USD28.2033

Кремль не просто готовится к войне

На территории оккупированного Донбасса в последние время наблюдается усиление обстрелов, увеличение числа погибших и раненых как среди солдат регулярной украинской армии, так и среди мирных жителей. Об этом, еще 13 июня, во время круглого стола заявила представитель Украины в гуманитарной подгруппе трехсторонней контактной группе в Минске Ирина Геращенко.

«Мы имеем за последние недели рекордное количество погибших и раненых на фронте», – сказала Геращенко. Она подчеркнула, что Россия продолжает демонстрировать неуважение к минскому процессу, регулярно нарушая режим тишины, — пишет Лариса Волошина для7days.us.

При этом, Gazeta Wyborcza, цитируя экспертов разведывательного управления Канады – CSIS пишет, что открытие нового фронта в гибридной войне против Украины на Донбассе маловероятно, одновременно отмечая, что «Россия начала масштабное перевооружение своей армии, причем процесс модернизации касается, прежде всего, частей с обычным вооружением. Это указывает на то, что страна готовится к войне».

Так что же происходит? Зачем Путину готовиться к войне, если в минском процессе у него есть все шансы, выполняя условия соглашений, снять с России санкции уже в декабре, не теряя при этом влияния на регион? Ведь не секрет, что пророссийские настроения жителей востока Украины, является гарантией прихода к власти там исключительно пророссийски настроенных элит. И как сопоставить усиление обстрелов с маловероятностью полномасштабной войны на Донбассе?
Ответ прост. Россия, в представлении ее лидера, воюет не с Украиной, а с США и Западом, стремясь к пересмотру итогов Холодной войны. Владимир Путин ведет борьбу за советское наследие – те сферы влияния и то место, которое занимал СССР. Кремль не интересует влияние на Донбасс.

Он стремится к разделу современного мира по принципу добытых военным путем провинций. Пока мир естественным путем делится на рынки и экономические союзы, стремительно беднеющая Россия пытается вернуться в двуполярное противостояние военных сфер влияния. Недаром выступление Владимира Путина на Санкт-Петербуржском экономическом форуме полностью было посвящено геополитическим темам, сверхдержавам и военным доктринам. Военная эскалация, как и экономическое давление – только способ для достижения в том числе и экономических целей.

Представитель Украины в подгруппе по безопасности Евгений Марчук, в интервью «Громадському ТВ» высказал мнение, что военная эскалация на Донбассе – это своеобразный «дьявольский язык» минского переговорного процесса.

В качестве примера, он привел свой диалог с российским представителем: «Мне удалось один раз во время кофе-брейка переговорить неформально с представителем России. До этого мы с ними договорились на группе, что на Пасху прекратим огонь. Договорились официально, предупредили, связались со штабами, чтобы с нуля часов и… сколько выдержим… обоюдно прекратить огонь. Чтобы хоть в этот день дать людям покоя.

Читайте также:

Латвійський приклад для України

А в 4 часа утра опять начались обстрелы. Я его спрашиваю: «Сколько это может продолжаться? Мы договариваемся, даем публичные заявления, а потом вот так происходит». А он так, между прочим, мне и отвечает: «Пока не будут решены политические вопросы. До тех пор оно так и будет». «Мы прекрасно понимаем, – продолжает Марчук, – что ни Плотницкий, ни Захарченко не решают, когда активизировать обстрелы, а когда приглушить. Очевидно, что все решается в Москве».

Евгений Марчук отмечает, что так как переговорный процесс – это не только компоненты безопасности, но и политические шаги, выборы, экономика оккупированного региона, то вполне очевидно, что военным обострением Россия очень часто демонстрирует Украине, «что она может и так, и так», что это Москва управляет переговорным процессом.

Читайте также:

Як слід покарати колаборантів за участь у псевдовиборах в ОРДЛО

На словах декларируя стремление к миру, Россия на практике демонстрирует полное пренебрежение достигнутыми ранее договоренностями, используя военный компонент, как способ укрепления своей переговорной позиции. В принципе, мы имеем дело с настоящим шантажом – «Либо будет по-нашему, либо мы начнем убивать заложников».

27 мая в Афинах, на пресс-конференции по итогам переговоров с руководством Греции, президент России сказал, что стрельба в оккупированной части Донбасса не прекратится до тех пор, пока не будут внесены изменения в конституцию Украины. «Нельзя откладывать эти решения под предлогом того, что в зоне разграничения кто-то в кого-то стреляет. Если нет желания проводить политические преобразования, то всегда найдется тот, кто стрельнет, и этот процесс может происходить бесконечно», – заявил он, подтвердив тем самым слова украинского переговорщика.

Казалось бы, для России сегодня совершенно не выгодно продолжать нагнетать обстановку. После того, как провалилась идея создания на месте восьми украинских областей проекта «Новороссия», для российского лидера, стремящегося вывести страну из-под санкций, было бы разумней оставить разгромленный Донбасс. Но, он поступает совершенно по-другому. Почему?

