USD28.2033

“Киборги” были обречены погибнуть в аэропорту – блогер

Мнения о презентованном вчера украинским телевидением документальном фильме “Аэропорт” разделились. Ожидаемо. Многие не увидели в нём широты и размаха – не было эпических боёв, самоотверженности и взаимовыручки, полного списка защитников, беспримерной храбрости добровольцев, волонтёрских доставок прямо в новый терминал, ночных песен под гитару и многого другого. Кому-то не понравились акценты, каких-то командиров обделили вниманием, а чью-то фамилию забыли внести в наградной лист.

Наверное, в каждой претензии есть своя правда. Просто потому, что события такого масштаба, происходящие в течение 8 месяцев, с участием сотен бойцов едва ли не десятка воинских подразделений, просто физически невозможно втиснуть в предложенный хронометраж. Даже полноценный сериал на 20 эпизодов всё равно не смог бы потянуть “истину в последней инстанции”.

Понимая это, создатели картины лишь обозначили контуры грандиозной битвы за Донецкий аэропорт и назвали одного из ключевых боевых командиров, сумевшего организовать системную оборону этого сложного и довольно большого по площади объекта.

Не вдаваясь в персоналии и даже не пытаясь определить – кому из ребят и в какой степени позволительно носить гордое прозвище – “киборг” – автор этих строк выскажет мнение о фильме глазами диванного зрителя, отличающегося от полного невежды в обсуждаемом вопросе лишь огромным массивом прочитанной и просмотренной информации о боях вокруг донецкого аэропорта, начиная с ранней осени 2014 и до конца января 2015.

Кричать о “всёпрапальщицких зрадах” не популярно и не конструктивно. А главное – несправедливо. Потому, что признаков прямого предательства высшего военно-политического командования по отношению к воюющим в аэропорту нашим бойцам, которое можно было бы установить со столичного дивана, даже прочитав сотни сообщений якобы живых свидетелей и якобы с передовой, всё равно будет недостаточно, чтобы разобраться во всём хитросплетении военных, политических, организационных вопросов. Не говоря уже о всех сложностях человеческого фактора в условиях тотального стресса. Но это справедливо лишь в том случае, когда это касается тактических вопросов и оперативного управления. Зато стратегические провалы видны невооружённым глазом даже на расстоянии. О них и поговорим.

Один весьма неглупый аналитик написал по поводу мотивации президента Порошенко в принятия решений вокруг ДАПа, не скрывая жёсткой иронии по отношению к критикам Петра Алексеевича –

“Что касается Донецкого аэропорта, Порошенко мог отдать два преступных приказа:

1. Выходить из аэропорта;
2. Оставаться в аэропорту.

Все правильно и логично. Все остальные же варианты правильные (озвучиваемые диванным воинством- прим. автора). А Порошенко -# ‎зрадник, почему – то только из этих двух вариантов и выбирал”…

…Парадокс в том, что правда содержится именно в этом парадоксе. Просто она растянута во времени, а не одномоментна, как написал иронизирующий адвокат Порошенко…

“Киборги” были обречены погибнуть в аэропорту.

Такой простой и очевидный вывод достаточно легко сделать на основе анализа принятых высшим военным и политическим руководством Украины решений. То, о чём инсайдерски шептались после первых, вынужденных, не очень выгодных для Украины минских соглашений уже в конце сентября, стало очевидным и нашло своё подтверждение уже в средине-конце октября 2014. Картами, обозначающими линии разграничения, которые были завизированы представителями Генштаба ВСУ, так называемых “ДНР”, “ЛНР” и российскими военными, входящими тогда в совместный украино-российский Дебальцевский центр наблюдения за отводом противоборствующих войск, территория ДАПа подлежала демилитаризации (читай – отходила под контроль “ДНР”). Некорректно включать сейчас сослагательные доводы, но думается, что ГШ ВСУ нашёл бы способ увести оттуда наших бойцов. Ведь вопреки заявлению политиков, подавляющее большинство военных экспертов однозначно утверждали – для того, чтобы контролировать взлётно-посадочную полосу аэропорта, или расстреливать каждый квадратный метр её площади при необходимости (в случае вероятной попытки посадить российский транспортный самолёт), совершенно нет смысла держаться за уже тогда немного разрушенные терминалы и комплекс остальных зданий. Если учесть существующий уже стратегический замысел не проводить наступательных операций.

Читайте также:

Ливия – следующий пункт назначения российской военщины?

