USD28.2033

“А я как услышала вашу с дедом украинскую речь, так сразу…”, – россиянка

Из подъезда, у которого я сижу с чаем, сигаретой и маминым томиком Грина, с трудом опираясь на клюку, выходит пенсионерка в темном. Я точно знаю ее, но, к стыду своему, забыл имя-отчество. Не так часто теперь я бываю здесь, в России.

Здороваемся.

– Саша, ну как там на Украине? – по-старчески медленно спрашивает она.

Нормально, дипломатично отвечаю я.

– Так хочется, чтоб мир был.

Я соглашаюсь.

– А никак не получается, – добавляет пенсионерка, останавливаясь возле.

Я снова соглашаюсь.

– Вот это же где мой племянник живет, возле Успенки… Здесь Россия, и кладбище с этой стороны. А они там. Поедут на кладбище – а обратно еле вернешься, – неожиданно продолжает беседу она.

Видимо, я должен быть в курсе насчет племянника и всего остального. Увы, я не в курсе. Затем до меня доходит: простите, но разве по ту сторону границы за “Успенкой” – Украина? Там же вроде “ДНР”?

Читайте также:

Конституційний суд України сьогодні продовжить розгляд справи щодо розпуску Ради

– Ну да, они, – скорбно соглашается бабушка. – А у них – свои завихи…

Я не нахожу ничего иного, как молча кивнуть.

– Я говорила им тогда: оно вам надо? По подвалам прятаться будете, – все так же медленно рассказывает бабушка то ли о неясном мне племяннике, то ли еще о ком.

– Смеются… Ничего не будет, говорят, вот референдум проведем! Теперь по подвалам сидят…

Я молча внимаю.

– Я же тогда в феврале уехала, – передохнув, сообщает моя собеседница. – На таможне говорю: вот, уезжаю…

Таможенник вещи смотрел – а какие у меня вещи, разве что церковные книги – и он говорит: правильно, бабушка, уезжаете. А в мае началось… И до сих пор нет мира…

Читайте также:

Захватчики собираются строить в оккупированному Крыму сомнительные УДК

Вокруг мирно щебечут птицы и колышутся донские тополя.

– У другого, в Славянске (вероятно, я должен понимать и о “другом”), когда Киев взял город под контроль, весь дом разрушили обстрелами. Но сейчас ничего, они отстроились, там какой-то порядок наводят. А на Успенке, возле Матвеева Кургана – там трудно…

Я снова киваю.

– А я как услышала вашу с дедом украинскую речь, так сразу… – мечтательно произносит она, делая неопределенный жест к груди.

Я наконец вспоминаю: третьего дня именно она сидела на этой же скамейке, разговаривая с моим дедом, когда, запыхавшись, явился я, разминувшийся с местным такси.

Да вы присядьте, спохватываюсь я.

– Да нет, Саша, я пойду. Насчет субсидии узнать надо… Последний день субсидию дают.

Всего хорошего, дважды говорит она, уходя.

И вам, говорю я. И вам.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (2)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Политики всегда всё врут!"

© Владимир Андреев

Детский конфликт: почему нельзя родителю самому беседовать с обидчиком своего ребенка

В Германии испытали двухместное воздушное такси

Вакарчук анонсировал заседание по формированию внешней политики

Киев вошел в ТОП-50 городов по числу видеокамер

В ГПУ объяснили, почему закрыли дело против Кузьмина

Поездка в столичном транспорте может стоить жизни человеку

Президент Украины встретился с Милой Кунис и Эштоном Кутчером

“Особого статуса” Донбасса в Конституции не будет – Пристайко

Почему я хочу, чтобы сегодняшние аэропорты превратились в музеи 20-го века, – Томчук

Зеленский объяснил, почему наложил вето на избирательный кодекс

Означает ли роспуск ЦВК – начало конца эпохи мэра Кличко?

Полезные советы предпринимателю, как найти партнера для бизнеса

Более 70% украинцев не выезжают из своей области – Бородянский

Я сделаю все, чтобы Украина стала мощной кинодержавой – Зеленский

Климкин: Не выдать Цемаха было просто невозможно

Экс-политики и экс-чиновники с семьями массово покидают Украину — источник

Сегодня – День украинского кино

Пристайко: Мы не собираемся проводить фейковые выборы в Донбассе

Україна отримала можливість для прориву у відносинах із Словаччиною: що означає візит президента Чапутової до Києва

В новой iOS 13 уже нашли серьезную уязвимость