Читайте также:

Маниакальные амбиции: стало известно, что Захарченко хотел сделать с Донбассом

Потому что вся политика постсоветской России построена на безнаказанной циничной агрессии. Этнические чистки в Чечне, военная поддержка сепаратистских режимов в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии, пятидневная война с Грузией, установление полицейского режима внутри страны, изгнание и убийство лидеров оппозиции, отрицание конституционных норм и попрание норм международных – все это явления одного порядка.

Путин стал президентом, выстроил свою вертикаль, уничтожил конкурентов и добился определенного влияния в мире именно потому, что действовал так, как будто его агрессивных хищнических планов никто не видит. И вот сейчас, столкнувшись с реакцией и санкциями, он уже не может отступить назад. Ведь возвращение России к правовым нормам, обрушит режим, функционирующий исключительно на идее их отрицания.

Изменение западной риторики после начала агрессии в Украине, усиление НАТО, вполне четкая констатация военными чинами исходящей от России угрозы – дают Путину понять, что мир прекрасно осознает с чем, с какой опасностью он имеет дело. Санкции требуют восстановления правового поля.

За уходом из Донбасса, сразу же последует требование де-оккупации Крыма, а затем – урегулирования тех многочисленных замороженных конфликтов, в которых Россия принимает участие. Процесс восстановления норм международного права рискует стать столь же прогрессирующим, как и процесс их попрания.

В Санкт-Петербурге на встрече с руководителями международных информагентств, Владимир Путин комментируя размещение новой системы ПРО в Румынии, заявил, что Россия будет вынуждена отвечать на шаги Запада, несмотря на упреки в агрессивном поведении. «Мы по годам знаем, что будет происходить. И они знают, что мы знаем»,- сказал российский лидер, говоря об усилении НАТО.

Для Путина не секрет, что мир знает о подлинной роли России в дестабилизации обстановки в Украине. Мир знает и готовится защищаться, если Россия вздумает напасть на страну члена НАТО. В тот же момент, роль России в конфликте на Донбассе в официальной риторике преуменьшается. Ряд западных политиков высказывается за отмену санкций и возобновление отношений с Россией, без восстановления территориальной целостности Украины. Вот, что означает путинское «мы знаем, что они знают». Это констатация, что в отношении не члена НАТО, военная агрессия России встречает не столь однозначную оценку.

Двойственность западного дискурса по нарушениям международного права в отношении Украины очень напоминает «дьявольский язык» минских переговоров. Запад, демонстрирует России «что он может и так, и так» – либо считать ее агрессором и угрозой, либо «в упор» не замечать нарушения ею границ суверенного европейского государства не члена Альянса. Повышая ставки, усиливая эскалацию, проводя учения на границах со странами НАТО, Россия делает то же, что и всегда – стремится показать, что это она управляет процессом. Путин приглашает мир к переговорам по трактовке норм международного права в зависимости от статуса жертвы. Двойственность подходов намекает, что международные принципы могут быть пересмотрены в зависимости от обстоятельств.

Пока это так – Россия будет создавать эти обстоятельства снова и снова. Москва не просто готовится к войне, она уже ведет ее, открыто аннексировав украинскую территорию. Границы права уже проломлены. И единственный способ сделать эскалацию бесперспективным методом достижения поставленных целей – это защищать принципы. Западному миру необходимо определится где проходят его границы: по пограничным столбам, или по правам и ценностям?

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"У нас начинается тяжелый период жизни: парламентские, затем еще страшнее - президентские выборы"

© А.Лукашенко

Останнім часом Порошенко використовує абсолютно хибну риторику – політичний експерт

Страдания немолодого Путина: как прошел визит “хозяина России” в Сингапур

Вінниця тримає першість за кількістю підписаних декларацій із сімейними лікарями

Українська армія отримала нову партію танків Т-72

Вінничани побачать виставу із закритими очима

Ольга Богомолець: Уряд принципово не виконує рекомендацій ООН у сфері захисту прав людини

Голову Козятинської райради взяли на хабарі

У Facebook Messenger доступна нова функція

У Вінниці завершують будівництво іще одного муніципального будинку

Словакия – Украина: “сине-желтых” ждет “соколиная охота”

Климкин и Волкер: Политическое давление на Россию надо усилить

У мережі з’явилося зворушливе останнє відео послання Стена Лі (відео)

В Украине запретили фильм с Зеленским в главной роли

Усик сказав, чому не хоче звання “Герой України”

Почему не заработают российские санкции против Украины

Коноплянка: Мне запомнилось, что мы не уступаем Словакии

Гигантскую суперземлю обнаружили у ближней звезды

Я от бабушки ушел. Галкин рассказал о разводе с Пугачевой

Слежка за синагогой: раввин говорит о доказательствах против НАБУ

Народні депутати підготували черговий законопроект, що може вбити свободу слова