краткосрочным кризисом, к которому местные экономики постепенно адаптируются. Однако украинский гуманитарный кризис превратился из острого в долгосрочный, потребности украинских переселенцев изменились, экономические ресурсы принимающих городов на исходе.

«У людей нет возможности работать и зарабатывать деньги, – говорит Столяренко. – Нужно создавать новые возможности для заработка, людей нужно обучать новым профессиям».

Чтобы жители Восточной Украины, живущие на периферии зоны боевых действий, пережившие несколько лет войны и много лет коррумпированной постсоветской олигархии, снова поверили в Киев, им нужно увидеть существенный прогресс в улучшении условий жизни.

«Не знаю, переживем ли мы следующую зиму, – говорит Валерий Иваненко, раньше работавший водителем грузовика. – Мы потратим все деньги на арендную плату. Мы хотим работать, но работы нет. Я бы хотел работать, но здесь работы нет».

Делай или умри

Война и сопутствующие ей невзгоды убили во многих веру в лучшую жизнь, которая со времен распада Советского Союза так и не воплотилась в жизнь. Нет веры и в проевропейские перспективы Украины.

«Нет, я не думаю, что будущее с Европой будет лучше, чем прошлое с Советским Союзом, – говорит 79-летняя Валентина. В советские времена она работала чиновником в местной администрации. Сейчас Валентина получает государственную пенсию, но ее не хватает на оплату жилья, продукты и лекарства.

«До Майдана жизнь была лучше, – уверена она. – Мы были богаче. При Януковиче жилось гораздо лучше».

«Люди скучают по Советскому Союзу, потому что тогда они были социально защищены», – говорит Ворошков. По его словам, более 70% жителей Донбасса никогда не выезжали из региона. «Мы должны показать им, что мир большой, что есть много возможностей», – добавляет Ворошков.+

В том время как одни от неверия в центральные власти скучают по Советскому Союзу, другие – планируют самостоятельно решать свои проблемы.

«Мы, люди, тоже власть», – говорит Ворошков, уроженец Краматорска. В 2014 году он основал организацию под названием SOS-Краматорск, чтобы координировать гуманитарную помощь от таких международных организаций как ООН, и выступать в качестве посредника между региональными властями и центральным правительством в Киеве.

С момента начала войны на востоке Украины возникло множество инициатив для помощи переселенцам, созданных местными жителями. «Мы можем помочь, – говорит Ворошков. – Мы можем помочь власти справиться с этим».

«Мы должны сделать это сами, – продолжает он. – Это была внешняя агрессия. Мы знаем, что никто нам не поможет, да никто и не должен. Так было при Советском Союзе. Но сейчас речь идет о выживании, мы должны помочь сами себе. Выключилось советское мышление. Либо делай, либо умри».

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Политик – это человек, который пожертвует вашей жизнью за свою родину."

Оккупанты Крыма приняли судно с неизвестным грузом

Часть оппозиции США признала поражение перед Трампом

В Узбекистане началось голосование на выборах президента

Путина начал нервировать вопрос об украинских узниках

Савченко дала рекомендации Трампу: без «теплых» объятий

Шустер уже вошел в историю украинской политики как культовый персонаж

Почему Путин боится открытой войны с Украиной

Тегеран ответил на санкции США угрозами

В деле Сущенко появятся неожиданные помощники из ЕС

Нацсовет пояснил, смогут ли оккупанты блокировать украинские телеканалы

Каким компроматом на Порошенко владеет Онищенко

Объединяться и протестовать. Только так можно рассчитывать на успех в построении зрелого общества

Лузерам, що сідають “за стіл переговорів” із агресором, не допомогають – політолог. ВІДЕО

Про правительство Гройсмана и норму на трусы

Российское общество готово дать Путину право на применение любого вида оружия

Кремль отреагировал на отказ США от сотрудничества

Палачи Майдана уверены в своем освобождении

Майдановцы поставили перед Порошенко жесткое требование

Лещенко попросил у Европы защиты от ГПУ

Польшу могут привлечь к минскому процессу