USD28.2033

«Листапад»-2019: Иди и смотри

«Листапад»-2019: Иди и смотри

Фильмы Минского фестиваля посвящены не конкретной войне и её последствиям, а любой войне, всем войнам

Показав «со второй попытки» ленту «Моя бабушка с Марса» Александра Михалковича, поднимающую тему российской оккупации Крыма, которую белорусские власти предпочитают обходить молчанием, организаторам фестиваля удалось провести демонстрацию «Атлантиды» Валентина Васяновича, фильма, посвящённого ещё более неудобной в глазах местных чиновников проблематике войне на востоке Украины.

Представители отечественной киноиндустрии, познакомившиеся с «Атлантидой» на закрытых показах, отзывались о ней как об одном из лучших произведений украинского кино за все годы независимости, а интерес более широких кругов привлёк полученный фильмом главный приз конкурса «Горизонты» Венецианского МКФ. С десяток украинских фестивальных отборщиков, продюсеров и журналистов приехали в Минск специально для того, чтобы воспользоваться возможностью поскорее увидеть картину Васяновича, дата украинской премьеры которой пока не определена.

Действие «Атлантиды» разворачивается на Донбассе в 2025-м году, после завершения российско-украинской войны. Центральный персонаж ленты по имени Сергей, молодой ветеран боевых действий, трудится на металлургическом заводе и посещает стрельбище, тоскуя по живым мишеням. Его фронтовой товарищ, соратник в цеху и в военных играх, сетует на окружающих, которых даже война не избавила от ностальгии по Советскому Союзу и проимперских мечтаний. Одно время он даже хотел всех перестрелять, замечает он Сергею, но потом понял, что проще уж самому исчезнуть. Однажды он так и делает, бросившись в чан с расплавленным металлом.

Вслед за другом Сергей теряет и работу. Иностранный владелец предприятия, сопровождая переданное по видеосвязи выступление кадрами из «Симфонии Донбасса» Дзиги Вертова, закрывает его на «реорганизацию», призывая уволенных сотрудников гордиться достижениями прошлого и радоваться открывающимся перспективам. Неприкаянный и одинокий, Сергей находит возможность вернуться на поля сражений – в составе волонтёрской организации, занятой поиском тел погибших. Перевозя от разрытых среди пустошей безымянных могил к времянкам медэкспертов павших в бою, расстрелянных, замученных, Сергей кажется одним из тех мёртвых, которым только и осталось, что хоронить своих мертвецов. Однако помогающая ему в транспортировке трупов девушка-волонтёр, похоже, пробуждает в нём волю к жизни.

Читайте также:

Комитет рекомендует Раде принять законопроект о господдержке кино

Описывая будущее Донбасса и Украины в целом, Васянович раскрывает постапокалиптический характер послевоенной жизни – какой бы справедливой и победоносной ни была война. Состоявшееся освобождение украинскими войсками восточных областей и изгнание российских оккупантов не способно вернуть душевный мир ни обитателям этой земли, ни её освободителям и защитникам. В этом пространстве приходящих в упадок заводов, обезлюдевших селений и заминированных пустошей и развалин царят неизжитые обиды, разочарования и гражданская рознь. Главным свидетельством возвращения к мирному существованию оказывается как раз деятельность волонтёров, отыскивающих трупы, и должностных лиц, фиксирующих особые приметы мертвецов – причины смерти, степень разложения, принадлежность к украинской армии, к отрядам сепаратистов или к российским войскам.

Представительница международной экологической миссии предлагает Сергею применить свои знания за рубежом, ведь здесь земля заражена военными отходами, трупным ядом и ненавистью. «Столько лет воевать, чтобы уехать?» – возражает Сергей, поясняя привязанность к родному краю травмами прошлого, а не возможностями будущего, в которые, очевидно, не верит сам. Впрочем, оказавшись перед этим ключевым и для наших современников вопросом – уехать или остаться, – он обещает собеседнице подумать над её предложением, зрителю же впору задуматься – почему Сергей, выбирая между Донбассом и жизнью за границей, не рассматривает переезд в области западнее Донецкой и Луганской. Быть может, в изображённом Васяновичем мире (и только ли в нём) подобному человеку, страдающему от поствоенного синдрома, просто не находится места в не знакомых с войной городах Украины – или, возможно, атмосфера этих городов в 2025-м не будет особенно отличаться от донбасской?..

Читайте также:

“Атлантида” и “Домой”: на Viennale покажут украинское кино

Помимо «Атлантиды» и белорусско-украинской «Моей бабушки с Марса», в конкурсных программах «Листапада» участвуют ещё две картины, созданные при поддержке Держкино. В конкурс дебютов «Молодость на марше» вошёл фильм Антонио Лукича «Мои мысли тихие», о котором мы писали в материале об Одесском кинофестивале, где фильм получил приз ФИПРЕССИ, а в основной конкурс вошла чешско-словацко-украинская «Раскрашенная птица» Вацлава Маргоула (её украинская премьера состоялась в рамках Киевской недели критики, однако выйдет ли она в прокат, пока остаётся неясным).

