USD26.0801

В Украине идет точечная люстрация – Задорожная

Нужно ли менять закон “Об очищении власти”, почему в отношении его Конституционный суд уже второй год не может вынести свой вердикт, на что должна решиться Верховная Рада – читайте в интервью “Обозревателя” с Анастасией Задорожной.

– Уже второй год Конституционный суд не может принять решение по закону о люстрации. Почему? И когда вы ожидаете подвижек?

– На мой взгляд, нельзя ожидать каких-то продвижений в ближайшее время, потому что, как вы знаете, Конституционный суд в течение двух лет не смог этого сделать. Сейчас ситуация такова: 3 июня закончился срок полномочий двух судей, и.о. председателя Конституционного суда Юрия Баулина и судьи КС Сергея Вдовиченко.

Другая проблема – доукомплектование состава суда пока невозможно. Согласно принятым парламентом изменений в Конституцию, назначение судей в состав Конституционного суда осуществляют президент, Верховная Рада и съезд судей. В то же время такие назначения должны проходить на конкурсной основе. Для этого должны быть сформированы комиссии, которые отберут лиц и подадут их на утверждение президенту, Верховной Раде и съезду судей соответственно.

Но 8 июня за проект закона “О Конституционном суде” 6427д народные депутаты проголосовать не смогли, вернув его на доработку. Предыдущий проект закона “О Конституционном суде” 5336-1 содержал сотни поправок, более 5 часов обсуждений, но результат – законопроект отклонен. Поэтому сейчас получается, что этот вопрос не урегулирован на законодательном уровне.

– То есть, по вашему мнению, этот процесс никто не тормозит, а дело лишь в процедурных моментах и законодательных коллизиях?

– С одной стороны, это законодательные моменты. С другой, закон Украины “Об очищении власти” – это фактически требование общества. Возможно, судьи Конституционного суда давно бы некоторые положения этого закона отменили. Однако тогда они будут вынуждены отчитываться перед обществом.

– Судьи просто решили затягивать процесс?

– Рано или поздно они будут вынуждены принять решение. Потому что затягивание судебного процесса фактически является нарушением прав человека на своевременное и качественное рассмотрение дела.

– Кажется, что главный вызов для вас сейчас – иски в суды, включая ЕСПЧ, от люстрированных чиновников. Это так?

– Надо сказать, что процедура подачи и рассмотрения иска в Европейском суде по правам человека состоит из нескольких этапов. Сначала лицо, исчерпав все средства защиты своих прав на национальном уровне, подает заявление в ЕСПЧ, который его регистрирует. Далее возможны два варианта: Европейский суд принимает заявление к рассмотрению или не принимает. В первом случае он должен направить на коммуникацию документы в правительство.

Сейчас мне известно о почти 30 заявлениях, находящихся на рассмотрении, но решение по поводу их не принято, и документы от ЕСПЧ на коммуникацию не поступали. Не думаю, что в ближайшее время такие документы будут направлены. Это длительный процесс. Бывает, что заявления рассматриваются 2-3 года.

– Венецианская комиссия была не в восторге от закона “Об очищении власти”. Она считает, что профильный закон нарушает демократические западные стандарты. Это создает проблемы Украине в судебных процессах? Как вы объяснили, о ЕСПЧ пока речь не идет, а как насчет национального уровня?

– Венецианская комиссия дает рекомендации правительствам стран в отношении определенных законодательных актов, которые направляются ей на рассмотрение. В данном случае комиссия сделала соответствующие выводы с рекомендациями по закону “Об очищении власти”.

В окончательном заключении Венецианская комиссия обратила наше внимание на то, что люстрация в Украине большим образом направлена на борьбу с коррупцией. Это касается, в частности, имущественной проверки. Но сама комиссия в заключении отметила, что обе цели правомерны: борьба с коррупцией и ликвидация последствий режима Януковича.

