USD26.0201

Почему Путина нужно называть преступником и требовать над ним суда

Почему Путина нужно называть преступником и требовать над ним суда />

Особая актуальность данного вопроса вынудила меня вернуться к дискуссии между Slava Rabinovich и Vladislav L Inozemtsev о том, почему Путина нужно называть преступником. Напомню, что Владислав Иноземцев противник того, чтобы называть Путина преступником до решения суда.

Для неспециалистов, подобная постановка вопроса может ничего не означать.

На самом деле от того, как мы называем Путина, а более того как мы относимся к его действиям, в прямом смысле зависит будущее не только Украины, России и других стран, но по меньшей мере и судьба Европы и Азии.

Я остаюсь на позиции, что Путина нужно не только называть преступником, но и обязательно требовать над ним суда. Для подобных выводов, стоит внимательно прочесть действующее российское законодательство (т. к., во-первых оно более понятно собеседникам, а во-вторых суд, какой-бы не состоялся над Путиным, он будет оценивать его действия, в том числе на предмет соответствия российскому законодательству), а также понять значение слова “преступник”. Кроме того, с формальной точки зрения, в части презумпции невиновности, юридическая конструкция российского законодательства практически идентична законодательству большинства европейских стран.

В части 1 статьи 49 Конституции РФ закреплен принцип презумпции невиновности: “Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”.

Аналогичные положения содержатся в конституциях других стран.

Диспозиция данной конституционной нормы подразделяется на две смысловые категории, а именно:

1) обвинение в совершении преступления;

2) доказывание виновности в предусмотренном федеральным законом порядке и установления ее вступившим в законную силу приговором суда.

По первому пункту, обвинять любое лицо в совершении того, или иного преступления, может кто угодно, например журналист, блоггер, юрист и т. п., и как угодно, – публично с помощью СМИ, на конференциях, лично при встрече, и т. д.

Однако чтобы обвинять лицо в совершении преступления, или серии преступлений, необходимо с моральной и этической точек зрения, располагать хотя-бы минимальным объемом информации о наличии доказательств их совершения. Это важно также для того, чтобы не нарваться на иск со стороны публично обвиняемого в преступлении лица о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Собственно говоря, когда в России я публично с помощью СМИ, или в судебных заседаниях обвинял чиновников в совершении различных преступлений, у меня всегда был, как говорится соответствующий «запас компромата» на них. И ни один из чиновников, ни разу не подал на меня иск в суд о защите чести и достоинства, как раз по причине полнейшего отсутствия этих качеств.

Таким образом, первая смысловая категория, – “обвинение в совершении преступления”, является по большей части информационным посылом от любого лица к общественности, к сотрудникам правоохранительных органов, к прокурорам и судьям, чаще всего для принятия уголовно-правовых и общественно-порицательных мер к лицу, совершившему преступление, либо к подозреваемому в совершении преступления.

Вторая смысловая категория, – “доказывание виновности в предусмотренном федеральным законом порядке и установления ее вступившим в законную силу приговором суда”, является сугубо юридической, осуществляется в рамках действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства и возлагается как на субъектов уголовного процесса (потерпевших, следователей, прокуроров, судей), так и на лиц, содействующих следствию и правосудию (оперативных сотрудников, представителей потерпевших и иных лиц, участвующих в сборе и фиксации доказательств преступлений).

Причем, как известно из курса уголовного права, обвинение может быть не только публичным (от имени должностных лиц органов власти, действующих в официальном качестве, – следователей, прокуроров и т. п.), но и в некоторых случаях частным (от имени любого лица, которому преступлением был причинен ущерб).

Стоит обратить внимание на то, что судьи в своих обвинительных приговорах (постановлениях) не называет подсудимого (осужденного) преступником, а признают виновным в совершении деяния, называемого преступлением или правонарушением.