Можно ли назвать фактом предательства минское решение о сдаче аэропорта, принятое никем другим, как только президентом Украины Петром Порошенко? Скорее нет, чем да. В сентябрьский Минск он приехал без козырей и готовым согласиться едва ли не на любые условия перемирия. Иловайская катастрофа и полностью проваленная гелетейская “стратегия победы к 24 августа” не добавляли Украине сильных переговорных позиций. К тому же, разрушенный аэропорт Луганска, хоть значительно и уступающий донецкому, был оставлен украинской армией. При этом возможность обстрела его территории тогда сохранялась. И никто не вопил о “зрадах”.

Но здесь в развитие событий вмешался случай, или скорее Судьба. Радиоперехват разговоров боевиков подарил стране один из самых знаменитых брендов войны – наших воинов сами враги назвали “киборгами”. Термин разлетелся в СМИ по всей стране и за считанные дни стал символом. ДАП превратился в нашу “брестскую крепость” и наш “сталинград”. Украина жадно нуждалась в победах и страна получила площадку, на которой эти победы одерживались. Долгое время сначала бессмысленные и плохо организованные штурмы сепаратистов неизменно захлёбывались в больших потерях живой силы и техники. Тоже продолжалось даже тогда, когда сепаратисты, явно поддерживаемые российскими военными с опытом, с каждым разом увеличивали плотность обстрелов, сложность и уровень подготовки своих атак. “Киборги” в течение почти 2,5 месяцев собирали вокруг аэропорта щедрый урожай вражеских трупов и подбитой российской бронетехники.

Читайте также:

НАТО все ближе: Россия пожинает плоды своей агрессии

Но враг тоже сделал выводы. Судьба наших ребят была решена именно в тот момент, когда сами украинцы, своей широчайшей поддержкой, всенародной любовью и гордостью окружили защитников донецкого аэропорта. Произошла “сакрализация” места и участников битвы. Извините, за столько затёртый кремлёвской пропагандой термин. Как только украинцы увидели в “киборгах” едва ли не бессмертных воинов-характерников, враги тут же морально стали готовиться к демонстративному уничтожению этого символа. Любой ценой. Символ наших побед должен быть сокрушён. Недаром они 87 раз объявляли о его взятии.

Именно поэтому вокруг ДАПа фактически не соблюдался режим прекращения огня ни одного дня после Минска-1. Именно поэтому каждый новый штурм становился всё более подготовленным и имел с каждым разом лучшую артиллерийскую и танковую поддержку. Уже к декабрю стало окончательно понятно, что основное сооружение аэропорта – новый терминал, эта современная уже полуразрушенная коробка из остатков гипсокартона, пластика и тоненьких профилей с точечными кусками железобетона, не сможет выдержать усиливающихся обстрелов. Физически. Именно в тот момент впервые многие из волонтёров, побывавших непосредственно в терминале, и даже профессиональные военные, наблюдающие за оперативной обстановкой со стороны, однозначно советовали уйти из аэропорта, сохранив жизни нашим бойцам. И вот здесь мы подходим к ключевой ошибке военно-политического руководства, которое предопределило будущую катастрофу. Если бы в тот момент, Порошенко не пошёл на поводу у воинственно-настроенного общественного мнения, раздающегося зачастую с уютных столичных диванов, а принял волевое решение отвести остатки гарнизона и уничтожить уже достаточно разрушенную инфраструктуру аэропорта вместе с ВПП, то мы сохранили бы десятки, а возможно и сотни жизней, возможно 10-20 наших бронированных машин и продолжали бы контролировать зону ДАПа с помощью дальних обстрелов артиллерии, уже сосредоточенных тогда в близлежащих населённых пунктах – Песках, Опытном, Авдеевке и др. Но президент “повёлся” на героизм. Его обвиняли в попытках сдачи аэропорта, он её отбросил. Тем самым совершив вышеуказанную саркастически ошибку №1.

Читайте также:

Думают, что уже победили: Томенко назвал причину, которая мешает политикам «бороться» за Украину

Вторая же ошибка уже целиком и полностью лежит на совести военного командования украинскими боевыми подразделениями в том секторе ответственности. Получив относительное перемирие или, скорее, передышку с уменьшенной интенсивностью боёв в конце декабря-начале января, высшее военного командование не обеспечило надёжного прикрытия здания нового терминала, которое с каждой неделей становилось всё более беззащитным перед обстрелами увеличивающегося калибра артиллерии и систем залпового огня. Находящийся “на острие” наших позиций ДАП, давно отрезанный на 1-1,5 км от основных баз наших военных в пос. Пески и других близлежащих населённых пунктов, был обречён. Стратегия запрета на атакующие действия не позволяла отбросить сепаратистов подальше от ДАПа, тем самым сделав новый терминал, здание метеостанции, диспетчерскую вышку и некоторые другие сооружения не самым краем передовой, а хотя бы вторым эшелоном. Не нужно было быть военным экспертом, чтобы понимать – враг сосредоточит именно на этом выступающем “острие” всю мощь своих атак и артиллерии уже не столько для штурма руин, сколько для того, чтобы окончательно сравнять их с землёй.

