USD25.8897

Трампово ложе, — Портников

Трампово ложе, — Портников

Чем ближе время инаугурации нового президента Соединенных Штатов Дональда Трампа, тем очевиднее становится, насколько непростыми окажутся задачи новой американской администрации. Трамп, который во время своей предвыборной кампании буквально излучал уверенность в том, что все сложные проблемы внутренней и внешней политики страны решаются простым изменением подхода к ним – и в этом избиратели республиканского кандидата были убеждены не меньше, а то и больше своего избранника – оказывается в настоящем прокрустовом ложе, выбраться из которого будет не так-то легко. По крайней мере, для этого нужно время – а времени у американских президентов всегда катастрофически не хватает.

Мы привыкли оценивать каждого вновь избранного президента Соединенных Штатов по его предвыборной кампании, забывая, что ни эта кампания, ни намерения претендентов не имеют с реальностью практически ничего общего. Политика – действительно очень простая наука. И она свидетельствует, что обстоятельства создают лидера, а не лидер – обстоятельства.

Вспомним предвыборные кампании последних президентов Соединенных Штатов. Джордж Буш-младший – в отличие от своего предшественника Билла Клинтона – демонстрировал нежелание вмешиваться в мировые проблемы, был самым настоящим «изоляционистом», не хуже Трампа. 11 сентября доказало Джорджу Бушу, что без такого вмешательства он рискует обречь на крах и свою политическую карьеру, и сами Соединенные Штаты. Но готовность к такому вмешательству потребовала пересмотра всей системы первоначальных намерений. В начале своей каденции Буш – заинтересованный партнер нового российского президента Владимира Путина, в глаза которого он внимательно всматривается. В конце правления Джорджа Буша Россия и Соединенные Штаты находятся в самой «нижней точке» своих отношений, российская пропаганда вовсю работает на дискредитацию США и президентской администрации и с нетерпением ожидает прихода в Белый дом демократов во главе с Бараком Обамой, тем более что новый государственный секретарь Хиллари Клинтон – супруга того самого президента, с которым у Кремля установились действительно неплохие отношения.

Барак Обама – «изоляционист» не хуже Трампа. Он хочет распутать узлы, которые сложились в американской внешней политике в результате правления Джорджа Буша. Он позиционирует себя как миротворца и даже получает – авансом, какой беспрецедентный случай! – Нобелевскую премию мира. В отношениях с путинской Россией Обама с готовностью принимает предложенную Клинтон политику «перезагрузки». Но ожиданиям «полезных идиотов» от либерализма не суждено оправдаться, как не суждено оправдаться ожиданием «полезных идиотов» от консерватизма. И не потому, что одни – либералы, а другие консерваторы, одни – демократы, а другие республиканцы. А потому, что миром правят не благие намерения, а объективный ход событий. Обама мог пытаться дистанцироваться от мира, но мир не собирался дистанцироваться от него. В конце своего правления уходящий американский президент «застрял» в ближневосточных проблемах, вполне сравнимых с трудностями его предшественника. Отношения с Россией после всех неудач «перезагрузки», вторжения Путина в Украину и бойни в Сирии находятся на самой низкой точке и в Кремле с нетерпением ожидают прихода новой республиканской администрации, тем более, что будущий государственный секретарь Рекс Тиллерсон кажется Путину не меньшим другом России, чем когда-то бывшая первая леди Хиллари Клинтон. Вся сцена удивительным образом напоминает декорацию, которая сложилась в Вашингтоне на момент смены власти восемь лет назад, только на этот раз Барак Обама играет Джорджа Буша-младшего, а Дональд Трамп – Барака Обаму.

Читайте также:

Вокруг смеха: почему украинцам пора перестать реагировать на Путина, — блогер

Читайте также:

“С поражением Ле Пен европейские ультраправые отправлены в стойло”, — The Guardian

И результат будет такой же. Совершенно не важно, какими были обещания и намерения Дональда Трампа, совершенно не имеет значения, что он думает о Путине, и какими личными связями располагают представители его администрации в Кремлем. Новый американский президент обречен на конфронтацию с Россией после краха попытки избежать этого – причем конфронтация Трампа, учитывая особенности его личности, будет куда более серьезной, чем конфронтация Обамы. С «изоляционизмом» нового американского президента будет покончено за считанные недели по той же самой причине, по которой было покончено с «изоляционизмом» Буша и Обамы: когда Америка пытается дистанцироваться от мира, мир приходит к ней сам. И отнюдь не всегда – с добрыми намерениями.

Но есть и еще одна особенность момента, которой не было в момент перехода власти от Буша к Обаме. Уходящий президент настолько не доверяет предшественнику, настолько считает его не способным к управлению страной, что в последние недели своего пребывания на посту старается загнать в то самое «прокрустово ложе» неразрешимых проблем, из которого невозможно выбраться. Самые яркие примеры – это введение новых санкций против России за вмешательство в избирательную кампанию в Соединенных Штатах и неучастие в голосовании по антиизраильской резолюции Совета Безопасности ООН.

