USD26.4255

Украине нужно превращаться в Израиль или Южную Корею – журналист

Украине нужно превращаться в Израиль или Южную Корею – журналист

Предлагаю отвлечься от бурного внутриполитического процесса на 5 минут и взглянуть на более глобальную картину и наше место в ней. Попробую сделать несколько смелых предположений. К критике и дискуссиям – готов.

Глобальный баланс сил и порядок сдерживания и противовесов между странами имеет свои циклы. Сильно зависящие от избирательных циклов ключевых стран.

Попытаюсь аргументировать такую мысль: 2017 является решающим с той точки зрения, что закрывает определяющий для нашей независимости цикл 2012-2017. Сейчас начинается совершенно новый, в котором у нас – совершенно новое, я бы даже сказал, неожиданное место. Которое несет новые риски, но также: совершенно новые горизонты.

2012 ознаменовался двумя катастрофическими для оси свободный мир-автократия событиями: переизбранием Путина и переизбранием Обамы. В свежий цикл вошел и нарастивший значительные силы и ресурсы газпромовский медведь, и нобелевский лауреат мира, чертящий красные черты, которые никто не соблюдает. В этот период, который в шутку можно назвать “Между Евро 2012 и Евровидением 2017” мы в Украине попали в самый настоящий ад.

Вопреки всем “умным” сценариям и прогнозам, Украина не исчезла с лица земли как субъект, не потеряла свой суверенитет. С этим фактом вы можете ознакомиться прямо сейчас, эмпирически, выглянув в окно и нашарив взглядом украинский флаг где-нибудь на улице/в окне/на здании. Будьте уверены, их там вполне вероятно могло уже не быть.

Страны, которые ведут такую отчаянную борьбу за существование, иногда вынуждены идти не то, что галсом против ветра, а вообще вопреки всему. Шансов катастрофически мало, но если продержаться критических 3 – 3,5 года (часть современного “шага” избирательных циклов) появляется надежда на то, что именно изменчивый мир прогнется под нас, а не наоборот. Собственно что и происходит на наших глазах.

Читайте также:

Ужасная трагедия у парламента Финляндии: стало известно о погибших

В 2017 году закончился большой избирательный цикл в ключевых странах Запада. Страны ЕС, США, Франция, Германия. При колоссальных попытках врагов свободного мира вмешаться – практически, достигнуть им почти ничего на данный момент не удалось.

Пик популизма в Евросоюзе прошел и не привел к власти антисистемные силы. Да, где-то увеличил их проценты в оппозиции. Кое-где удалось протолкнуть пророссийских президентов в парламентских республиках (Молдова, Болгария), что по сути ситуацию не меняет. Старая агентура в существующих истеблишментах, конечно, остается: в Германии, в Италии, в Венгрии. Но: коренного слома не произошло. Дестабилизация демократических систем сыграла в обратную сторону, прямо таки по антихрупким заветам “попсового” Талеба.

Читайте также:

Парламентские выборы во Франции оказались холодным душем для Путина

Главный же переломный момент – американские санкции 2 августа 2017. Вместо “Большой сделки” Трампа-Путина – законодательное закрепление трех стран – врагов свободного мира: Ирана, России, Северной Кореи.

Обратите внимание, что у каждого из врагов свободного мира есть отчаянно сопротивляющаяся, развивающаяся вопреки, демократически, вместе со свободным миром, страна-сосед. У Северной Кореи – Южная Корея. У Ирана – Израиль. У России – понимаете направление мысли, да?

Украина, стратегически, как и Израиль, как и Южная Корея, вряд ли будет непосредственно интегрирована в существующие союзы и системы безопасности, и будет стоять неким отдельным феноменом, существующим как бы немного вопреки истории. С сильной собственной армией, мощной экономикой, передовыми технологиями, демократическим устройством (я знаю о количестве нынешних проблем, и что мы эти слова не можем приписать пока нашей стране в полной мере, но речь о стратегическом векторе). Это значит тесную кооперацию с ЕС, и с НАТО: но вряд ли присоединение к ним. Это означает очень близкую кооперацию с США.

Возможно, даже более определяющую, чем с ЕС. Сейчас очевиден период, когда часть европейцев может пытаться действовать вопреки США и мы можем почувствовать это на себе также. Наша задача как и в предыдущие 3,5 года – холодная голова, спокойствие, разумное взвешивание альтернатив и перспектив, отвержение любых попыток шантажа через третьи руки, как и любого шантажа и спекуляций вокруг украинского суверенитета в целом. Если мы смогли выстоять в 2014, то выстоим и теперь.

То же самое простыми словами. Ситуация изменилась и нужно превращаться не в условную Польшу или Грузию и даже не в Италию. Нужно превращаться в Израиль/Южную Корею на востоке Европы. Начинали с йолки на Майдане, а закончили вот здесь. Посмеетесь? Скажете – слишком амбициозно? А я вам скажу, что в Южную Корею в 1954 и в Израиль в 1953 тоже далеко не все верили, ни внутри, ни снаружи. Лупаймо, стоїмо, все буде добре.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (голосов: 2, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"«Когда у власти не хватает аргументов, она начинает втягивать в политику детей». "

Верігіна: Україна стоїть на краю прірви. Потрібне мирне перезавантаження влади

Нардеп с подбитым глазом написал Луценко жалостливое письмо

Полиция штурмует палаточный городок: в ход пошла брусчатка

Порошенко ніколи “хірургом” не стане. Чому насправді люди почали протестувати

Они что-то знают: зачем нардепы вывозят семьи из Украины

Это скандал: ручные судьи Януковича получили по медали

Дискусії навколо головних вимог “нового Майдану”

Тайная вечеря: зачем нардепы соберутся у Порошенко

Укрпочта уничтожает музей героя Небесной Сотни

Дорогие депутаты, с вами все в порядке?

ФСБ схватила очередного украинца

Стратегическая ошибка организаторов акции под Радой

Критический градус: угрожает ли Украине новый Майдан

Рынок недвижимости вскоре взорвется

Доба на фронті: двоє вояків загинули, ще четверо отримали поранення

День ракетных войск и артиллерии 2017: история и традиции праздника

Для Порошенко началась эра его личного страха – Речинский

Воинам АТО наобещали золотые горы

Почему МВФ медлит с новым траншем для Украины

Не прошло и четырех лет войны: правительство решилось на важный шаг