USD28.2033

Иловайск: пленные солдаты прошли все круги ада (ФОТО)

В конце августа – начале сентября прошлого года,128 украинских бойцов, пройдя Иловайскую мясорубку, оказались в плену у боевиков так называемой Донецкой народной республики.

Решение сдаться в плен они приняли добровольно: вся техника сгорела, снаряды и патроны кончились , а на руках было очень много тяжело раненых сослуживцев.

Сепаратисты и российские военные обещали: “выйдете по коридору, сдадитесь и боевикам никто не выдаст”. Однако, обманули – сначала расстреляли колонну, а затем всех сдавшихся отвезли в захваченное здание СБУ Донецка.

Один из тех, кто смог выжить в Иловайском котле, при расстреле колонны, пройти плен и все унижения подвальной жизни, был боец батальона “Донбасс” “Заруба”, он и рассказал, как это было.

Иловайский котел

Самый сильный обстрел в Иловайске был 24 августа. Мы жили в частном секторе недалеко от школы. Сперва постреливали. А потом просто лавина огня пошла. Мы в погребе сидели. 

Говорю своим пацанам: “Давайте к роте охраны пробиваться на 5-й пост, наверняка после обстрела пойдет зачистка, надо как-то в кучу сбиваться”. 

Прибежали на 5-й пост, там был Кныш. Он потом тоже с нами в плен попал. Кныш сказал, – самых молодых пацанов в подвал. А мы с ним в доме стол перевернули и еще наблюдали – вдруг пойдет зачистка. Стреляли долго, уже стемнело, все горит. 

Когда огонь прекратили, мы пошли к магазину – там большой подвал. Переночевали. В школу пришли на утро 25-го августа. Там собралось отделение. И пошли депо занимать. С первого раза не получилось. 

Боец АТО

Боец АТО

Дали команду отступить. На следующий день мы с утра опять пошли на депо и заняли управление депо и гаражи рядом с ним. Закрепились.

Там мы были до 28-го августа. По рации слышал, что школу обстреливают, каждый день убитые. Мы, слава Богу, хорошо закрепились, подвал был крепкий. “Градами” обстреливали  в основном школу. Нас так, слегка трепали.

Со стороны “зеленки” постоянно пытались ночью долбить. Но гранатометчики быстро им рот затыкали. У нас 200-х, слава Богу, не было  вплоть до выхода. А 28 августа мы получили команду на выход по “зеленому” коридору.

Расстрел колоны

На Многополье нас начали обстреливать. Когда мы оттуда выскочили, по рации нам начали говорить: “Сдавайте оружие, только в этом случае мы вас выпустим”.

Русские офицеры уже пытались  вести переговоры. Мы сказали, что  оружие сдавать не будем. Все  были настроены на выход с боем. С утра была возня – с ВСУ, с “Днепром” то объединялись колонны, то опять разъединялись.  В итоге разошлись и “Днепр” таки вышел.

Читайте также:

Открытие Керченского моста. Как велась “стройка века” и что она изменит для Крыма и Украины

А нас вообще какой-то другой дорогой повели. С нами “Херсон” был, немного “Миротворец”, “Свитязь” несколько человек, немного всушников.

Едем, а перед Красносельским посадки небольшие и поле, через него дорога.  Смотрю – какие-то флажки белые по краям прибиты. Говорю, похоже, пристреляно уже все, а нас ведут в тир.

Но все уже вперед настроились, кто как мог гнал. Мы где-то до середины поля доехали. Но мина под машину попала. У Гора полная шея осколков. Но он в шоке сам выскочил. Немой тоже осколок получил – в задницу. А все остальны повыскакивали нормально.

Начали мы отстреливаться, стреляли и бежали. Потом начали подтягиваться в Красносельское. А я как-то один в поле остался. Так жутко стало, стреляют – не дают даже башки поднять.

Потом с правой стороны появляется танк ВСУ, несколько транспортов, огонь со стороны русских полностью прекращается. И их тупо пропускают. Я в этот момент встал и в полный рост спокойно дошел до Красносельского. Похоже на то, что им просто дали уйти.

Читайте также:

Как эмигрант из Киева стал всемирно известной звездой: жизненный путь Сержа Лифаря

А на батальон “Донбасс” и добровольцев как россияне нам позже сказали, был приказ на полное уничтожение. 

Техники напалили прилично, те точно не ожидали такого расклада. Хотя и наши машины почти все сгорели. . Почти двое суток бой шел. Семену звонили, всем звонили. Нам говорили – ждите , помощь будет, все уже нормально, держитесь, не сдавайтесь.

Но на второй день было выстреляно практически все. Молодцы пацаны, еще долго броней нас прикрывали. Потом по рации начали говорить, что село пристреляно. Либо сдавайтесь, либо. У нас было очень много раненых.

Не считая тех, кто на поле остался. После того, как мы им технику пожгли, они немного уважительней начали относиться, дали даже кусок поля пройти, собрать тела наших пацанов.