Читайте также:

Артиллерия боевиков начала стрелять далеко за линию столкновения, – Порошенко

А все потому, что преступником человек становится с момента совершения им деяния, подпадающего под санкции уголовного закона.

И приговор суда для преступника и совершенного им преступления имеет правоподтверждающее и правоизменяющее, а не правопорождающее значение.

Обвинительный приговор суда лишь подтверждает факт совершение преступником преступления и изменяет правовой статус, а также права и обязанности преступника. По вступлению в законную силу приговора суда, преступник становится осужденным и с этого момента он обязан понести назначенное приговором наказание.

Преступник (англ. criminal) – в уголовном праве России, вменяемое физическое лицо, достигшее установленного уголовным законом возраста, способное нести уголовную ответственность за совершенное им преступление, т. е. быть субъектом этого преступления.

В Толковом словаре Ожегова, смысловое значение слова “преступник”, сформулировано так: “…человек, который совершает или совершил преступление” (Толковый словарь Ожегова С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949, 1992), и без указаний на то, что преступником обязательно должно называться лицо, осужденное приговором суда за совершение преступления.

Кроме того стоит обратить внимание на то, что не существует ни одного нормативного (легального, законного!) определения, которое бы устанавливает то, что преступник, это лицо, только признанное виновным в совершении преступления приговором суда, и ни как не иначе.

К примеру, по факту совершения какого-либо преступления вы вызвали полицию и сообщили известную вам информацию о лицах, совершивших преступление. При этом, фраза “лицо, совершившее преступление” и слово “преступник”, имеют тождественное значение. Так вот, вы же не будете, не называть преступников, преступниками до тех пор, пока их не осудит суд.

Иначе, если реальных преступников не называть преступниками, т. е., вещи своими именами, то в таком случае ни один компетентный суд их никогда не осудит. И даже полиция не применит к ним (реальным преступникам) мер уголовно-правового воздействия, необходимых для расследования и правосудия.

Читайте также:

У Гончаренка зараз найбільше шансів очолити Одеську область – експерт

Для этого и существуют в уголовном праве различных стран такие институты, как предъявление подозрения, или обвинения в совершении преступления подозреваемому и обвиняемому в преступлении лицу, естественно еще до вступления в законную силу приговора суда.

Вот почему, в законодательствах различных стран, в том числе в России, отсутствует законодательный запрет, запрещающий назвать лицо преступником до вступления в законную силу в отношении этого лица обвинительного приговора суда. А, как известно, все, что не запрещено законом, то разрешено.

По поводу критики должностных лиц, Европейский Суд, в частности в постановлении по делу “Федченко (Fedchenko) против Российской Федерации” от 11 февраля 2010 г., указал, что в отношении государственных служащих, действующих в официальном качестве, как и политиков, рамки допустимой критики шире, чем в отношении частных лиц.

Европейский Суд также отмечает, что пункт 2 статьи 10 Конвенции дает мало возможностей для ограничения политических высказываний или дебатов по вопросам, представляющим всеобщий интерес. Кроме того, хотя нельзя сказать, что слова и поступки государственных служащих и политических деятелей в равной степени заведомо открыты для наблюдения, государственные служащие, находящиеся при исполнении обязанностей, подобно политикам, подпадают под более широкие пределы допустимой критики, чем частные лица (дело “Дюндин (Dyundin) против Российской Федерации”, постановление Европейского Суда от 14 октября 2008 г.).

Стало быть, в соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, мы вправе высказывать свое мнение, которое может быть ограничено, лишь только самими нами в рамках норм морали и нравственности.

Перейдем к вопросу о том, почему Путина нужно называть преступником и требовать над ним суда.

Итак, что такое с точки зрения права силовое отторжение и аннексия Россией от Украины АР Крым? Оккупация части территорий Донбасса? Развязывание против Украины агрессивных войн? Военная поддержка сирийского террористического, человеконенавистнического режима Б. Асада? Уничтожение городов в Сирии и в Украине, массовые убийства сотен тысяч людей?

