USD26.538

Послание друзьям-москалям

Удивительно, как неизвестно кем организованная кампания по “восстановлению” призрачного “братства” между двумя соседними народами, разделенными, как водится, плохими политиками, совпала с эмоциональными вздохами российских журналистов и общественных деятелей, поддерживающих Украину в ее конфликте с Россией – и неожиданно для себя не понятых украинской аудиторией. Моя дорогая коллега Оля Романова удивляется реакции пользователей сети на ее искреннюю симпатию к украинцам, которых она по-прежнему считает одним народом с россиянами, – и именно поэтому возмущена братоубийственной войной. Популярный блогер Рустем Агадамов подтверждает: да, один народ, советский. Замечательный журналист Аркадий Бабченко удивляется, что его украинские читатели хотят видеть россиян – даже совершенно замечательных, даже абсолютно демократических – в качестве туристов, а не жителей своей страны. Бескомпромиссный блогер Саша Сотник “прощается с Украиной” и обещает больше не докучать ее жителям – пока “не схлынет пена”.

Дорогие мои, я мог бы прочесть вам длинную лекцию по истории. Мог бы сказать, что в школе вас обманули и что три столетия оккупации еще не делают оккупантов одним народом с оккупируемыми. И даже столетия относительно равноправного проживания – тоже не делают. Ведь англичане и шотландцы не один народ, правда? И кастильцы и каталонцы не один. И даже русские и татары, уж простите мне мою неполиткорректность, не один народ, хоть вы пока и живете вместе в одном государстве. Но спорить об истории с соседями – дело почти безнадежное; об этом свидетельствует не только наш опыт, но и опыт Европы.

Поэтому я лучше расскажу вам о том, что примиряет меня с немцами. А учитывая то, что я вырос в семье, потерявшей в годы войны и Холокоста большую часть старшего поколения, это не такое уж простое примирение. А кроме того, уже в зрелом возрасте я понял, что немецкие евреи вовсе не чувствовали себя чужими среди немцев, а многие из них – да что там многие, почти все! – воспринимали себя в качестве немцев иудейского вероисповедания. И я вас уверяю, что к поголовному истреблению своими соотечественниками эти люди были готовы еще в меньшей степени, чем украинцы – к нападению России.

Читайте также:

Как Трамп ссорит США со всем миром – исследование

Так вот, с немцами меня примиряет не то поголовное раскаяние и смирение, которое мы наблюдаем в послевоенной Германии, – я не верю в поголовное раскаяние и уж тем более в поголовное раскаяние побежденных, – а один-единственный человек – Вилли Брандт. Глава правительства Германии, который встал на колени перед памятником героям восстания в Варшавском гетто. Это знаменитая фотография, ее знает каждый, кто интересовался историей. Но всегда, когда я бываю в Берлине, я захожу в музей Вилли Брандта на Унтер-ден-Линден и смотрю на эту фотографию. И потом дальше живу в Германии.

Читайте также:

Бракованный товар: единственное, что Путин может “продать” на Западе

Я не знаю, как вам еще это объяснить. Мне кажется, это просто. Брандт не имел никакого отношения к преступлениям гитлеризма. Ну вообще никакого. Он покинул Германию фактически сразу же после прихода Гитлера к власти. Он боролся с нацизмом все годы существования режима. Он стал норвежским гражданином и вернулся на родину в норвежской же военной форме. Он мог спокойно – и даже безучастно – смотреть на памятник людям, к убийству которых он не имел никакого отношения, более того – делал все что мог, чтобы такого не произошло.