Читайте также:

Фукс пробил дно: Анатол Стати, Аскон Украина и Голден Деррик

Венецианская комиссия прямо указывает, что Украина имеет право применять так называемые “автоматические” критерии закона, которые требуют увольнения должностных лиц времен Януковича и расстрелов Евромайдана.

Венецианская комиссия оставляет за украинскими властями право решать, какие должности сыграли значительную роль в злоупотреблении властью при режиме Януковича. Также комиссия подтвердила, что государство имеет право на защиту.

Люстрация не является нарушением прав человека как таковая, потому что демократическое государство вправе требовать от госслужащих быть лояльными к конституционным принципам, на которых оно основано. Такая демократия должна быть способной принять меры по предупреждению возвращения тоталитарного режима.

То есть государство имеет право регулировать доступ лиц к государственной службе. Закон Украины “Об очищении власти” только создает дополнительный фильтр. И Венецианская комиссия признала такой фильтр допустимым.

– Допустимым, но не совершенным…

– На основе рекомендаций Венецианской комиссии был разработан законопроект 2695. Он сейчас находится в парламенте. Его включили в повестку дня 6-й сессии Верховной Рады в начале года, однако пока не назначили к рассмотрению в сессионном зале. И именно в этом законопроекте учтены рекомендации Венецианской комиссии.

– И по поводу персонализированной ответственности? Ведь вывод комиссии гласил, что люстрация должна проводиться на основе доказательства вины конкретного человека, а не на основе принадлежности к определенной категории государственных служащих.

– Относительно индивидуальной ответственности Венецианская комиссия в окончательном решении отмечает, что согласно концепции “демократия способна защитить себя” государство имеет право отстранять от доступа к государственным должностям лиц, которые могут представлять угрозу, которые показали себя недостойными в служении обществу. То есть комиссия прямо указывает, что Украина имеет право применять люстрацию по должностям.

В законе “Об очищении власти” есть люстрация по должностям, кроме того, индивидуальная ответственность предусмотрена в запрещении занимать должности в течение 5 лет, где четко указано, что такой запрет применяется по решению суда. Поэтому и это условие выдержано в соответствующем законе.

Читайте также:

“Я устал, я ухожу”: экс-главарь “МГБ ДНР” рассказал, как Стрелков бежал с Донбасса

– И все же есть много мнений относительно персонализированной люстрации. Одни говорят, что она может стать инструментом политического давления на определенных лиц. Другие – что тогда люстрация станет более точной и точечной. Каково ваше мнение?

– Думаю, в контексте запрета на 10 лет нельзя говорить о критерии конкретных должностей. В Украине органы государственной власти постоянно реорганизуются. Например, сначала был такой орган, как Министерство доходов и сборов. Затем оно было реорганизовано в Государственную фискальную службу. И если бы было указано название конкретной должности, тогда руководитель такого органа после реорганизации не подпадал бы под “очищение власти”.

Поэтому законодатель отметил не конкретные названия должностей, а именно уровень должностей. Если бы прописали конкретные должности, то люстрация была бы сужена. Она не достигла бы своих целей и, думаю, не удовлетворила бы общество.

– Но вы согласны с тем, что закон надо дорабатывать?

– Те изменения, которые предусматривает законопроект 2695, действительно необходимы для улучшения процесса очищения власти. Например, есть такая проблема. Судьи Конституционного суда не прошли очищение власти. Министерство юстиции обращалось к ним письмами, на которые они ответили, что не должны проходить очищение власти, ведь не являются профессиональными судьями, как отмечается в законодательстве. Изменения в законодательстве уже состоялись: слово “профессиональные” исключили. То есть люстрация должна распространяться и на судей Конституционного суда. Даже Венецианская комиссия отмечала, что и в отношении судей Конституционного суда должны осуществляться мероприятия по очищению власти. И это как раз прописано в законопроекте 2695.

Кроме того (и на это также обращала внимание Венецианская комиссия), кандидаты на выборные должности также должны проходить процедуру очищения власти, чтобы люди видели, за кого они голосуют. Это не значит, что по результатам лицо будет отстранено от избирательного процесса. Просто это бы привело к большей прозрачности, дало людям представление о той или иной личности. Ожидаем, что парламент таки решится и проголосует.