То место, где пожарка была.. это просто обугленные куски наших пацанов, мозги, жуткая картина. Мы это все что смогли на одеяло собрали. Из бехи пацанов… Просто было три обугленных скелета.

Боец АТО

Боец АТО

Ближе к вечеру 29-го августа командиры начали говорить – принимайте решение сами. Моим командиром был Дед. Я его держался. Он дал приказ уходить в плен, чтобы остаться в живых.

Читайте также:

«Украина все поломала»: на Закарпатье назревает бунт, люди мечтают о Венгрии

У нас было много тяжелых раненых, все погреба были забиты, их нельзя было бросить. Плюс девчонок было много. Их надо было как-то Красному Кресту передать вместе с ранеными.

Мы тогда русских десантников в плен взяли – рязанская и псковская десантура. Договорились про обмен – россияне сказали, что не будут нас сдавать ДНР, что девченок наших и раненых передадут Красному Кресту. С тем условием, что мы сдадимся. А у нас уже и боеприпасов не осталось.

А нас обещали ДНР не отдавать, но на утро сдали. И 30 августа утром нас уже привезли в Донецк в СБУ.

Ад в плену

Передали нас подразделению Моторолы, все его люди. Но не Гиви, ни Моторолы там не было. Привезли нас во двор СБУ, выстроили, русское телевидение это все снимало. Начались всевозможные издевательства, заставляли ходить по украинскому флагу. Началась подвальная жизнь.

Первый полтора месяца нас продержали в подвале. Постоянно  допрашивали, в первую очередь офицеров, били. Через полтора месяца 70 человек забрали на восстановление Иловайска, в подвале остались 25 человек.

Отношение было фиговое. А какое еще могло быть? К окопным солдатам еще так-сяк относились. Набранная охранка из наркоманов – это садисты.

И кругом, конечно, чувствовалась контрразведка России. В Иловайске на исправительных работах тоже было много разной публики. Казачество, осетины, чечены. Сербы встречались.

Но самое большое конечно, было российское присутствие. В Иловайске нас заставляли разгружать псевдо конвои гуманитарные.

В плену выжили все. Некоторых, кто выходил группами, потом к нам довозили. В Донецке по отношению к нам провокации всякие были. Говорили, что кормить не будут, свет, бывало, сутками не выключали, каждый час построение.  Такое психологическое давление.

Потом начали пугать, что сформируют два взвода, дадут по карабину, по 5 патронов и выгонят в аэропорт. Тогда как раз киборги давали им жару. Угрожали, что на минные поля бросят. Кстати, когда в Иловайске мы были, выгоняли нас собирать в полях неразорвавшиеся снаряды.

Когда нас в Иловайск перевезли, то немного легче стало. Жили в бараке, каждый день улицу видели. Потом к нам сепары уже даже гуманитарку пропустили, одежду, продукты питания. К нам по-разному относились.

Многие хорошо – и  позвонить давали, и сигареты, даже конфетами шоколадными угощали. А были те, кто проклинал. 

26 декабря нас обменяли. Мы до последнего не верили. В СБУ донецкое завозят, мы решили, что нас опять на подвал определят.

Но когда начали пацанов догружать, потом еще вояк, то мы поняли, что нас везут на обмен.

Теги: , , , , , , , ,
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Все политики делятся на два класса: те кто прикрываясь добром творят зло, и тех кто творит зло не прикрываясь ничем."

Как купить авиабилет в Америку: советы экспертов

Европейский суд по правам человека принял решение о моратории на продажу земли в Украине

Ради политзаключенных: диаспору просят прийти под посольства РФ

“Чернобыльское” молоко и мясо: на рынке обнаружены ядовитые продукты

У Вінниці вивчають досвід співпраці влади і громади представники з 17 областей України

Как украсть миллиард. Эпизод второй. Степан Кубив: срыв курса и разворовывание банков

Золото главы Укрзализныци сравнили с состоянием ее туалетов

Дожились: украинцы стали массово отказываться от мобильной связи и кабельного ТВ

Где заканчивается свобода слова

Главное за ночь: конец Путину и помилование Зайцевой

Стало известно, сколько погибших украинских военных вывезли волонтеры с Донбасса: это боль

За злочини проти України лише гладять по голівці

Морской пехоте Украины – 100 лет: самое интересное из истории войска

Украинцы оценили работу Порошенко, Кабмина и Рады: опрос Рейтинга

Развлечения в стране-агрессоре: дочь украинского олигарха засветилась с другом Путина

Україна на самоті майже не має важелів тиску в питанні звільнення заручників – журналістка

Лгали все это время: 35 украинских футбольных клубов попались на договорных матчах

Вода, вода, наша вода

Госдеп назвал “самое опасное для русскоязычных” место на планете

Лорел или Йенни: автор противоречивого аудио раскрыл правду