Но он ощущал ответственность – потому что чем больше твоя непричастность, тем больше твоя ответственность перед жертвами режима, установленного в твоей собственной стране. Неважно, один народ или два. Неважно, что вам говорят или пишут украинцы, – вы даже не представляете, что могли бы написать евреи в 1970 году федеральному канцлеру Германии. Важно, чтобы у вас возникло именно это желание, хотя бы мысленно – постоять на коленях у могилы каждого украинского парня, каждой девушки, загубленных вашим безумным государством. Только это желание. Никаких других. Не нужно учить нас жизни, радоваться нашим пейзажам и продуктам. Не нужно приезжать к нам на форумы интеллигенции и рассказывать нам о коррупции. Нам нужно от вас только это, поймите. Это единственное, что еще может когда-нибудь, через десятилетия, нас примирить, – ваше раскаяние, ваше понимание нашей боли. И чем яснее ваша непричастность к вашему государству и тому аморальному дикому большинству, которое его населяет, тем глубже должно быть это понимание и эта готовность к раскаянию. Раскаянию за других.

Читайте также:

Миф реален: на Волыни в капусте нашли ребенка

Возможно, вы не можете понять этого до конца еще и потому, что для многих из вас происходящее – чужая война. Ведь она происходит не на вашей, а на нашей земле. И те же псковские десантники, могилы которых с риском для жизни искал Лев Шлосберг, – они жили в мире, с которым каждый из вас никогда не соприкасается. А на моей школе в Киеве теперь мемориальная доска в память одного из ребят, погибших в Донецком аэропорту. Этот парень был другом моих коллег и знакомых, это, как говорится, одно касание. Это мой мир. Это моя война.

…Однажды в дни боев за Донецкий аэропорт я стоял на бульваре Леси Украинки недалеко от собственного дома – а живу я рядом с военным госпиталем. Обычный день, люди спешат по своим делам, никто ничего не замечает. И вдруг появляется вереница машин скорой помощи. Проходит минута, другая, пятая, десятая, пятнадцатая – а они все едут и едут, едут и едут – и нет им конца. И люди, которые спешили по бульвару, стоят и смотрят вслед этим машинам. Просто стоят и смотрят. Без слов. Без слез.

Что вы еще хотите узнать о нас? Какая вам, в конце концов, разница, кем мы с вами были – хотя бы в ваших фантазиях, – если вы знаете, кем мы с вами стали? Поймите, что мое личное отношение к каждому из вас не изменится оттого, что вы там думаете о прошлом и даже о настоящем наших двух стран. И ваша поддержка Украины в трудную минуту делает вам честь, что бы вы ни думали об одном или о двух народах. Но повзрослейте уже, пожалуйста. Научитесь, наконец, отвечать за собственное государство. За его преступления и его ошибки. Поймите, что степень вашей ответственности стократно выше, чем степень ответственности преступников и глупцов.

Потому что именно от этого понимания зависит не наше, а ваше собственное будущее.

Виталий Портников

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"В политики идут не те, кто знает, что нужно делать, а те, кто знает, что нужно говорить."

© Стас Янковский

Шкиряк назвал митингующих отморозками

Первая кровь: под Радой начались столкновения, есть пострадавшие

“Виходьте до людей!”: група нардепів зірвала засідання Погоджувальної ради. ВІДЕО

Митинги под Радой проявили настоящие страхи власти

Политолог: Два из трех требований нынешнего протеста Порошенко готов выполнить

Нардеп напал на судью во время заседания: детали инцидента

День освобождения Украины от фашистских захватчиков 2017: история и традиции праздника

Танцкласс на Банковой: новый танец Ылиты – грабляк

Тявкающая чихуахуа: появилось видео схватки Тимошенко и Ляшко

Эти детские инфекции смертельно опасны для взрослых

Одиннадцать субъективных причин, почему вы должны сегодня протестовать

Тимчук объяснил, что будет с Украиной в случае объявления войны России

Умерла самая известная Луганская коммунистка

Важкі наслідки ”медреформи”

Перепуганные нардепы спрятались от украинцев: фотодоказательство

Под Радой Парасюк подрался с Гелетеем

Почему художникам-акционистам не надо уезжать из России

Автора слов «нет такой нации, как украинцы» нашли мертвой

Угрозы для стабильности Европы, или почему Каталония не последняя

Нардеп расскрыл, как врут украинцам относительно признания России агрессором