Читайте также:

Андрій Садовий: Зараз у політиці діють 90-ті: або ти ворог, або ти раб

– А вы оптимистка…

– Невозможно за что-то бороться, не будучи оптимистом. Надо всегда рассчитывать на лучшее и делать все от тебя возможное.

– В продолжение темы об очищении судебной системы: Венецианская комиссия говорила о том, что ее желательно осуществлять не через закон “Об очищении власти”, а через закон “О восстановлении доверия к судебной власти”. Что вы думаете об этом?

– Действительно, Венецианская комиссия в окончательном заключении отметила, что люстрация судей была предусмотрена двумя законами: “Об очищении власти” и “О восстановлении доверия к судебной власти”. Однако проведение проверки судей в соответствии со вторым законом происходило в течение одного года со дня формирования состава Временной специальной комиссии по проверке судей судов общей юрисдикции. Она была сформирована в 2014 году, а в 2015-м закончился срок ее полномочий. Временная комиссия проводила проверку судей по заявлениям лиц – не по собственному усмотрению. В свою очередь закон “Об очищении власти” предусматривает комплексную проверку. И учитывая то, что временная специальная комиссия прекратила свои полномочия, коллизионных моментов больше нет.

– Действительно ли закон “Об очищении власти” в части имущественной люстрации провалился?

– Органы ГФС, проводившие имущественную проверку, подошли к ней очень формально. Например, они не учитывали доходы членов семьи. Если же лицо не указывало определенное имущество, но оно было приобретено за счет законных источников, органы все равно составляли положительную справку. Согласно разъяснению Высшего административного суда, только в совокупности двух оснований (непредоставление информации в отношении имущества и несоответствие такого имущества доходам из законных источников) может быть положительное заключение. Имели место иные процессуальные неточности, которые влияли на качество результатов проведения “имущественной” проверки.

– Не лучше ли вообще исключить имущественную люстрацию из соответствующего закона, потому что сейчас есть антикоррупционные законы, е-декларирование?

– В Верховной Раде был зарегистрирован законопроект 5563. Им предусматривалось снятие нагрузки с государственных органов, в частности с ГФС, по имущественной проверке и передача таких полномочий НАПК. Согласно новому законодательству, именно НАПК является органом, который осуществляет проверку электронных деклараций, поэтому это вполне логично. Соответствующий законопроект был включен в повестку дня шестой сессии Верховной Рады.

Однако 18 апреля нардепы, которые зарегистрировали этот законопроект, подали заявление о его отзыве. Хотя на самом деле это было сделано с нарушением закона Украины “О регламенте Верховной Рады”. Потому что в регламенте указано, что отзыв законопроекта возможен, пока он еще не внесен в повестку дня. В настоящее время не известны основания отзыва указанного законопроекта.

– Ничего удивительного. 8 июня нардепы нарушили регламент, меняя сам регламент.

– Поэтому сейчас этот законопроект заморожен. Его и рассмотреть не могут, потому что есть заявление об отзыве, и доработать не могут, потому что он уже включен в повестку дня.

– Кто отозвал?

– Народные депутаты Сергей Кираль и Владислав Голуб (от фракции “Самопоміч” и внефракционный соответственно – Ред.). Основания отзыва не указаны. Но этот закон срочно нужен.

– Недавно министр финансов Александр Данилюк предположил, что может произойти повторная внутренняя люстрация в ГФС. О чем идет речь? Какие перспективы?

– Я читала соответствующее интервью. Он говорил о внутренней люстрации в рамках того, что система органов Государственной фискальной службы нуждается в обновлении, в новых кадрах. Согласно закону “Об очищении власти” претенденты на должность в государственной службе должны проходить люстрацию. Поэтому его слова, думаю, надо понимать именно в таком контексте.

– То есть он просто не очень удачно выразился?

– По факту – да. Это не люстрация в чистом виде, это, скорее, обновление корпуса сотрудников ГФС.

