USD26.2616

Роман Балаян: мне предложили гражданство РФ. С ума сошли?!

Режиссер Роман Балаян в интервью “Обозревателю” рассказал о новом проекте, который может стать его первой работой за последние 10 лет. Поделился планами представить украинцам Святослава Вакарчука в совершенно новом свете, а также вспомнил былые годы и знаменитых коллег, в том числе и тех, кто оказался сегодня в черных списках Министерства культуры Украины.

В этот раз он не курил. Бросил давнюю привычку, хотя и поделился этим без особого восторга. Сославшись на перемены погоды и тяжелую голову, позволил себе лишь 50 грамм “Закарпатского”.

Время от времени он глядел в окно и мыслями уходил куда-то далеко за пределы совдеповского здания Дома Кино. Затем возвращался и приносил с собой очередную увлекательную историю, повод посмеяться или восхититься им как человеком.

– В прошлый раз мы с вами общались на Киностудии Довженко, сегодня встречаемся в Доме Кино. Чем последнее время занимаетесь в стенах этих объектов?

– Все тем же, собственно, продолжаю заниматься собой (смеется). А вообще, на питчинг, на экспертную комиссию, сейчас подан сценарий, и если его утвердят, мне придется очень многое в нем переделывать.

– Об этом фильме вы говорили на кинопремии “Золота Дзига” в апреле? Картина, которая может получить название “Посланник”.

– Да, она так называется, но это условно. Это история про человека, который обладает кое-чем сверхъестественным, хотя сам того и не подозревает.

–  И если все пойдет хорошо, это будет ваш первый фильм за девять с лишним лет, верно? Последним был “Райские птицы” (2008).

– Да, я так отвык от желания снимать кино. Лучшего состояния, чем добровольное  безделье, мой организм ничего не воспринимает (смеется).

– И не соскучились по съемкам?

– Отнюдь… Я уже в том возрасте, когда чувствую себя, скорее, в роли наставника или  педагога. Вот давать советы и замечания по чужому материалу, тут мне прям цены нет. Если бы еще по своим сценариям уметь так. Я уже думал, может, мне и правда уйти в педагогику. Чтобы поделиться  опытом, быть занятым, повыпендриваться там перед молодежью.

 

– Если говорить об этой молодежи, часто встречаете талантливых актеров, будущих режиссеров? Много изумрудов среди них?

– Если молодых мы считаем  лет до 30, то, наверное, мало. Последних два события в украинском кино – это Слабошпицкий и Лозница. Но им, по-моему, далеко за 30.

– Проект “Посланник” подан на питчинг. Каковы успехи? Как работает украинский питчинг?

– Я, честно говоря, не знаю. Когда-то я ведь был председателем первого питчинга, но ушел с этой должности, потому что после питчинга жаловались, что там был блат и тому подобное. Тогда при мне была тьма людей в комиссии, и не всех я знал.Сейчас, наверное, меньше. В Польше, говорят, комиссия состоит из шести-семи человек. По-моему, вполне достаточно. А у нас столько народа…  Я не против питчинга, я за его качество.

Читайте также:

Гей-парад в Киеве: “слава Украине” радикалам не помогла

– Последний раз о питчинге мы говорили с Алексеем Горбуновым, он сейчас снимает фильм в Киеве и, мягко говоря, был не в восторге от варианта подавать его на питчинг.

– Леша замечательный артист. А знаете, однажды, когда он впервые снялся в кино, я как раз приступал к фильму “Филер”, и до этого Лешу видел в театре – он играл Наполеона. Я еще подумал, какой артист классный.

Так вот, значит, подходит ко мне Леша и говорит: “Роман Гургенович, я бы хотел сняться у вас фильме”, я говорю: “Все роли распределены, нет ролей”. А он: “Ну роли Адабашьяна в “Полетах” тоже не было, вы его вписали уже во время съемок” (фильм “Полеты во сне и наяву” (1982) – ред.). “А зачем тебе это надо”, спрашиваю. А он отвечает: “Ну понимаете, когда вы cнимите, наверное, в Москве будет премьера, придут интересные режиссеры. Заинтересуются, кто это там снялся”.

И я придумал ему роль (улыбается), и позвал в экспедицию, в Калугу (в фильме “Филер” Алексей Горбунов сыграл роль жандармского подпоручика Лаврентьева – ред.). После этого Леша действительно пошел, может и не из-за меня, а из-за своего таланта, но заслужил, безусловно.

– А снимать будете в нашем времени? Как-то вы просто упоминали, что не любите снимать современность.

–  Нет, не в нашем, но эта история безвременная. Если буду снимать, то очень хочу показать город, я там специально придумал езду по нему, чтобы показать, наконец, свой любимый Киев. Тот Киев, который я люблю.

Читайте также:

ООН на Донбассе. Как Россия хочет всех перехитрить

– А почему не хотели бы снимать современность?

– А про что снимать? Про то, что там в парламенте происходит? Что люди за деньги сегодня готовы на все? Все это публицистика, я не против, если об этом снимают документальные фильмы или передачи. Но в художественном плане – это не мое.

Мое время было в “совке”, когда ничего не разрешали. Фантазия безумно работала- чтобы начальник посмотрел и ничего не понял, а умные поняли, о чем речь.

– Какой-то смысловой азарт, которого сегодня нет?

– Да. Чтобы начальник не догадался, о чем фильм на самом деле. В 1979 году один болгарин, призер берлинского фестиваля, снял фильм, в котором через каждые 10 минут из ниоткуда появлялась какая-то голая баба, какие-то странные движения делала и все такое. И там началось: “Убрать это!”, а он: “Вот это я не уберу никогда!”. И когда он уже понял, что если он не уберет, то фильм просто не примут – он сказал им скрепя сердце: “Хорошо, я вырежу”. Его похвалили, а он на самом деле это специально придумал и вставил в фильм, чтобы  все остальное они проморгали (смеется).

