USD26.0201

Почему главная проблема России в том, что никакого Майдана там не будет

Почему главная проблема России в том, что никакого Майдана там не будет

В России любят говорить о том, что россияне ни на какой “майдан” не пойдут. И именно эта фраза звучит как приговор стране. Потому что они не выйдут и для того, чтобы защитить свое государство от нового 91-го, пишет Павел Казарин специально для “Крым.Реалии”.

Не будет палаток на Красной площади с чаем и бутербродами. Не случится сцены напротив ЦУМа, с которой будут выступать Алексей Навальный и Вася Обломов. Не будет кухни в Историческом музее, автомайдана на Бульварном кольце и переговоров с властями о правилах проведения досрочных выборов. Забудьте.

Потому что любой протест – это история про повышение ставок. Уличная демонстрация – это покер: тот, кто первый скажет пас, тот и уйдет со сцены. Три года назад именно это мы наблюдали в Киеве: сила против силы. Побили студентов – вышли сотни тысяч. Приняли законы против протестующих – на Грушевского полетели первые коктейли Молотова. Расстреляли активистов – улица вынудила Януковича покинуть страну. На любом этапе Майдан мог отступить – и проиграть. Янукович на любом этапе мог залить страну кровью – и на какое-то время победить.

Думаю, что именно этот урок в Кремле вынесли из ситуации. И никакой “Болотной” не будет – ее отдадут на растерзание “Антимайдану” во главе со стоматологом по прозвищу “Хирург”. Если этого не хватит – дадут отмашку ОМОНу. Если не хватит ОМОНа – подключат внутренние войска. В этом тесте на прочность тестикул Кремль уж точно не согласится проиграть. Тем более, что любой уличный протест сразу же объявят иностранным вмешательством, по которому можно и нужно открывать огонь.

Именно поэтому я не верю в перспективу майдана в России. Ни в “болотный” – тот, что с “рассерженными горожанами”. Ни в народный – тот, что с шахтерами, перекрывающими дороги. Не достучатся они ни до кого своими касками. Не смогут. К сожалению.

К сожалению, в первую очередь, для самой России. Потому что Майдан – это история про смену элит. Когда на смену одним приходят другие, но государство сохраняется, процессы продолжаются, а меняется лишь архитектура внутренних взаимосвязей. Майдан – это доведенный до экстремума запрос на эволюцию, единственной альтернативой которому может быть тотальный слом системы.

Читайте также:

Суд арестовал сотрудника банка «Финансы и Кредит», который причастен к выводу 1 млрд

И в этом как раз и заключается главный риск для России.

Потому что современная Российская Федерация – это государство, выстроенное, не в последнюю очередь, на консенсусе элит. Не только столичных, но, в том числе, элит региональных и центральных. Именно они являются единственными субъектами принятия решений в РФ – любой пересмотр полномочий, рентных платежей, региональных изъятий и поступлений обусловлен усилением или ослаблением той или иной группы влияния.

В девяностые годы, когда государственный бюджет России напоминал решето, а нефть стоила неприлично мало, центробежность была основным содержанием внутренней политики. Того же главу Татарстана Минтимира Шаймиева Кремль долго уговаривал вычеркнуть из конституции республики слово “суверенная”. Убедил. Взамен регион получил солидный кусок полномочий и бюджетного пирога.

Читайте также:

США поддерживают Украину и не будет требовать выполнения “Минске” в одностороннем порядке

Собственно, все девяностые как раз и были эпохой полураспада – это прекратилось лишь с этапом дорогой нефти. В тот момент Кремль получил возможность при помощи нефтедолларов заливать центробежные настроения – деньги помогали если не решать проблемы, то купировать их. И, по стечению обстоятельств, этап дорогой нефти совпал с приходом к власти Владимира Путина.

То, что в “нулевых” эпоха центробежности на время прекратилась, не было его прямой заслугой – если бы нефть продолжала стоить 20 долларов, мы бы увидели к “десятым” совсем другую Россию. Но цены на нефть, которые выросли в прошлое десятилетие, вновь упали два года назад. А из-за аннексии Крыма Россия лишилась доступа к западным кредитам, на которые она существовала в “девяностые”. Ибо санкции.