Читайте также:

Донецк: не забудем — не простим, — блогер

Введение новых санкций против России не может не затруднить диалог между американской администрацией и Путиным – какую благожелательность бы не демонстрировал российский президент после этого решения Обамы. Потому что до сегодняшнего дня на столе были исключительно санкции, связанные с аннексией Крыма и войной на Донбассе. О продлении этих санкций         и самой их целесообразности можно было спорить с точки зрения «реальной политики», они не задевали напрямую американских национальных интересов, касались международного права и локального конфликта на востоке Европы. В конце концов, всегда можно было отступить, не изменяя формальным принципам. Соединенные Штаты, например, никогда не признавали оккупации Советским Союзом Латвии, Литвы и Эстонии – но это не мешало переговорному процессу с Кремлем. Но санкции, связанные с самими США, к тому же отчетливо поддержанные республиканским истеблишментом – это совсем другое дело. И в этой ситуации ребром встанет вопрос: а что сможет сам Владимир Путин предложить Дональду Трампу в обмен на снятие санкций, чтобы позиция американского президента не выглядела капитулянтской в глазах его собственной партии? И собирается ли Путин что-либо предлагать, кроме совместных действий в Сирии, где американцы ему – как показывает процесс переговоров с Турцией и Ираном – особо и не нужны?

С Ближним Востоком и того хуже. Решение Обамы перед «последним звонком» отказаться от ветирования «поселенческой» резолюции Совета Безопасности – не только следствие неприязненных личных отношений американского президента и израильского премьера, как считают многие в Вашингтоне и Иерусалиме. Это отражение самого подхода администрации Обамы к «интернационализации» подходов к решению ближневосточной проблемы. И этот подход разделяется в Рамалле – причем нельзя сказать, что он не приносит результатов. Именно за период президентства Обамы международными организациями был принят целый ряд решений, легитимизирующих претензии Палестинской администрации. И сейчас и эти, и будущие решения будут осложнять жизнь и правительству Израиля, и администрации Трампа – тем более что права вето нигде, кроме Совета Безопасности, у Соединенных Штатов нет. А юридические основы, позволяющие Рамалле двигаться дальше, резолюцией Совбеза заложены. И в результате мы получаем результат, при котором Трамп, вне всякого сомнения, может быть сторонником Израиля, но он не может быть посредником для Израиля. А это означает, что проблемы могут быть попросту «заморожены» на время его президентства – в лучшем случае. Либо обернуться очередным силовым противостоянием. В худшем.

Но и это еще не все. Трампу будет непросто и без действий Обамы.  Очень трудно одновременно пытаться ограничить влияние Китая – и одновременно улучшить отношения с Россией. Очень трудно отказаться от «ядерной сделки» с Ираном – и найти взаимопонимание с Путиным. Очень трудно быть преданным союзником Израиля – и рассчитывать на арабских союзников и даже на Турцию на Ближнем Востоке. Очень трудно быть «евроскептиков» и надеяться на взаимопонимание с европейцами. Все это – практически взаимоисключающие понятия.

Прокрустово ложе – это постель, сотканная из противоречий.

Виталий Портников

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"В политике приходится делать много такого, чего не следует делать."

© Теодор Рузвельт

Реальне повернення територій, або Чого Україна може навчитись у Грузії

Появилась реакция Минобороны на пьяную ссору военных

Захарченко переплюнул даже Гитлера

Реальні проблеми Росії полягають у генетичній нездатності до продуктивної роботи

«Що б нас не побити його зупиняла зйомка»: ротний вінницьких «копів» опинився у центрі скандалу

Как в Кремле обманули Захарченко с «Малороссией»

Болт в юбилейный раз выбежал из 10 секунд на стометровке

Украина пожалела мать пленного “ихтамнета”

Стало известно, почему инвесторы шарахаются Украины

Обострение на Донбассе: Украина бьет тревогу

Вашинґтонський ексцес. Як у США працює дурнезахисна система запобіжників

На Вінниччині затримали ізраїльтянина, що торгує наркотиками

Генерал объяснил, как убедить боевиков прекратить огонь

“Коля наказал всех Божьей волей”: в Украине разгорелся скандал с “крупным военачальником”

До Вінниці їде Нaдзвичaйний і Повновaжний Посол Республіки Корея

В парламенте зарегистрирован законопроект об отмене депутатской неприкосновенности

Зґвалтовані дружбою диктатора: чому генеральна правозахисниця Росії цілувала руки Путінові

Стало известно, как взлетят зарплаты прокуроров

Встречи Трампа с Путиным: пять больших проблем

Что грозит активистке Femen за обнажение перед Лукашенко (фото)