USD28.2033

Коронавирус и Евросоюз. Убивает или делает сильнее?

Коронавирус и Евросоюз. Убивает или делает сильнее?

Пускай политические полномочия структур ЕС не так велики, а существующие договоры дают Европейской комиссии полномочия только поддерживать национальные правительства, а не возглавлять борьбу с эпидемией, ЕС может предпринять три шага, которые помогут сократить извечный разрыв между ожиданиями европейцев и реальными результатами усилий Брюсселя

На второй неделе марта Всемирная организация здравоохранения предупредила, что быстрое распространение нового коронавируса – это результат «бездействия пугающих масштабов». С каждым днем становится все очевиднее, что нынешняя эпидемия – это непростое испытание для властей и что спасение жизни требует жестких мер контроля, которые ограничивают индивидуальные свободы.

Сначала Европа пристально следила за тем, как борется с вирусом авторитарный Китай. Сообщения, как местные власти скрывали информацию о вспышке и даже уничтожали доказательства, напомнили европейцам о неумелых действиях Советского Союза по преодолению последствий чернобыльской катастрофы.

Не удивила европейцев и первоначальная реакция Кремля, который счел эпидемию удобным предлогом для проведения квазиреферендума о внесении поправок в российскую Конституцию, позволяющих Владимиру Путину оставаться у власти до 2036 года. Но постепенно и Кремль стал адаптироваться к меняющимся условиям.

Однако самоуспокоенность демократических стран продолжалась недолго. От начального отрицания Китай перешел к масштабной мобилизации, которая, судя по всему, позволила сдержать эпидемию. А в Европе забеспокоились, смогут ли их правительства вовремя сорганизоваться для того, чтобы «сгладить кривую» распространения вируса. Драгоценное время для подготовки уже было упущено, но европейские политические лидеры осознали это слишком поздно.

В странах ЕС коронавирус привел к очень разным политическим последствиям. Через две недели после того, как Европа превратилась в эпицентр глобальной пандемии, две ирландские партии, которые всегда были в оппозиции друг к другу, согласились создать коалиционное правительство. В Бельгии переходное правительство получило широкие полномочия для борьбы с вирусом на шестимесячный срок. В Германии политические партии выразили готовность поддержать Ангелу Меркель и отказались от приверженности «черному нулю» (то есть бездефицитному бюджету).

Читайте также:

Береза: В окружении Зеленского явно очевиден реванш антиукраинских сил, но украинцы умеют защищать свое право на свободу

В то же время в Венгрии премьер-министр Виктор Орбан воспользовался ситуацией, чтобы перейти к полномасштабному авторитарному правлению: опираясь на конституционное большинство своей партии, он приостановил работу парламента и получил полномочия править посредством декретов, затыкая рты недовольным. В Эстонии, Латвии и Румынии правительства хотят использовать кризис для того, чтобы снять с себя обязательства, которые налагает на них Европейская конвенция по правам человека.

Коронавирус влияет на каждое общество и его политические институты. На первом этапе власти раздумывают, что делать. Когда эпидемия обрушилась на хронически нестабильную Италию, где политики пытаются обратить любую информацию в политические очки, премьер-министр Джузеппе Конте, руководствуясь добрыми намерениями, но плохими советами, стал совершать одну ошибку за другой. Италия оказалась первой европейской страной, ставшей жертвой неумелого кризисного управления.

Читайте также:

У спадок від совка нам дістався старий “Москвич” – Друзенко

Президент Франции Эммануэль Макрон, опираясь на авторитет науки и статистики, заявил: «У нас идет война», и мобилизовал все человеческие и материальные ресурсы, чтобы спасти жизни, пускай и через государственное принуждение, – но только после того, как состоялся первый тур муниципальных выборов. Вышедшая из ЕС Великобритания пыталась дистанцироваться от творившегося на континенте и сохраняла спокойствие, однако вскоре блеф премьер-министра Бориса Джонсона стал вызывать все больше вопросов, что вынудило правящую партию отнестись к ситуации с должной серьезностью.

Через три с половиной месяца после начала эпидемии в Ухане количество смертей в Европе превысило китайские показатели. Правительства большинства государств ЕС все активнее копируют меры азиатских стран, у которых уже есть опыт борьбы с вспышкой атипичной пневмонии. То есть максимально ограничивают свободу передвижения, чтобы ослабить нагрузку на больницы. Еще недавно столь жесткие меры в Европе было невозможно представить.

Но такая инстинктивная реакция ради самосохранения – только одна сторона медали. Вспышка коронавируса также возвращает большинство европейских стран к политике, основанной на фактах, отодвигая на задний план любителей дезинформации, популистов и прочих бойцов киберфронта. И хотя степень проникновения вируса в разных странах ЕС различается, все очевиднее становится необходимость кризисного управления на общеевропейском уровне.

Читайте также:

Александр Кочетков: Премьер Гончарук – последователь Кашпировского

Пускай политические полномочия структур ЕС не так велики, а существующие договоры дают Европейской комиссии полномочия только поддерживать национальные правительства, а не возглавлять борьбу с эпидемией, ЕС может предпринять три шага, которые помогут сократить извечный разрыв между ожиданиями европейцев и реальными результатами усилий Брюсселя.