Нет смысла повторять хронологию событий января 2015, но фактически они разворачивались именно таким образом – задействовав ракетные системы большого калибра, специальные снаряды, которые подрывали установленные нашими бойцами минные поля, российско-сепаратистские подразделения просто методично уничтожали остатки бетонных перекрытий и стен. И тогда, в январе, второй раз была совершена трагическая ошибка – теперь уже “купившись” на заверения Генштаба, что аэропорт едва ли не неприступная крепость, Порошенко публично раздаёт обещания “не сдавать, отбить, перейти в контратаку” и т.д. Какая логика диктовала удержание здания аэропорта фактически любой ценой в тот момент, когда даже ВПП подрывалась специальными зарядами, чтобы сделать невозможной посадку на неё транспортов из России?

Очень быстро оказалось, что плохо подготовленные контратаки украинцев были остановлены сепаратистами и успешно отбиты. А здание аэропорта обрушилось, похоронив под своими руинами десятки бойцов. Не считая тех десятков, которые погибли и сгорели на подступах, тщетно пытаясь атаковать хорошо укреплённые за время “перемирия” позиции сепаратистов в монастыре, пос. Спартак и на подступах к Донецку.

Руководители армии и государства стали заложниками своего популизма, поддались давлению общественного мнения, которое преимущественно состояло из ура-патриотов и крикунов, и дважды совершило трагически ошибки – первый раз имея тайный план сдачи аэропорта сепаратистам, но согласилось на то, чтобы “киборги” продолжили оборону. Второй раз – уже по своей воле оставив под жесточайшим огнём наших ребят и лишив их поддержки из-за непродуманной системы контратакующих действий именно тогда, когда оборонять руины уже было бессмысленно.

… Премьера фильма “Аэропорт” знаменует собой новую страницу нашей истории. Об этой Войне за Независимость снимут много фильмов и напишут книги. У многих произведений искусства будут трагические финалы, картины смерти и ужаса. Война редко обходится без этого. “Аэропорт” не стал чем-то выдающимся, обычный фильм о ежедневных буднях войны – жестокого ремесла воинов. Но главная проблема его не в художественных недостатках. Не в том, что кого-то незаслуженно обошли вниманием или недооценили. Его главная проблема в том, что президент там был неуместен. Две фатальные ошибки – его и назначенного им командования Генштаба привели к десяткам, если не сотням лишних жертв, которых можно было бы избежать. Отдав кусок ненужной земли и груду полуразрушенных стен.

Легенда о “киборгах” не имела шансов на счастливый конец в той системе принятия стратегических решений, которая существовала. Увы. Не сделав из этого выводов, затерев свои промахи мишурой героического кино-эпоса и блеском розданных наград, наши руководители рискуют повторить такие трагические и непростительные ошибки. 

Циля ЗИНГЕЛЬШУХЕР

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Политик – это человек, который пожертвует вашей жизнью за свою родину."

Бойко прячет в России миллионное состояние: прикрывается женой

Атака грішми: коли банки страшніші за танки

Зеленский о выборах президента и рейтинге: Бороться так бороться

Проблемы подождут: как команда Кличко спровоцировала техногенную катастрофу в Киеве

Навіщо Росії “кримське представництво” і що цьому протиставити

Единая церковь будет доминирующей через 5 лет – митрополит УПЦ МП

Близки по крови: у Путина сделали возмутительное заявление об украинцах

Минобороны меняет руководство по новому закону о нацбезопасности

Глеб против: почему фармацевтический магнат противостоит изменениям в закон Украины «О лекарственных средствах»?

“Фашисты в Украине”: допросили одну из лидеров венгров Закарпатья

Зеленского “в народ” не пустят: раскрыта стратегия шоумена на выборах президента

Луценко має підписати підозру Холодницькому, а САП потребує перезапуску – Шабунін

В 2019 году украинцев оставят без сигарет и алкоголя, Рада готовит “сухой закон”: все детали

Церковь в Украине станет поместной, но больше не будет украинской

На комитете Генассамблеи ООН одобрили резолюцию Украины по Крыму

УПЦ МП сделала свой выбор – уход в контрпродуктивную изоляцию

Кто в ООН голосовал против украинской резолюции по Крыму: список

Стало известно имя тайного спонсора Зеленского: и это не Коломойский

Простая идиома о том, почему нынешняя команда должна исчезнуть

Россия угрожает закрыть Азовское море украинским судам