Читайте также:

Генпрокуратура изъяла документы в НАБУ во время обыска

Убийство А. Литвиненко в Лондоне? Организация госпереворота в Черногории? Организация покушения на премьер-министра Сербии? Безумный ядерный шантаж?

Все это особо тяжкие международные военные преступления против мира, безопасности и человечности.

Самому факту развязывания агрессивной войны в приговоре Нюрнбергского трибунала дана весьма важная квалификация: “… развязывание агрессивной войны является не просто преступлением международного характера – оно является тягчайшим международным преступлением, которое отличается от других военных преступлений только тем, что оно содержит в себе в сконцентрированном виде зло, содержащееся в каждом из них”.

А кто является организатором данных преступлений? Внимательно прочтите Конституцию (главу Президент России) и российские законы “О ФСБ”, “О полиции”, “О следственном комитете”, “О СВР”, “Об обороне” и пр. (в 1-х главах данных законов идет речь о полномочиях президента в сфере управления данных органов), и вы придёте к обоснованному выводу, что всем военным и силовым блоком в России управляет президент.

Президент России, – публичная должность, а основные международные, военные преступления, которые совершает Путин, действуя в официальном качестве президента страны, открыты для всеобщего обозрения.

Следовательно, по совокупности совершенных общественно-опасных деяний, именуемых в уголовных кодексах различных стран тяжкими и особо тяжкими преступлениями, Президент России Владимир Путин является особо опасным, тяжким, международным, военным, государственным преступником и многосерийным убийцей.

Путин в настоящее время, является лицом, публично обвиняемым в совершении серий тяжких и особо тяжких преступлений против мира, международной безопасности, международного правопорядка и человечности.

В уголовном праве – психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию (проще говоря, к преступлению) и его последствиям, выражающееся в форме умысла или неосторожности, именуется виною. А против Украины, Сирии и других стран, Путин совершает все свои преступления исключительно с прямым умыслом, что существенно отягчает его вину и усиливает исходящую общественную опасность от последствий его преступлений.

А само отношение Путина к совершаемым им же преступлениям определяется наличием в его психики устойчивого, хронического и неискоренимого синдрома общественно-опасного девиантного поведения, которое возникает у преступников от хронической безнаказанности.

Девиантное поведение от длительной и длящейся годами безнаказанности присутствует у подавляющего большинства российских судей, следователей, прокуроров, чиновников, террористов, маньяков и многосерийных убийц.

А все потому, что их раньше, на первых этапах совершения преступлений, публично не называли преступниками.

Вот почему, Путин попросту живет совершением всех этих особо тяжких преступлений. Он закоренелый особо опасный девиантный преступник и без ежедневного совершения преступлений, ему станет невыносимо жить.

Пока Путина открыто не называли преступником, в ответ на молчаливое бездействие, ему удалось в России полностью узурпировать власть (все три ветви государственной власти и местное самоуправление), физически уничтожить оппозицию, всюду по своему образу и подобию создать в органах государственной власти организованные преступные сообщества, руками спецслужбистов убить внутри РФ кучу людей и совершить массу преступлений.

Давно пришла пора понять, что в официальном качестве президента России действует особо опасный, тяжкий, международный, военный, государственный преступник и многосерийный убийца, который превратил Россию в государство коллективного преступника и террориста. При этом, нужно просто перестать прежде всего обманывать себя, а затем и свою аудиторию.

Как никогда точно о Владимире Путине высказалась Валерия Новодворская, видный российский общественный деятель: «Путин – чекистская шкура, политическая бездарность и сталинист – мстительный и жестокий. Нет ни одной хорошей вещи, которую Путин бы сделал, да и ошибок у него нет – сплошные преступления, сознательные. Путин – порождение той самой советской тени, из которой он вышел, и сегодня выглядит анахронизмом.

