USD28.2033

Как Ататюрк победил Эрдогана, – Виталий Портников

На первый взгляд, попытка военного переворота в Турции ничем не отличалась от предыдущих таких выступлений армии, которая вмешивалась в происходящее в стране на протяжении всего ХХ века. Но на самом деле это был совершенно новый переворот – и именно поэтому он был обречен на неудачу.

Сама архитектура Турецкой Республики – такой, какой ее мыслил Мустафа Кемаль Ататюрк, основатель современного государства на месте погибшей Османской империи – базировалась на руководящей роли армии, на том, что именно она будет гарантировать светские устои и демократию. Сам Мустафа Кемаль был генералом. Генералом был и его преемник на посту президента Турции Исмет Иненю. Уже в 1960 году военные вмешались в политические процессы, происходившие в государстве, в конфликт между двумя враждующими группами наследников Ататюрка, добились свержения и последующей казни премьер-министра Аднана Мендереса и возвращения к власти Иненю. 

Подобные действия армия предпринимала еще два раза – в 1971 и 1980 годах, а в 1997 году без всякого переворота, одними только угрозами смогла отстранить от власти тогдашнего премьера Неджметтина Эрбакана, учителя и предшественника действующего президента Турции Реджепа Эрдогана. Исламистская партия Эрбакана также была распущена.

Но на этом все закончилось. Армия слишком близко подвела Турцию к демократии. Политический класс страны задумался о сближении с Европой. Это сближение предполагало изменения в самой конституционной ткани государства. Таким образом, в результате военные – в результате референдума, который инициировал премьер Эрдоган – лишились конституционных прав на “надзор за демократией”. Проще говоря, если в прошлом турецкие военные, свергая правительства и арестовывая депутатов и министров, могли заявлять, что действуют в рамках конституционного поля – то теперь ни о какой правовой поддержке их поступков не могло быть и речи.

Читайте также:

Борис Беспалий: Альтернатива Тимошенко – це адмінресурс, а не персоналії

Это изменение действительно имело решающее влияние. И не только на размышления потенциальных путчистов о своей безопасности после переворота – когда армия решается на мятеж, она думает об успехе, а не о поражении. Это прежде всего подрывало единство в самой армии. В прошлом организатором переворотов – потому что это были не перевороты, а “нормализация” – выступало высшее военное командование во главе с начальником Генерального штаба, решения о вмешательстве принимались на высшем военном совете с участием командующих всеми родами войск. Выступить против такого решения – это и означало мятеж. 

Читайте также:

О привычках постсоветской олигархии

На этот раз начальник Генерального штаба оказался заложником восставших – что уже предопределило поражение путча. Да и сам этот начальник – отнюдь не та фигура, которой были его предшественники. За время, прошедшее после конституционных изменений, Эрдоган сделал все возможное, чтобы добиться лояльности от турецкой армии. Он сменил руководство вооруженных сил, отправил в отставку целый ряд самостоятельно мыслящих военачальников. Группа военных предстала перед судом по обвинению в попытке военного переворота. Более того, были лишены иммунитета организаторы последнего по времени военного переворота 1980 года – что стало серьезным предупреждением всем тем, кто решился бы на вмешательство армии в политику.

Читайте также:

Я должен предупредить Трампа: Язык силы – это то, что Путин понимает лучше всего

Короче говоря, Эрдоган сделал все возможное, что бы предотвратить возможность настоящего военного переворота – и добился успеха. Против настоящего военного переворота, который осуществлял бы Генеральный штаб, он бы не выстоял – как не выстоял бы ни один турецкий политик в прошлом. Но против путча части военных – легко – и ночь мятежа это доказала. Этот путч даже ненужно было предотвращать – потому что рано или поздно он все равно бы состоялся. Его нужно было перетерпеть и выжить – у Эрдогана получилось и то, и другое.

Но в результате он создал совершенно другую Турцию, которой мы еще не видели. Турцию, в которой общество единым фронтом выступает против армии. Переворот осудили как представители правящей партии – так и представители оппозиционных сил. В политическом поле не нашлось никого, кто поддержал бы военных – хотя в прошлом генералы могли опираться на часть политической и предпринимательской элиты, обеспечивавшей руководство Турцией после переворота и сохранявшей ведущие позиции страны даже тогда, когда военные уводили солдат в казармы. Но самое главное – это люди, которые с голыми руками бросались на танки и бронетранспортеры. Эрдоган просто должен это увидеть. И понять, что завтра эта энергия, которая была направлена против танков, пытавшихся его свергнуть, может быть направлена против танков, которые захотят его поддержать. 

Важно не то, что военные не смогли совершить переворот. Важно то, что Эрдоган не сможет совершить переворот и узурпировать власть в стране, что ему – как и любому другому руководителю Турции – придется считаться с этой готовностью граждан защищать демократию от танков и бронетранспортеров. Это, собственно, и есть то, о чем мечтал создатель современной Турции, когда поручал армии защищать демократию от диктатуры – что рано или поздно его сограждане сами дозреют до понимания ее ценности. Турции понадобилось до этого целое столетие – но у нее получилось.

Мустафа Кемаль Ататюрк победил Реджепа Тайипа Эрдогана.

Виталий Портников

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Для политиков реформы – это во-вторых, а может даже в-третьих. Любой ценой удержать себя во власти – вот что для них во-первых."

© Олег Попцов

Пошла пена ртом: в санатории при загадочных обстоятельствах умер ребенок

Украину накрыла смертоносная стихия: впечатляющее видео

Меркель провела встречу с Путиным в закрытом режиме

Школьные базары вытрясут из украинцев последние копейки: что и сколько стоит

ЗНО 2018: Климкин разглядел “катастрофу” и “отсутствие перспектив”

От вас смердит: топ самых грязных городов Украины

Меркель надеется на перемирие в Донбассе до 1 сентября

Погода на 19 августа: синоптик посоветовала сидеть дома

Стали известны подробности свадьбы, на которой Путин отдохнет перед встречей с Меркель

Путин заявил, что транзит газа через Украину будет продолжаться

Ердогана переобрали головою правлячої партії

Дожди в преисподней: синоптики узнали о планах стихии

Скрепы, иконы и священная вода: после ЛГБТ-марша в Одессе начался парад слабоумия и мракобесия

Омелян списал все проблемы железной дороги на украинцев

Гривне конец? Эксперты рассказали, куда полетит доллар на следующей неделе

Народ сменит ориентир: стало известно, чем для Украины обернется отмена поездов в РФ

Почти 70 популярных лекарств исчезнут из украинских аптек: полный список

Нападки ТСН на Оксану Марченко – это политический заказ, – Гайдай

Асеева держат в полной изоляции в “концлагере” – Геращенко

Странная статистика: сколько украинцев получают больше 10 тысяч гривен