– А люстрация вообще выполнила свою цель?

– Первая и самая большая волна люстрации произошла в течение 10 дней с момента вступления в силу закона “Об очищении власти”. Тогда все органы государственной власти и местного самоуправления должны были провести анализ трудовых книжек, личных дел, выявить нарушения критериев и провести увольнения соответствующих лиц. Большая часть лиц, сведения о которых внесены в реестр, это как раз люди, уволенные в течение тех 10 дней. Далее происходит постепенное, плановое очищение власти. В органах точечно выявляются лица, в отношении которых необходимо применить запрет.

– Когда восточная и западная Германия объединились, чиновникам и судьям ГДР пришлось устраиваться на работу заново. Они подавали заявление, а руководство отправляло запрос в архив. Что вы думаете о таком подходе к люстрации? Особенно в контексте гипотетической реинтеграции Донбасса и Крыма?

– В реалиях нашего государства это невозможно, как по мне. Давайте учитывать условия государственной службы, бюрократические процедуры, небольшую заработную плату, особенно в регионах. Люди не проявляют большого желания идти на государственную службу именно по этой причине. Если гипотетически представить, что мы освободим всех государственных служащих, а затем их будем набирать заново, то это создаст коллапс в стране. Тогда ни один государственный орган не будет работать.

Демократические процедуры предусматривают избрание лиц на конкурсной основе. То есть необходимо время для формирования состава комиссии, затем набор и представления документов. Это все требует времени, а в этот переходный период государственные органы будут заблокированы. Зато закон “Об очищении власти” предложил достаточно действенный механизм. Люстрация осуществляется децентрализованно. Каждый государственный орган проводит очистку власти внутри себя. Он самоочищается, а тем временем создаются комиссии, отбирающие новые квалифицированные кадры, которые проходят люстрацию.

То есть остаются 13 судей. В соответствии с законодательством заседание Конституционного суда является полномочным, когда на нем присутствуют не менее 11 судей. Для того, чтобы заседание состоялось, нужна почти 100% явка. Однако, во-первых, сейчас начинается сезон отпусков. Во-вторых, если просто разделить 13 судей на 12 месяцев, то получается, что 100% явки и не может быть, ведь кто-то постоянно будет в отпуске.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Для политиков реформы – это во-вторых, а может даже в-третьих. Любой ценой удержать себя во власти – вот что для них во-первых."

© Олег Попцов

Теракт у Києві: Росія прагне розділити українців?

Климкин рассказал, когда состоится конференция “Нормандской четверки”

В окупованому Луганську підірвався автомобіль із російським офіцером – розвідка

Глобальная хакерская атака: у Авакова нашли виновных

Reuters: В отличие от США, Макрон выступает за урегулирование кризиса в Украине в рамках “Минска”

Взорванный в Киеве полковник ГУР занимался охраной убитого экс-депутата Госдумы Вороненкова

Головред інтернет-видання “Страна.ua” Ігор Гужва вийшов з СІЗО. ФОТО

Показана вся роскошь официально нищего нардепа (фото, видео)

Попри хакерську атаку, залізничний вокзал та аеропорт у Вінниці працюють в штатному режимі

Путіну нема необхідності йти вперед. Поставлені ним цілі війни досягаються – журналіст

Як управляти будинком: у Вінниці вперше відбудеться форум ОСББ (Програма)

Генерала России радостно “приняли” на паспортном контроле (видео)

Убийство Шаповала и кибератака: в СНБО заявили об экстренных мерах

Есть ли настоящая журналистика в Украине?

Кибератака: в Раде предложили запретить интернет

Штаб АТО: Підконтрольні Росії озброєні бандформування не готові до мирної деескалації конфлікту на сході України

Вирус Petya: Тимошенко метко потроллила Порошенко (фото)

Путин боится: в России готовят новые запреты, — блогер

Идиотизм запретить нельзя. Все остальное – можно

Убийство полковника ГУР: эксперт указал на скрытую цель России