Понимаете, мы тогда были в клетке и хотели сломать ее, выскочить из нее. А сейчас вроде как выскочили, но это уже не свобода, а воля какая-то. Так, как ведут себя в парламенте, – одни обгаживают других, а за каждым из них миллионы избирателей, они же настраивают население друг против друга. Попробуйте в Чечне в парламенте так вести себя, на утро, думаю, их прибили бы. Надо быть вежливыми, находить другие слова, без публичного такого хамства.

Читайте также:

Не все так просто с Petya

Роман Балаян

– Роман Гургенович, а раньше мы еще говорили с вами о планах снять картину со Святославом Вакарчуком в главной роли. Вы говорили, может, на весну…

– Здесь уже виноват Слава, он все время в турах, плюс эта его боязнь сниматься в кино… Сейчас я договорился с ним о другом, я хочу сделать из него режиссера. Мне кажется, что Слава может им стать, вряд ли меня подводит интуиция. И режиссер, думаю, может быть очень даже интересный.

В сегодняшней Украине Слава Вакарчук для меня наиболее интересный человек. И не только в области культуры.

– Да, он последнее время посвящает себя различным проектам, лекциям, в какой-то части даже политике. Даже поговаривали, что чуть ли не в президенты собирался.

– А вот этого я бы не хотел, потому что мы потеряем замечательного музыканта. Эти политики… (вздыхает). Это ж понятно, кто бы не пошел в президенты, найдутся такие, что через год-два его обгадят. Угодить всем невозможно. А мне не хотелось бы, чтобы такой человек был обгажен.

– Вы упомянули о жизни в Киеве, это правда, что в свое время Александр Абдулов звонил вам и предлагал сменить гражданство, даже, вроде как, подыскал вам квартиру в Москве?

– Да-да (смеется), это был 92 год, Абдулов звонил из кабинета второго человека после мэра Лужкова и говорил со мной почему-то на “вы”: “Роман Гургенович, здравствуйте. Вот, вам нашли квартиру около Театра Советской армии, 72 метра”. Я ему говорю: “Сань, у меня есть в Киеве квартира”. А он: “Останется ваша квартира в Киеве, а будет и в Москве, но поскольку на сегодня мы суверенные страны, вам просто надо пойти в российское посольство и принять гражданство”. Я говорю: “Старик, ты что, с ума сошел? Что это вообще такое?”.

Когда я приехал в Москву, он мне: “Ну как же так, нам удалось квартиру выбить, адрес такой…”. Ну а как? Во-первых, мне не хотелось, а во-вторых, нужно было менять гражданство. Хотя, помню, мне говорили и такие себе хорошие украинцы: “Ну какое имеет значение? Надо было соглашаться, ну что здесь такого?”. Говорю: “А, ну понятно, да…”.

Я Москву на то время очень любил, даже не столько ее, сколько моих друзей- единомышленников. Большая часть из них очень переживают из-за того, что случилось между нашими странами. Им стыдно за свою страну. За аннексию Крыма, за Донбасс.

Александр Абдулов, Роман Балаян, Олег Янковский

– Сейчас среди тех кто оказался в черных списках есть ваши коллеги, знакомые?

–  Да. Табаков. Честно говоря, после того, что он сказал про украинцев, что они убогие… Как он мог употребить такое слово? С ума сошел, что ли?

Из  моих друзей, наверное, только Табаков. Ну и Никита Михалков. Он давно уже занят черт знает чем, я не понимаю этого. Он мой друг, я его люблю, но не понимаю и понимать не хочу его политических высказываний. Как о России, так и об Украине.

– Ну а что думаете о запретах с нашей стороны? Запреты, списки, база “Миротворец”?

– Я вообще этого не понимаю. Пограничники пусть отслеживают, но издавать законы. Зачем? Будут они на границе – вот и не пускайте их. У вас есть тайный список,  и , может быть, нельзя его делать публичным. Потому что почти у каждого из этих людей есть поклонники, их миллионы. И они сразу настраиваются против нас. И внутри нашей же страны тоже. Зачем это? Публичные запреты только увеличивают тайное противостояние.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (голосов: 1, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Правительство давно усвоило, что легче всего взять деньги у бедных. Конечно, их у бедных немного – но зато бедных до xpeна..."

Ударная сила США приблизилась к логову Ким Чен Ына: детали операции

Массовое убийство на Прикарпатье: местных жителей охватила тревога

Химатака в Лондоне: кадры с места нападения

Они уже в Киеве: фанаты “ЛНВ” жестоко избили девушку

Трамп-младший пошел по стопам сына Каддафи

Покушение на правую руку Захарченко: обнародовано видео

Подрыв «министра ДНР»: боевики заявили о задержании «виновных»

Взрыв в Донецке: что кроется за покушением на посіпаку Захарченко

Стало известно о новых претендентах на снятие неприкосновенности

Трагедия на полигоне: Украина потеряла героя АТО

Фейковый Турчинов позвонил людям Трампа

В НАБУ установили факты незаконного обогащения Ляшко

Життя зламано: дівчина з табору “Вікторія” замість весілля потрапила за ґрати

Воины наткнулись на удивительную находку в зоне АТО

Instagram рекламировал сам себя постом, который содержал угрозы изнасилования

Подарунки за сміття

Канадский министр приятно удивила Порошенко: появилось видео

Покушение в Донецке подтолкнул Захарченко на отчаянные шаги

Одесская трагедия была неизбежной

Скорые и 6 разбитых авто: кадры массового ДТП в Киеве