USD28.2033

Atlantic Council: Сокращение расходов России на оборону в 2017 – не то, чем может показаться

Atlantic Council: Сокращение расходов России на оборону в 2017 – не то, чем может показаться

Опубликованная 2 мая Стокгольмским международным институтом исследований проблем мира (SIPRI) информация о том, что оборонный бюджет России в 2017 году упал на 20 процентов, создала много шума в западных СМИ. В связи с этим делаются прогнозы основных последствий для военных целей, операций, применяемой Москвой тактики военной модернизации ее международного влияния России. Однако реальность далека от озвучиваемых сценариев, что понимают большинство экономистов и чиновников НАТО, которые следят за этим вопросом.

“Сегодня, кажется, в России День Победы, – сказал мне 9 мая один из чиновников НАТО, который говорил на условиях анонимности, имея в виду ежегодный военный парад Москвы в память о победе над нацистской Германией, – Я не думаю, что вы увидите сокращение выведенных на парад войск на пятую часть”.

Действительно, этот 20-процентный показатель снижения расходов на оборону нужно рассматривать в перспективе. Это лишь номинальная разница в сравнении с предыдущим годом, когда в конце 2016 года Кремль внес в свой оборонный бюджет 800 млрд. рублей для единовременной выплаты постоянного государственного займа, используемого для финансирования программ вооружений. Отчет SIPRI дал детальные пояснения для тех, кого беспокоили подробности.

Итак, в 2017 году в оборонном бюджете России фактически не было никакого 20-процентного падения. Однако было небольшое реальное сокращение расходов по сравнению с 2016 годом примерно на 3,7 процента, с 2,98 триллиона рублей до 2,87 трлн.

Вопросы по существу касаются этого факта более скромного сокращения и его значения. Что это, начало долгосрочного тренда, разовая корректировка оборонного бюджета России или просто всплеск на графике?

Что еще более важно, будет ли эта возможная тенденция к сокращению, хотя и незначительная, предполагать какое-либо реальное воздействие на оперативное положение военных сил страны и, следовательно, на последствия для Запада в отношении изменений в его обороне и стратегических прогнозов?

Читайте также:

У Украины после пятилетнего перерыва появился посол в Казахстане

Нет, нет, и ещё раз нет, согласно моим источникам в НАТО. Об этом же говорят выводы SIPRI, согласно которым фактические расходы России на оборону в 2017 году были намного выше – на 35 процентов – чем значатся в официальной статистике. Как это получается? Как отмечает SIPRI в своей ежегодной “Базе данных о военных расходах”, Москва не учитывает в своем оборонном бюджете траты на определенные виды деятельности, имеющие непосредственное отношение к военной сфере. К ним относятся содержание полувоенных формирований внутри России, размещение вдоль границ страны сотрудников Федеральной службы безопасности (ФСБ), и другое.

Итак, что стоит за 3,7-процентным спадом после десятилетнего периода огромных расходов на оборону и военной модернизации в России? Низкие цены на нефть, четырехлетнее наращивание вооружений со стороны Запада и экономические эмбарго западных стран в отношении Москвы за ее агрессию против Украины, наконец, пробили ее оборонный бюджет? Россия прижата к стенке?

Читайте также:

Санкции против строителей Крымского моста: поддержка крепчает

“Нет, это не так”, – сказал мой информатор из НАТО.

“Показатели расходов последних нескольких лет показывают, что Россия, вероятно, считает, что она добилась значительного прогресса в области военной модернизации. Возможно, теперь они считают, что достигли точки, где они могут отложить некоторые из своих программ. Ничто, о чем русские бы не говорили, не указывает на то, что они решили изменить свою политику. У них есть средства для принятия этих решений, но они не принуждаются обстоятельствами, отнюдь”, – добавил чиновник из НАТО.

Другой источник в НАТО, который также говорил на условиях конфиденциальности, чтобы иметь возможность свободно обсудить этот вопрос, указал еще на одну интерпретацию.

