USD28.2033

Новый мировой порядок. Миграционный кризис нанес сильнейший удар по глобализации

Новый мировой порядок. Миграционный кризис нанес сильнейший удар по глобализации
Владимир Путин во время ежегодного Послания Федеральному Собранию, 2005

Когда В.Путин произносил свою знаменитую фразу о распаде СССР как крупнейшей геополитической катастрофе прошедшего столетия, едва ли он сам и те, кто сочувственно или неприязненно отнесся тогда к этому заявлению, понимали, какие на самом деле тектонические изменения, влекущие за собой гибель прежнего и появление на его месте нового мирового порядка, были запущены во второй половине 80-х – первой половине 90-х годов ХХ в.

Фундаментом уходящего на наших глазах в прошлое миропорядка была система политических, духовных и нравственных координат, выработанных странами-победительницами антигитлеровской коалиции по итогам Второй мировой войны. Я не случайно ставлю здесь на одну доску с политическими нравственные и духовные принципы.

Именно им суждено сыграть ведущую роль в перемене мировых геополитических декораций. Установленные в Ялте и Потсдаме на развалинах Германии, подновленные и реанимированные в Хельсинки в 1975 г., политические реалии хорошо известны. Это биполярный, основанный на равновесии противостоящих друг другу социально-политических систем мир. 

В качестве площадки для взаимодействия и разрешения возникающих противоречий и спорных вопросов была создана система коллективной международной безопасности с рядом разного рода учреждений, во главе которых авторитетно возвышался Совет Безопасности ООН. Он формировался как орган коллективного управления и арбитража – этакий клуб держав-победительниц, за каждой из которых стояло обладание ядерным оружием. Подобно канувшей к тому времени в Лету Лиге Наций и Священному Союзу, он должен был фиксировать господствующее положение победителей, предотвращать чрезмерное экономическое и тем более военное усиление тех, кто не был допущен в этот клуб.

Эта система подпитывавшаяся материальными ресурсами США и СССР – последним за счет природных ресурсов и низкого уровня жизни населения, а также за счет экспорта коммунистической идеологии, сохраняла стабильность на протяжении нескольких десятков лет.

Однако обе противостоящие друг другу системы подтачивал тот самый идеологический, духовно-нравственный кризис, которому в конечном счете было суждено одну из них разрушить. Еще в пору антисоветской юности автор этих строк пришел к убеждению, что если из-под фундамента социалистической системы вытащить идеологический кирпич, всё здание неминуемо рухнет. Обстоятельства нравственно-идеологического краха советского общества достаточно хорошо известны и многократно описаны, поэтому останавливаться на них нет смысла. Правота общего тезиса подтвердилась: распад идеологического основания фундамента советского общества повлек за собой крах, как его государственности, так и коммунистической идеологии, прекратившей в мировом масштабе свое существование, по крайней мере в её традиционном виде.

Новый мировой порядок. Миграционный кризис нанес сильнейший удар по глобализацииСнос памятника Феликсу Дзержинскому, 22 августа 1991.

Если от рассмотрения мира с пространств русских равнин, перейти к взгляду с точки зрения «прекрасного европейского далека», то выяснится, что и здесь всё обстояло далеко не так благополучно. В отличие от СССР, Запад демонстрировал весьма позитивную динамику экономического и, казалось, социального развития. Преодолев за полтора десятилетия послевоенную разруху, Западный мир устремился не только вперед и вверх по всем направлениям развития экономики и модернизации жизни. Он в очередной раз поставил перед собой задачу интеграции европейского, более того, трансатлантического единства, преодоления узких рамок бытия в национальных границах. Так из Союза угля и стали рождалась идея Европейского Союза.

