USD26.4771

Поражение Путина, – Портников

Западный пакет санкций по Донбассу становится универсальным средством давления на режим военных преступников в Кремле.

Судить об итогах берлинской встречи руководителей стран нормандской четверки по высказываниям участников – означает, не понимать сам характер того, что происходит во время переговоров. Руководители стран четверки уже не в первый раз выходят к прессе отдельно – и оказывается, что они были на каких-то совершенно разных консультациях. Уже даже сравнение того, что говорили относительно вооруженной миссии ОБСЕ Петр Порошенко и Ангела Меркель, может продемонстрировать, насколько разнится их видение последовательности шагов, которые нужно предпринять для реализации Минских договоренностей. А в понимании Путина миссия ОБСЕ может присутствовать только в зонах отвода и хранения тяжелой техники, пишет Виталий Портников для “ЛигаБизнесИнформ”.

Более того, российская сторона сейчас активно вбрасывает в СМИ информацию о том, что на самом деле переговоры в Берлине проходили в виде совместного давления Олланда и Меркель на Порошенко. Придворный журналист Путина Андрей Колесников даже написал целую историю о том, как под чутким руководством Суркова была составлена “дорожная карта” выполнения Минских соглашений, и как во время переговоров Порошенко ее торпедировал, так как “не успевал” вложиться в сроки. Понятно, что эту версию Колесникову изложил кто-то из российских участников переговоров – не исключаю, что сам Сурков, который обожает выглядеть серым кардиналом всемирного значения. Но факт остается фактом: дорожную карту, которая могла бы стать главным достижением этой встречи, за пять часов переговоров так и не согласовали, ее согласование возложено на глав внешнеполитических ведомств. Министры иностранных дел должны добиться согласования к концу ноября – но мы же знаем, как развивается Минский процесс: там, где ноябрь – там и март.

Поэтому очень важно увидеть, что в выступлениях руководителей стран нормандской четверки было общего

А общее – это исключительно то, что все они говорили именно о вопросах безопасности. Кстати, диалог о безопасности – это то главное, чего постоянно добивалась украинская сторона, подчеркивая, что без ее обеспечения нельзя не то что проводить, а и согласовывать какие-то выборы. Примечательно, что о безопасности – как о главном содержании переговоров в Берлине – говорил не только Петр Порошенко. Об этом говорил и Владимир Путин. А это значит, что ни о каком политическом процессе, который будет предшествовать обеспечению безопасности в регионе, говорить не приходится.

Читайте также:

Украинская защита

Политического процесса просто не будет. Чтобы ни рассказывала о своих инициативах по имплементации дорожной карты российская сторона, какие бы комбинации не придумывал для Путина ушлый Сурков, а очевидно одно: с первым же шагом Москвы, который продемонстрирует, что она выводит свои войска и своих наемников из регионов, на оккупированной территории начнется полный развал всего репрессивного аппарата. Одни его представители просто убегут восвояси, другие – начнут договариваться с Киевом о своей дальнейшей судьбе (и, разумеется, о судьбе своей собственности). От Минских соглашений не останется камня на камне. Хотя нет, один камень останется – могильный.

Читайте также:

Верблюд двогорбий. Україна — двогербова?

Путин прекрасно это понимает и пока что отползать из Донбасса не собирается. Не случайно во время своего выступления перед журналистами по окончании переговоров в Берлине он произнес название отдельных районов через запятую с названиями “народных республик” – хотя никаких “народных республик” в Минских соглашениях не предусмотрено, в случае успешной имплементации соглашений они должны быть демонтированы как не существовавшие. Нужно ли объяснять, что Кремль не готов к такому демонтажу?

Но к дальнейшему наступлению Путин тоже не готов. То, как он себя вел, то, что у него не хватило сил и аргументов отстоять свою позицию и он предпочел оправдываться через какого-то там Колесникова – а значит, оправдываться не перед народом, а перед теми, что читает “Коммерсантъ” и кому “положено знать” – говорит о том, что кремлевский правитель ищет пути если не для отступления, то для фиксации сложившегося положения. И это больше видно даже не по Донбассу.