Читайте также:

В Киеве покажут фильм-воспоминание о воинах УНР

«Раскрашенная птица» поставлена по одноимённому роману американского писателя польско-еврейского происхождения Ежи Косинского, обладающего весьма противоречивой репутацией. Вышедшее в 1965-м году повествование о еврейском мальчике из Польши, с началом Второй мировой войны отправленном родителями в сельскую глушь, где, как они думали, ему будет легче выжить, и столкнувшемся с самыми варварскими проявлениями ксенофобии и жестокости, в своё время воспринималось как носящее автобиографический характер правдивое свидетельство о Холокосте. Когда же выяснилось, что Косинский вместе с семьёй провёл военные годы вполне благополучно благодаря помощи жителей небольшого села во главе с ксёндзом, роман был ославлен как злобный вымысел. Неприязнь к нему в Польше особенно велика, и Маргоулу не удалось при разработке проекта заручиться поддержкой польских кинокомпаний и фондов.

Вместе с тем, довольно сложно представить человека, который, читая книгу, может вообразить, будто автор описывает собственное детство – очевидно, что физически ребёнок не способен выдержать описываемых побоев, к тому же трудно поверить, будто всю эту череду самых эксцентрических инфернальных образов мог увидеть, странствуя от села к селу, один человек. Однако, пускай сам Косинский не переживал ничего подобного, его роман вполне реалистично описывает произошедшее с тысячами, миллионами евреев, цыган, антифашистов и прочих, которых сдавали нацистским оккупантам – а то и собственноручно расправлялись с ними, – соседи, односельчане, коллеги по работе от Франции до Украины.

Вслед за романом, фильм насыщен довольно точными деталями вроде жестоких поборов, которым подвергают крестьянское население партизаны (что лишний раз свидетельствует о способности отборщиков «Листапада» идти вразрез с официальной доктриной, учитывая поддерживаемый властями Беларуси культ партизанского движения), или карательного рейда русских казаков-коллаборационистов (в книге его осуществляли, что также представляется вполне достоверным, калмыки). И всё же Маргоул показывает, что происходящее выходит за пределы исторической конкретики и просто не подчиняется привычным законам достоверности, выявляет присущий повествованию характер притчи. Изысканно снятая и блестяще разыгранная чёрно-белая картина предстаёт сказанием о конце времён и об их начале, чьё действие разворачивается на руинах цивилизации, неотличимых от строительной площадки нового мира – по сути, то же можно сказать и о фильме Валентина Васяновича. Обвинять авторов в искажении исторических фактов уместно не более, чем упрекать в нереалистичности картины Босха. Перед аудиторией предстаёт в буквальном смысле апокалиптический мир, мир откровения о человеческой природе, всё худшее в которой проявляется с вызванным войной распадом социальных связей, исчезновением государственной системы правопорядка, пробуждением наших худших страхов о чужаках, освобождением нашей алчности, похоти и жажды насилия. Герои похожи на обитателей Содома и Гоморры, и зритель вслед за читателем может пожалеть, что правосудие не обрушивается на них с неба серой и огнём. И всё же в этом бестиарии порока встречаются проявления подлинного сострадания, милосердия и самоотверженности.

Подобно «Апокалипсису сейчас» Фрэнсиса Форда Копполы или «Донбассу» Сергея Лозницы, «Атлантида» Васяновича и «Раскрашенная птица» Маргоула посвящены не конкретной войне и её последствиям, а любой войне, всем войнам.

Александр Гусев. Минск

Автор выражает благодарность Посольству Украины в Республике Беларусь за помощь в подготовке материала

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"К сожалению, понятия хороший человек и хороший политик далеко не одно и то же."

© Антон Савин

По комиксу “Город грехов” снимут сериал

СМИ “рассекретили” главного конкурента Tesla Model 3 от BMW

“Кейс Трампа”: для официального Киева сегодня необходима дипломатическая выдержанность и политическая сдержанность

ПЦУ не считает биометрические паспорта “печатью антихриста”

Точность определений: почему война между Украиной и Россией не гибридная

Штаб ООС: Бойовики 16 разів порушили режим припинення вогню, без втрат

HP отклонила предложение о слиянии с Xerox

На Одещині зіграв весілля звільнений з полону моряк Варімез

Куда бы я инвестировал миллион… Конечно, в айти, а вы?

В Укрэксимбанке заверили, что на его работу не повлияет задержание Гриценко

Почему Украину никто в мире уже не воспринимает как суверенное государство

В Хельсинки 22-24 ноября пройдут Дни украинского кино

В “Слуге народа” зреют перемены?

Чому не працює E-квиток за півмільярда

Time назвал лучшие фильмы десятилетия

И ещё одно поражение Трампизма в США

Кандидат на должность председателя Госкино хочет проверить, как расходовали деньги

Оказалось, что Трамп “ср*ть хотел” на Украину

Синоптик розповіла, коли в Україні чекати похолодання

Украинский священник стал самым молодым католическим епископом в мире