Читайте также:

В СБУ обещают “сюрприз” при обмене пленными

Поэтому Россия второй половины “десятых” будет похожа на саму себя десятилетней давности – но в обратной перемотке. Сперва – дефицит бюджета, сокращение расходов, истончение финансовых кубышек. Затем – попытки реструктуризации долгов госмонополий и угроза дефолта госкорпораций. На губернаторов будут вешать все больше обязанностей, требуя от них самостоятельности. При этом тех, кто будет обретать эту самую самостоятельность, станут снимать с должностей из опасений потери контроля.

Удержать на прежнем уровне раздутую “социалку” будет все труднее – придется выбирать между сокращениями расходов и включением печатного станка. Непрофильные расходы будут резать – дольше всего на прежних масштабах иждивения останутся бюджетники как ключевая электоральная база власти. Армейские программы тоже будут неприкосновенны – опустошая российские “закрома”.

Следом наступит время конфликта между крупнейшими финансово-промышленными группами: конкуренция за доступ к бюджету будет обрекать их на соперничество. Между регионами-донорами и дотационными областями будет расти напряжение. Рано или поздно на какой-нибудь из периферий с подачи местных элит начнет звучать тезис “Хватит кормить Москву”.

Мы это все уже проходили.

Cтраны разваливаются не только из-за вторжений или революций. Распад вполне может происходить в результате внутриэлитного сговора. Население может этому помешать – если оно активно и пассионарно. Или безучастно наблюдать – если любая низовая активность в нем подавлена на уровне инстинктов. Именно по этой причине в 91-м году распад Советского Союза выглядел эдакой кабинетной игрой – за пределами мегаполисов улицы кишели очередями, но никак не митингами.

Кремль своими собственными руками лишил российский народ права на субъектность. Забрав у него выборы, заморозив политическую систему, объявив любую несанкционированную властями гражданскую активность – преступлением. Людей попросту отучили объединяться ради защиты того, во что они верят, внушив им, что “тем, кто наверху – лучше знать”. Кремль шел на все это из страха перед “майданом”, который может потребовать перемен. Но угроза государству исходит не только от улицы – ее вполне способны нести и элиты. А погруженное в анабиоз население будет неспособно высказать свою точку зрения, потому что его отучили эту самую точку зрения иметь.

Два с половиной года назад Россия получила возможность для путешествия во времени – в прошлое. Из 2013-го – как точки максимального благополучия – обратно в “десятые” и девяностые. В желание региональных элит строить отдельно взятые государства на территории субъектов федерации. В усиление центробежности и кулуарные разговоры о необходимости “сбросить балласт”.

И основная угроза России не в том, что в стране случится Майдан. Ее главная проблема в том, что никакого Майдана не будет.

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"К сожалению, понятия хороший человек и хороший политик далеко не одно и то же."

© Антон Савин

Мерзенні зрадники, – російський журналіст принизив екс-регіоналів

Яку долю готують швейцарським «сліпим коровам» у Вінниці

В Южной Корее начали процедуру импичмента президента

Европейский Союз прямым текстом отшил Украину

“Самопоміч” пішла з зали через Новинського

В Украине готовятся встретить американских сенаторов

Джон Маккейн приедет в Украину

Японские медики открыли две новые группы крови

Путину дали команду начинать прощаться, – журналист

В оккупированном Крыму раздают листовки со Сталиным

Читаем между строк. Улыбаемся и машем

Советник Трампа процитировал Путина в ответ на вопрос о санкциях

Назван единственно возможный преемник Порошенко

Позорная сделка. Новогодняя распродажа России началась

Украинское общество консолидировалось вокруг одетой в вышиванки клептократии – Касьянов

Доктринофобия: можно уже готовиться к падению путинского режима

Бойовики завдали удару з артилерії по Водяному – штаб АТО

Гааги не будет. Геополитические иллюзии

Правительство неумолимо приближает собственный конец

У ЄС подолали останню перепону на шляху безвізу з Україною