USD26.538

Зажатые со всех сторон. Как работают журналисты “ДНР”

Зажатые со всех сторон. Как работают журналисты "ДНР"

Состояние свободы слова на неподконтрольных Украине территориях Донбасса давно ни у кого не вызывает удивление.

Все без исключения местные независимые, да и зависимые украинские редакции были ликвидированы новыми властями Донецка по причине нелояльности журналистов к новообразованию под названием “ДНР”.

Редакции главных газет “Донбасс”, “Вечерний Донецк”, “Донецкие новости”, телеканалов “Донбасс”, “Первый муниципальный”, “К61” и другие выехали из города еще в 2014 году.

С тех пор информационное поле Донецка накрыто куполом цензуры, который поддерживается Министерством информации “ДНР” – в нем работают более 100 человек.

Читайте также: Что из себя представляет “журналистика” в оккупированном Крыму

Все газеты предварительно вычитываются цензорами, план тем для сюжетов телеканалов утверждается контролирующим органом, а от блогеров требуют регистрации в “Министерстве связи”. Остаются два более или менее надежных источника для сбора данных на неподконтрольной территории: это иностранные журналисты, которые прибыли в Донецк для временного нахождения, чтобы сделать сюжет, и местные “гражданские журналисты” – те же блогеры, профессиональные журналисты, которые потеряли работу.

Есть, правда, еще один источник – местная оппозиция к лидеру “ДНР” Александру Захарченко. Это идейные сторонники “русского мира” и отделения Донбасса от Украины, которые критикуют курс нынешнего руководства Донецка. Их информации иногда можно доверять, но с осторожностью – эта категория блогеров заангажирована и борется за собственную власть в регионе.

В конце лета в Донецке появились разноцветные списки для присутствующих на подконтрольной ДНР территории журналистов. Если сотрудник СМИ оказался в желтом списке – он нейтральный, в оранжевом – значит, что за журналистом нужно следить “МГБ”, в красном – те кого нужно депортировать или задержать. Эта же логика распространяется и на блогеров. Для политических активистов и критиков действующей власти Донецка существуют другие подходы (их описывали еще в 2015 году члены “ДНР”). Каждый район должен сдавать списки критикующих в вышестояющую инстанцию. Но существует ли сейчас подобная практика по поиску инакомыслящих среди населения – достоверно неизвестно.

Читайте также:

Золото Януковича: швейцарцы посчитали стоимость активов президента-беглеца

“Газеты ДНР – три минуты на ответ”.

Сами журналисты, работающие в средствах информации “ДНР”, не признают, что на этой территории действует цензура. Вот что говорит Валерий Герланец – редактор газеты “Вестник ДНР”:

“По закону у нас нет цензуры в нашей республике, но есть цензура внутренняя, которая требует эстетики полос, качественных иллюстративных материалов, цензура, которая работает на итог, на качественный продукт для читателей… Если какие-то казусы случаются – а они неизбежны, потому что это человеческий фактор – я и ряд других товарищей из нашего отдела печатных СМИ смотрят полосы, чтобы избежать этих казусов и выдать читателю качественный продукт”.

Читайте также:

Россия возбудила дело против Полторака и Муженко по неожиданной причине

Когда Герланец говорит о “товарищах”, он имеет в виду сотрудников “Министерства информации ДНР”. Внутри “министерства” есть специальный отдел, который контролирует “государственные СМИ” – а в Донецке сейчас практически все СМИ – “государственные”.

Несмотря на высокую лояльность работников “госСМИ” к структурам власти в Донецке, там все же появились разноцветные списки, о которых я написал выше. Видимо, в одном из них и оказался донецкий блогер Станислав Васин.

Его судьба и сейчас неизвестна. В Киеве представители ООН презентовали доклад о правах человека на неподконтрольной территории, но единственное, о чем они смогли сказать достоверно – это то, что Васина удерживают боевики “ДНР”. Несмотря на то, что “ДНР” внесла его на обмен пленных, к Васину так и не пускают ни родных, ни правозащитников. В сети было опубликовано единственное его письмо, достоверность авторства которого установить невозможно.