Первый шаг – координация действий: лидеры 27 стран ЕС уже выступили с заявлением, что обеспечат совместные закупки индивидуальных средств защиты, увеличат средства, выделяемые на разработку вакцины, и будут координировать меры для смягчения социально-экономических последствий кризиса.

Второй шаг – послабления в сфере регулирования экономики. Масштабы экономического ущерба еще предстоит оценить, но закрылась значительная часть предприятий сферы услуг и промышленности. Вполне вероятно, что в этом квартале ВВП сократится на четверть, если не на треть.

ЕС уже смягчил многие нормы и требования. Предложение Еврокомиссии приостановить действие правил, регламентирующих размеры бюджетного дефицита и госдолга, одобрили министры финансов стран ЕС. Брюссель также выработал рекомендации по созданию «зеленых коридоров», которые обеспечат свободное движение товаров на едином рынке, устранив опасения относительно перекрытых границ и заторов при их пересечении. Кроме того, европейские власти одобрили временную схему оказания государственной поддержки, которая должна предоставить компаниям необходимую ликвидность в период кризиса. Европейский Центральный банк готов выделить 750 млрд евро, или 4% ВВП ЕС, для рыночных интервенций в условиях пандемии.

Третий шаг – солидарность. Ее нехватка проявилась, когда Италия пожаловалась, что другие страны ЕС не откликнулись на ее просьбу о поставках медицинского оборудования. Посыл партнеров по ЕС был ясен: они сами нуждаются в аппаратах вентиляции легких и респираторных масках. Зато помощь Италии представил Китай. Как это ни удивительно, медицинское оборудование привезла и Россия, заработав себе несколько очков в борьбе геополитических нарративов.

Впрочем, Еврокомиссия уже объявила о новых мерах по организации (и финансировании на 90%) стратегических запасов медицинского оборудования, подчеркнув, что эта инициатива «запускает механизм европейской солидарности». Можно ожидать и других действий, например наращивания инвестиций в биотехнологии и в развитие промышленной базы для обеспечения стратегической автономии ЕС в медицинской сфере.

Подобные конкретные меры нужны не только для того, чтобы помочь странам в трудную минуту. В условиях социального дистанцирования они также покажут европейским гражданам и международным партнерам, что ЕС способен помочь состоящим в нем странам и остается силой, с которой нужно считаться.

В последнее десятилетие ЕС выдержал много кризисов и, без сомнений, переживет и нынешний. Принятые, пусть и с опозданием, на наднациональном уровне меры демонстрируют стремление сохранить те основы, на которых зиждется ЕС, несмотря на все потери, которые вирус принес людям, экономике и государствам. То, что не убивает ЕС, делает его сильнее.

Материал подготовлен в рамках проекта «Россия – ЕС: развивая диалог», реализуемого при поддержке Представительства ЕС в России. Стивен Блокманс – один из членов экспертной сети ЕС – Россия по внешней политике (EUREN)

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Для политиков реформы – это во-вторых, а может даже в-третьих. Любой ценой удержать себя во власти – вот что для них во-первых."

© Олег Попцов

Регистрация

(Максимальный размер файла 0,5Mb)

Восстановление паролю

Пожалуйста, введите ваш логин или адрес электронной почты.

Денис Казанський: В Україні має працювати нормальний муніципальний громадський транспорт, а не сомалійські пірати на “Богданах”

Zoom начнет отключать пользователей, которые не “обновятся”

Кирилл Сазонов: Наивные сторонники примирения с Россией в Киеве получили хороший урок – Кремль плевать хотел даже на самые свежие соглашения

Друзі, в країні 6 років іде війна, іде світова криза. Невже ви думаєте, що вас не зачепить? – Гай

Замглавы МВД: В Украине криминальные кланы “крышуют” пассажирские перевозки

В NASA сказали, когда экипаж Crew Dragon попадет на борт МКС

Посол США в ОБСЕ призвал Россию вернуть Крым Украине и прекратить войну на Донбассе

МИД: Миротворцы Украины участвуют в операциях ООН в шести странах – инфографика

Nissan в декабре закроет свой завод в Барселоне

Прибывшим на ВНО из-за рубежа или оккупированных территорий не нужна обсервация – Степанов

Чому не можна відкривати КПВВ на Луганщині та Донеччині

Тайваньский стартап представил два легких электробайка

Кинофестиваль в Торонто меняет формат

В ОП сказали, как будут решать вопрос с “кадровым голодом” в Украине

Віч-на-віч із Америкою: якби Зеленського не було, Путінові треба було б його вигадати

Новости из зоны. Как скрепные “дедов продавали”

На Житомирщине открыли солнечную электростанцию

Чилдрен Кинофест стартовал онлайн, в основной программе — семь фильмов

Повышение пенсионного возраста, высокая коммуналка, закрытие школ: что нас ждет с новой программой МВФ

Писательница: Детей забывают в авто, в супермаркетах и на природе. Морали не будет. Просто сердце болит за каждого ребенка