USD28.2033

“А я как услышала вашу с дедом украинскую речь, так сразу…”, – россиянка

Из подъезда, у которого я сижу с чаем, сигаретой и маминым томиком Грина, с трудом опираясь на клюку, выходит пенсионерка в темном. Я точно знаю ее, но, к стыду своему, забыл имя-отчество. Не так часто теперь я бываю здесь, в России.

Здороваемся.

– Саша, ну как там на Украине? – по-старчески медленно спрашивает она.

Нормально, дипломатично отвечаю я.

– Так хочется, чтоб мир был.

Я соглашаюсь.

– А никак не получается, – добавляет пенсионерка, останавливаясь возле.

Я снова соглашаюсь.

– Вот это же где мой племянник живет, возле Успенки… Здесь Россия, и кладбище с этой стороны. А они там. Поедут на кладбище – а обратно еле вернешься, – неожиданно продолжает беседу она.

Видимо, я должен быть в курсе насчет племянника и всего остального. Увы, я не в курсе. Затем до меня доходит: простите, но разве по ту сторону границы за “Успенкой” – Украина? Там же вроде “ДНР”?

Читайте также:

Каменный век: Путин отобрал у крымчан кредитки

– Ну да, они, – скорбно соглашается бабушка. – А у них – свои завихи…

Я не нахожу ничего иного, как молча кивнуть.

– Я говорила им тогда: оно вам надо? По подвалам прятаться будете, – все так же медленно рассказывает бабушка то ли о неясном мне племяннике, то ли еще о ком.

– Смеются… Ничего не будет, говорят, вот референдум проведем! Теперь по подвалам сидят…

Я молча внимаю.

– Я же тогда в феврале уехала, – передохнув, сообщает моя собеседница. – На таможне говорю: вот, уезжаю…

Таможенник вещи смотрел – а какие у меня вещи, разве что церковные книги – и он говорит: правильно, бабушка, уезжаете. А в мае началось… И до сих пор нет мира…

Читайте также:

Капитан “Яны Капу” отказался сотрудничать с россиянами — адвокат

Вокруг мирно щебечут птицы и колышутся донские тополя.

– У другого, в Славянске (вероятно, я должен понимать и о “другом”), когда Киев взял город под контроль, весь дом разрушили обстрелами. Но сейчас ничего, они отстроились, там какой-то порядок наводят. А на Успенке, возле Матвеева Кургана – там трудно…

Я снова киваю.

– А я как услышала вашу с дедом украинскую речь, так сразу… – мечтательно произносит она, делая неопределенный жест к груди.

Я наконец вспоминаю: третьего дня именно она сидела на этой же скамейке, разговаривая с моим дедом, когда, запыхавшись, явился я, разминувшийся с местным такси.

Да вы присядьте, спохватываюсь я.

– Да нет, Саша, я пойду. Насчет субсидии узнать надо… Последний день субсидию дают.

Всего хорошего, дважды говорит она, уходя.

И вам, говорю я. И вам.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (2)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Для политиков реформы – это во-вторых, а может даже в-третьих. Любой ценой удержать себя во власти – вот что для них во-первых."

© Олег Попцов

Перенос мобильного номера: когда стартует услуга и что нужно сделать уже сегодня

Объединительный собор избрал главу Украинской церкви – источник

Новую почту пожирает огненный монстр: из пламени пытаются спасти хоть что-нибудь

Объединительный собор: первый тур голосования завершился

Боевики изрешетили дом с мирными жителями: десятки семей молят о помощи

У троих иерархов есть шанс стать главой новой церкви – религиовед

Украинские заробитчане массово сбегают во Францию: все о зарплатах, вакансиях и ценах

Официально: в Софии Киевской начался объединительный собор

Укрзализныця отменила популярную услугу: что нужно знать пассажирам, чтобы не потерять деньги

Россияне вбросили фейк о захвате храма УПЦ в Виннице

Стихия сошла с ума: прогноз погоды заставит украинцев мучиться и страдать

Денисова обратилась в ФСБ РФ из-за военнопленных моряков

Объединительный собор: проезд людей в Киев организовали власти

Рейтинг самых влиятельных украинцев 2018: Филарет и Онуфрий поборолись за свое место под Солнцем

В 2019 году между партиями разделят больше 550 млн грн – НАПК

Скандальная Ницой сделала Томосу неприятно: московского попа поставить во главе

Боевики из минометов обстреляли жилой дом в Золотом-4: фото

Укрзализныця запускает новый поезд: откуда, куда и зачем

Без патриарха и миро: что в проекте устава новой церкви

Комаровский объяснил, когда насморк у детей становится смертельно опасным