У него, человека еще не старого, психология, как ни странно, выходца из сталинского времени, он также ненавидит и современность, и прессу. Его ненависть так сильна, что порой он теряет самоконтроль», – говорила она еще в 2008 году.

На последнем заседании Совета Безопасности ООН, действия России по защите преступного режима Б. Асада в Сирии, открыто названы преступлениями против человечности.

Правда спасет мир, – вот главное оружие против путинских преступлений.

Поэтому, если мы не будем называть Путина преступником,

– если мы не будем требовать от властей Украины возбуждения уголовных дел в отношении Путина и соучастников его особо опасных преступлений по фактам развязывания и ведения агрессивных войн с Украиной и Сирией, аннексии АР Крым, – если мы не будем требовать от международных чиновников создания уголовного суда над Путиным и его ОПГ, значит, де-факто мы станем молчаливыми соучастниками его длящихся серийных особо опасных преступлений.

Я, например, точно не стану молчаливым соучастником путинских преступлений. Ведь я же не просто так учился на юрфаке, а потом еще и в аспирантуре, а для того, чтобы получить знания о праве, о работе государственных и международных институтов и о правопорядке.

Если мы не будем публично называть Путина тем, кем он есть в реальности, – особо опасным, тяжким, международным, военным, государственным преступником и многосерийным убийцей, или просто, – преступником, то все эти путинские войны против Украины, Сирии и других стран, будут не только продолжатся, но и усилятся.

Если мы не будет назвать Путина преступником, то это также как в выше приведенном случае с вызовом полиции, Путин не только никогда не предстанет перед судом, против него даже не будет начато уголовное преследование. Не упоминание Путина в качестве преступника и призывов к международному суду над ним повлечет за собой новые беды.

Немногим ранее в своей работе: “О приговоре Путину и его холуям”, я указывал на то, что нужно как можно чаще обсуждать приговор Путину и его холуям в публичном пространстве, на радио и телевидении. Этот приговор мы должны прежде всего сформировать сами в информационном пространстве.

Я не могу отвечать за других коллег. Могу лишь отвечать за себя. Так вот, лично я по мере своих возможностей сделаю все, чтобы Путин ответил за все свои тяжкие и особо тяжкие преступления перед международным уголовным судом и понес заслуженное наказание.

Комментарии (1)

  • — 06.11.2016 18:50
    flag

    Если кратко – автор считает что если постоянно использовать к конкретному лицу негативный фон , то люди привыкнут и не нужно будет доказывать в реальном суде вину. Короче, автор пытается манипулировать отношением людей к лидеру России.

    0
Чтобы оставить комментарий необходимо

"В управлении государством главное – соблюдать все формальности, а на мораль можно и не обращать внимания. "

© Марк Твен

Мерзенні зрадники, – російський журналіст принизив екс-регіоналів

Яку долю готують швейцарським «сліпим коровам» у Вінниці

В Южной Корее начали процедуру импичмента президента

Европейский Союз прямым текстом отшил Украину

“Самопоміч” пішла з зали через Новинського

В Украине готовятся встретить американских сенаторов

Джон Маккейн приедет в Украину

Японские медики открыли две новые группы крови

Путину дали команду начинать прощаться, – журналист

В оккупированном Крыму раздают листовки со Сталиным

Читаем между строк. Улыбаемся и машем

Советник Трампа процитировал Путина в ответ на вопрос о санкциях

Назван единственно возможный преемник Порошенко

Позорная сделка. Новогодняя распродажа России началась

Украинское общество консолидировалось вокруг одетой в вышиванки клептократии – Касьянов

Доктринофобия: можно уже готовиться к падению путинского режима

Бойовики завдали удару з артилерії по Водяному – штаб АТО

Гааги не будет. Геополитические иллюзии

Правительство неумолимо приближает собственный конец

У ЄС подолали останню перепону на шляху безвізу з Україною