Зажатые со всех сторон. Как работают журналисты "ДНР"

Читайте также:

Антиукраїнська конференція в Римі: вимагаю вжити заходів, – Снєгирьов

Эдуард Неделяев осужден на 14 лет за сообщения в Телеграме. Источник: Youtube.

Другой блогер из списков сепаратистов – Эдуард Неделяев из Луганска. Его приговорили к 14 годам лишения свободы за сообщения в телеграме.

По версии сепаратистов, Неделяев “сообщал негативную информацию о жителях ЛНР, унижающую честь и достоинство граждан, пытался разжечь ненависть и вражду по отношению к русской нации”.

Читайте также: Юнак з Горлівки розповів, чому втік з “ДНР”

Третий пример – Геннадий Беницкий. Он тоже из Луганска, и сепаратисты так же подозревали его в “распространении экстремистских материалов” через Facebook. А также в “совершении действий, направленных на разжигание вражды, а также унижение человеческого достоинства” и шпионаже в пользу Украины. Беницкого держали в СИЗО с ноября 2016 по март 2017 года. Сейчас его отпустили.

Зажатые со всех сторон. Как работают журналисты "ДНР"

Геннадий Бенницкий. Источник: Youtube. Некоторые права защищены.

Эти случаи – Васина, Неделяева, Беницкого – были обнародованы только в последнее время, и о них стало известно благодаря независимой прессе. О том, какие условия и требования выдвигают в администрации “ДНР” к оставшимся на неподконтрольных территориях журналистам, нам отчасти стало известно из личных бесед с коллегами.

Мы пока не можем обнародовать весь массив информации, чтобы не подвергать опасности журналистов. На неподконтрольной территории принимаются различные меры давления – от финансового поощрения за то, что журналисты разделяют позицию “ДНР” до избиений и арестов.

К сожалению, сегодня резко ограничены возможности медиа-организаций, профсоюзов и ассоциаций журналистов на неподконтрольной территории, а те структуры, которые созданы в Донецке с названием “профсоюз”, лишь имитируют деятельность, принимая в свои члены лидера группировки “ДНР” Александра Захарченко (сообщение в новости: “одним из первых почетных “членов Союза” стал Александр Захарченко”), а их официальный сайт давно не работает и неизвестно как, кому и куда жаловаться пострадавшим журналистам.

Последние остаются словно закрытыми в маленькой душной комнате без окон и дверей куда можно было бы выйти – с одной стороны, на них давит “МГБ ДНР”, с другой – Служба Безопасности Украины, которая их подозревает в сотрудничестве с “террористами”, с третьей стороны – ФСБ России, с четвертой – аудитория, требующая однозначной оценки реальности. У многих просто нет альтернативы, и они вынуждены двигаться по кругу пропаганды, даже не надеясь на внешний мир, который им кажется враждебным.

 

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"В политики идут не те, кто знает, что нужно делать, а те, кто знает, что нужно говорить."

© Стас Янковский

День освобождения Украины от фашистских захватчиков 2017: история и традиции праздника

Танцкласс на Банковой: новый танец Ылиты – грабляк

Тявкающая чихуахуа: появилось видео схватки Тимошенко и Ляшко

Эти детские инфекции смертельно опасны для взрослых

Одиннадцать субъективных причин, почему вы должны сегодня протестовать

Тимчук объяснил, что будет с Украиной в случае объявления войны России

Умерла самая известная Луганская коммунистка

Важкі наслідки ”медреформи”

Перепуганные нардепы спрятались от украинцев: фотодоказательство

Под Радой Парасюк подрался с Гелетеем

Почему художникам-акционистам не надо уезжать из России

Автора слов «нет такой нации, как украинцы» нашли мертвой

Угрозы для стабильности Европы, или почему Каталония не последняя

Нардеп расскрыл, как врут украинцам относительно признания России агрессором

Уряд і президент фактично допомагають агресору, – Лановий

Так виглядає страх влади. ФОТО

Гонгадзе покажется детством: чем опасна «ликвидация» Саакашвили

Сотні поліцейських і перші протестувальники: під Радою розпочинається “наступ на владу”. ФОТО

Люди с оружием устроили тотальные обыски в домах АТОшников

Доба на фронті: бойовики 36 разів порушували перемир’я, двоє бійців загинуло, ще двоє отримали поранення