Читайте также:

Гаага: Справедливость настигает не всех, кого следовало бы

“Это фискальная осторожность”, – сказал источник, – Правительство предпочитает не тратить столько сил на защиту по политическим соображениям: они хотят модернизировать армию до определенного момента, но они также хотят сохранить экономическую устойчивость в случае продолжения или расширения эмбарго. Я пришел к выводу, что люди, придерживающиеся сдержанной финансовой политики, получили нужное им внимание Путина”.

Последним фактором, который предполагает сохранение стабильности военных амбиций России, является то, как страна тратит свои “оборонные рубли”. В то время как руководство НАТО по оборонным расходам для союзников составляет 2 процента от ВВП, и при этом 20 процентов должны быть отложены для инвестиций в оборудование и ресурсы, Россия выделяет 50-60 процентов своего годового оборонного бюджета на инвестиции.

В то время как совокупный бюджет обороны России может быть меньше, чем у Франции или Великобритании, гораздо более высокий уровень инвестиций означает, что многим из программ РФ не будет нанесен ущерб результате сокращения расходов на вооружения.

“Это указывает на постоянное повышение возможностей, даже если общая кривая растет довольно медленно, – сказал источник в НАТО, – Кроме того, не забывайте, что по отношению к тому, что за доллары может купить Министерство обороны США, за российские рубли можно купить в России гораздо больше оборудования, потому что оно намного дешевле”.

В целом, выводы о том, что сокращение расходов на оборону в России в 2017 году говорит о снижении военной мощи Москвы, преждевременны. Цели России по ее стратегическому ядерному положению, вооруженным силам общего назначения, возможностям точечных ударов, преграждения доступа /блокированию зоны и возможности быстрого реагирования остаются неизменными. Нет оснований ожидать изменений в военной тактике, используемой Москвой, и ее военных операциях.

Как сказал представитель НАТО, все наоборот: “Я не вижу изменений в масштабах или сложности стратегических ежегодных учений России, в степени ее поддержки Сирии или сепаратистов в Украине, Южной Осетии или в зоне любого замороженного конфликта. Продолжаются тактико-гибридные боевые действия и быстрые учения, информационная война усиливается, в западном военном округе России нет никакого сокращения численности войск”.

Так что же это значит для НАТО?

“Мы находимся на том же месте, где и были”, – сказал представитель Альянса.

Підписуйся на сторінки UAINFO у FacebookTwitter і Telegram

Оригинал – военный аналитик Брукс Тигнер, Atlantic Council

Перевод – Андрей САБАДЫР, специально для UAINFO

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"В политике приходится делать много такого, чего не следует делать."

© Теодор Рузвельт

Пошла пена ртом: в санатории при загадочных обстоятельствах умер ребенок

Украину накрыла смертоносная стихия: впечатляющее видео

Меркель провела встречу с Путиным в закрытом режиме

Школьные базары вытрясут из украинцев последние копейки: что и сколько стоит

ЗНО 2018: Климкин разглядел “катастрофу” и “отсутствие перспектив”

От вас смердит: топ самых грязных городов Украины

Меркель надеется на перемирие в Донбассе до 1 сентября

Погода на 19 августа: синоптик посоветовала сидеть дома

Стали известны подробности свадьбы, на которой Путин отдохнет перед встречей с Меркель

Путин заявил, что транзит газа через Украину будет продолжаться

Ердогана переобрали головою правлячої партії

Дожди в преисподней: синоптики узнали о планах стихии

Скрепы, иконы и священная вода: после ЛГБТ-марша в Одессе начался парад слабоумия и мракобесия

Омелян списал все проблемы железной дороги на украинцев

Гривне конец? Эксперты рассказали, куда полетит доллар на следующей неделе

Народ сменит ориентир: стало известно, чем для Украины обернется отмена поездов в РФ

Почти 70 популярных лекарств исчезнут из украинских аптек: полный список

Нападки ТСН на Оксану Марченко – это политический заказ, – Гайдай

Асеева держат в полной изоляции в “концлагере” – Геращенко

Странная статистика: сколько украинцев получают больше 10 тысяч гривен