Читайте также:

Пауза с выбором и назначением нового главы НБУ до неприличия затянулась

Это видно по Алеппо. В то время, когда президент Франсуа Олланд в очередной раз говорил о “военных преступлениях” России в Сирии, да и федеральный канцлер Ангела Меркель отзывалась о действиях России и Асада не менее жестко, Путин заявил о готовности продлить паузу в бомбардировках многострадального города “настолько, насколько это возможно”. Это не случайные слова. Путин понял, насколько далеко зашел в своем конфликте с Западом. Сам он остановился – или на Западе нашли нужные рычаги для того, чтобы остановить зарвавшегося наперсточника – мы узнаем только в будущем.

Не случайно после встречи в Берлине и Олланд, и Меркель говорили о возможности рассмотрения новых санкций против России за бомбежки в Сирии. Понятно, что вероятность введения этих новых санкций очень низка – но зато об ослаблении санкций по Донбассу никто и не упоминает. А это значит, что эти санкции стали универсальным средством давления на военных преступников в Кремле

Что дальше? С точки зрения Минского процесса – практически ничего. Министры иностранных дел встретятся, начнут согласовывать пункты дорожной карты, может быть, даже и согласуют, может быть даже и утвердят (хотя я в этом сильно сомневаюсь) – а потом окажется, что самые первые пункты об отводе войск Россия по прежнему выполнять не готова. И потребуется новая встреча в нормандском формате, которая через год может произойти уже с новыми участниками. Но неизбежно другое. Если Россия не готова идти вперед – на Мариуполь, Краматорск и Днепр – то ей придется идти назад, к своим собственным границам. Потому что “народные республики” в качестве замороженного конфликта, да еще и отбирающего деньги, Путину и даром не нужны. Не случайно о нерешенности “гуманитарных вопросов” после встречи в Берлине говорил только он. На языке Путина это означает, что придется платить и дальше. А платить уже почти нечего.

С Западом Путин в ближайшее время не договорится – потому что между ним и этими договоренностями лежит теперь не только и не столько Донбасс, сколько Сирия. Не случайно после встречи в Берлине и Олланд, и Меркель говорили о возможности рассмотрения новых санкций против России на саммите Евросоюза. Понятно, что вероятность введения этих новых санкций очень низка – но зато об ослаблении санкций по Донбассу никто и не упоминает, а это значит, что эти санкции стали универсальным инструментарием воздействия на Кремль. Таким образом, конфликт, который Путин вместе со своими будущими подельниками по Международному трибуналу развязал в Украине, становится прежде всего средством давления на режим военных преступников. И это определение – оно уже не мое. Это определение Олланда и Меркель. И Бориса Джонсона. И Барака Обамы. Скоро оно будет таким общим местом, что когда кто-то скажет “военные преступники”, сразу будет ясно: речь идет о России.

И именно это обстоятельство является залогом нашего будущего успеха и головокружительного поражения Путина.

Виталий Портников

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Вы знаете когда врет политик – когда у него шевелятся губы."

Это заразно: тесное общение с ФСБ РФ привело к атрофированию мозга у белорусского КГБ

Пользователей Google оградят от новостей российских пропагандистов

Forbes опубликовал рейтинг самых богатых певиц планеты

Королева Елизавета II побила все мыслимые рекорды своей свадьбой

Урегулирование конфликта на востоке Украины, почти наверняка, окажется не столь долгим, как в Косово, – эксперт

Минимум 12 орков: украинские герои устроили мясорубку боевикам

Местные выборы: кандидат выиграл мандат с помощью броска монеты

Всем плевать? Одиозный украинский мэр зажег российский паспорт

Массовые беспорядки в Киеве: много полиции и десятки задержанных, что происходит

Какой такой “советник Трампа” пожаловал к Кернесу и зачем

Плотницкий нашел в себе “пятую колонну”, полетели головы

Нардеп объяснил, в чем разница между НАБУ и НАПК

Виборчий кодекс України: про що варто пам’ятати законотворцям

Вы это видели? Майкл Джексон позавидовал бы “тюнинга” жены Луценко

Коноплянку признали лучшим в Германии

Всі “блискучі” ходи влади об‘єктивно приречені на погіршення ситуації в цілому

Замість трамвайчика – жирафи в шарфах. На місці спаленої “Фемен” фотозони з’явилась нова

Массовые похищения украинцев: стало известно, кто за этим стоит

Яременко: Несамостійність Білорусі в безпековій та оборонній сфері – непристойно очевидна

Никогда не поднимайте это! Украинцам грозит смертельная опасность