USD26.3166

Трон Путина держится на страхе – липком и всепроникающем. И этот же самый страх пытались экспортировать в Украину

Москва. Февраль. Захожу в подъезд обычного многоквартирного дома, здороваюсь с вахтёршей, мадам лет 55-ти (то есть, сталинских времён точно не застала, и, вполне возможно, участвовала в демократических митингах начала 90-х, так как тогда была молодой женщиной в расцвете сил). Перекидываемся парой слов – как обычно, о погоде, о прошедших праздниках. Решаю пошутить (признаться, весьма неуклюже): “Я тут теперь персона нон-грата, на меня тут заявления в ФСБ строчат массово, так что, если парни в штатском будут ломиться, Вы мне позвоните, пожалуйста”.

Вы когда-нибудь включали пылесос в комнате со спящим котом? Вот только кот не орёт шёпотом (да, и так бывает): “Уходите отсюда!Мне не нужны неприятности! Я ничего не знаю! Я просто хочу спокойной жизни!”. Женщина забивается в свою будку и задёргивает жалюзи. Я в недоумении иду домой.

На следующий день московский приятель за рюмкою кофе провёл со мною “душеспасительную беседу”.

– Ты совсем больной? Ты о чём только думаешь? Взял – и человека подставил. И так у неё работа не сахар.

– В смысле – подставил?

– В прямом. Там же в подъезде по-любому камера, и ещё парочка – на улице. То есть, если надо будет, вас срисуют. И её, только потому, что она с тобой беседовала, будут по допросам таскать. Понятно, что она так обделалась.

– Стой, ты издеваешься? Какие допросы? Кто срисует? Я тут что – Бен Ладен? Или, может, тридцать седьмой год на дворе?

Приятель бросает опасливый взгляд по сторонам. Ничто не предвещает беды. За соседним столиком подружки-хохотушки изучают планшет, чуть поодаль обнимающаяся парочка, на заднем плане официантка в фартуке, играет какой-то ненавязчивый лаунж – спокойная картина, словно в Киеве, или в мирном Донецке. Тишь да гладь – но не для моего товарища.

Читайте также:

Папа наш, или Зачем аргентинский г*внюк предал Украину, — публицист

– Тридцать седьмой или нет, – веско итожит он, – а проблемы никому не нужны. Кстати, ты бы поменьше лицом торговал, отсидись дома недельку-другую. И да – не звони мне на телефон. Лучше на скайп звони. А то мало ли чего?

Когда в Украине мы слышим от простого смертного фразу “на меня пожаловались в СБУ” – мы крутим пальцем у виска. Ведь перед нами, очевидно, либо позёр, набивающий себе цену, либо параноик, по которому соскучился психотерапевт.

Читайте также:

Мифы войны. Одноразовые герои, — блогер

По-настоящему попасть в поле зрения Госбезопасности здесь может только какой-нибудь наркобарон, оружейный дилер, миллионный мошенник и тому подобная элита преступного мира. До минувшего года понятие “терроризм” было знакомо нашим соотечественникам, разве что, по игре “Counter Strike”. Спецслужбы, по большей части, занимались тем же, что и милиция – крышеванием, вымогательством, шантажом и фальсификацией показателей – только в несколько иных масштабах. Жизнь текла размеренно и сонно – да и в наше время процентов 80 украинцев продолжают так жить.

А такое понятие, как политический сыск, и по сей день отсутствует в принципе. Попробуйте написать заявление на “бытового сепаратиста” и отнести его в СБУ. В лучшем случае, вам кивнут с серьёзным видом, а через десять минут будут смутно помнить, что некто заходил, и нечто приносил. Украина кишмя кишит чиновниками, общественниками, журналистами, политическими активистами, которые спят и видят, как “моторола” входит в их город с флагом “Новочмоссии” наперевес. И даже публично об этом заявляют. И даже не скрывают при этом имён-фамилий.

Читайте также:

Немає ніякого конфлікту – є збройна агресія РФ

Кое-кто из них всерьёз рассчитывает на преследования со стороны властей. Надеется, что против него возбудят громкое дело, под которое можно будет по-быстрому отхватить политическое убежище в РФ и занять хлебное местечко на федеральном канале или ещё где-нибудь. Напрасные надежды. Системе эти субчики даром не нужны. Максимум, на что они могут рассчитывать – что однажды какой-нибудь неравнодушный гражданин разобьёт им нос или разрисует дверь в квартиру.

Но всё-таки – откуда берутся леденящие душу истории про “зверства палачей Хунты”? А всё просто – на самом деле, россияне, которые сочиняют этот бред, переносят на украинское полотно российский опыт. “Террор спецслужб” они рисуют прямо с натуры – только не с украинской, а с российской натуры. Это в “Верхней Вольте с ракетами” можно сесть на несколько лет за неприличный жест в адрес полицейского, за крамольное стихотворение, за прослушивание украинского гимна в собственной машине или за звонок в украинское посольство.

Поэтому они боятся. Трон красно-коричневого императора-шизофреника держится не столько на штыках, сколько на страхе – липком и всепроникающем. И этот же самый страх они попытались экспортировать в Украину. Да только ничего у них не вышло – украинцам оказался не нужен лежалый и неликвидный товар.

Что бы кто ни говорил – мы живём в свободной стране. Возможно, в одной из самых свободных стран мира – кроме шуток. Мы не знаем страха – ни перед властью, ни перед полицией, ни перед “чекистами”. Послать куда подальше человека в погонах для украинца – в порядке вещей. Это плохо, это неправильно – но, вместе с тем, это важный показатель. Наш народ не сумели запугать ни доморощенные вождишки, ни Путин Джюс со своими деревянными “оволченцами”. Мы не боимся. Поэтому им нас не победить.

Данил Чикин

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (2)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"«Когда у власти не хватает аргументов, она начинает втягивать в политику детей». "

Власть уничтожает экономику Украины в угоду старшему поколению – предприниматель

Климкин раскрыл, как побороть российскую шизофрению

День в АТО: бойовики були не надто активними, стріляли з гранатометів

У освобожденной Штепы произошла оказия

Постыдная тайна

Успех Меркель не повторить: какой результат показала партия Макрона на выборах

Forbes: “Нафтогаз Украины” хочет получить миллиарды от России за активы, захваченные в Крыму

Игры непокоренных: стало известно о медальных успехах украинцев

Победа Путина на выборах в Германии

Судилище Умерова: пленник произнес заключительное слово

Премії в Мін’юсті: міфи і реальність

Сломался. Того Порошенко, которого выбирали президентом, уже не существует

Эксперт рассказала, что произошло с волонтерскими организациями АТО

Донбасс заброшен политиками

Климкин надеется на предоставление оружия Украине

Кровь, смерть, трагедии. Как власть кладет под нож козлов отпущения

Генпрокурор намекнул на арест одного из лидеров сепаратистов

Корчилава: В ближайшие годы Германия и дальше будет безоговорочным лидером ЕС

Стало известно о продолжении «чеченской истории» Яценюка

Усі до єврозони: чи перейде Чехія на євро