Мы хорошо знаем, что вся история Запада (для автора понятия «западная цивилизаци» и цивилизация как таковая тождественны) есть диалектическоепротивостояние универсалистских и партикуляристских – национально-территориальных (государственных) начал. Каждый из этих противостоящих друг другу принципов базируется на своей ценностно-идеологической основе. Римская империя и Империя Карла Великого, ультрамонтанский универсализм Святого Престола и Священная империя Габсбургов, над которой никогда не заходило солнце, попытки объедить Европу под эгидой наполеоновской Франции и Третьего Рейха. В каждую из этих эпох универсализм сталкивался с сопротивлением той или иной формы государственного, национального, конфессионального партикуляризма.

Несмотря на остроту и кровавый характер конфликтов, все они не выходили за определенные культурные границы, это были конфликты «между своими», они носили внутрицивилизационный характер. Эту их черту, подмеченную Фруассаром еще в XIV в. эти конфликты сохраняли вплоть до середины века ХХ. Итоги Второй мировой войны закрепили за каждой из победивших сторон право на свой универсалистский проект. Позднее, с интервалом в четверть века об одном из них будут говорить как о полувековой советской оккупации, о другом – как о системе американского глобалистского доминирования.

В основу первого была положена коммунистическая идеология и абсолютно нерыночная бесчеловечная антипотребительская, а потому нежизнеспособная структура экономики. В основу второй – эффективная потребительская модель и демократия. Нет сомнений, что экономическая финансовая глобализация с ее абсолютизацией принципов свободной торговли, свободным движением капиталов, товаров, рабочей силы и услуг – объективный процесс, диктуемый всей системой мирового экономического развития. В этой своей части она неизбежна, как бы к ней ни относиться. Полагаю, что ограничься современный глобализационный проект указанными свободами, он встретил бы гораздо меньшее сопротивление, а его реализация могла бы происходить более гладко и менее болезненно. Коль скоро у автора этих строк, не являющегося профессиональным экономистом, западная хозяйственная модель в её чистом виде без разного рода социально-компенсационных обременений в пользу нищих, сирых, убогих и просто глупых и ленивых не вызывает никаких внутренних нареканий, остановимся на характеристике таких столпов западной цивилизации как демократия и либерализм.

Читайте также:

Значення перемоги в суді щодо боргу Януковича

В России эти слова стали ругательными, хотя ни о демократии, ни о либерализме в этой стране никто не имеет ни малейшего ни исторического, ни политического, ни личного представления. Демократия в том виде, в каком она пропагандировалась в эпоху постсталинского социализма, годилась только для борьбы с советским строем. Нынешний путинский режим настолько успешно освоил практику приспособления псевдодемократических и правовых, в том числе международно-правовых институций, к своим нуждам, что в конечном счете девальвировал и само понятие демократии.

Между тем, демократия – это не только и не столько институт народоправства, система обеспечения поддержки тех или иных политических решений необразованным, некомпетентным и пошлым большинством, сколько механизм, позволяющий гарантировать стабильность, преемственность государственных, общественных институтов, в том числе международной политики в случае злонамеренного или несчастно-случайного прихода к власти личностей или политических сил, этой стабильности угрожающей.

Новый мировой порядок. Миграционный кризис нанес сильнейший удар по глобализации

Та же метаморфоза произошла с понятием «либерализм». Он гарантирует личности неприкосновенность, возможность самореализации в обмен и при условии осознания и исполнения ею своего нравственного долга. Это «в обмен и при условии» было практически полностью вытеснено из практики современной западной цивилизации. Понятие права личности на исполнение своего нравственного долга было заменено полной толерантностью по отношению к клокочущему внутри человечески-животной души подсознанию в ущерб и забвение того, что принято было обозначать словом Дух.

Второй, крайне важной чертой либерализма, является полная индивидуализация личности, ее совершенная эмансипация от от каких бы то ни было, в первую очередь архаически-групповых, влияний: клана, рода, землячества, общины и т.п. Без достижения такой эмансипации личность не может состояться, а значит не может быть речи о какой бы то ни было форме демократии. На память приходят строки: Вы хотите стать народом? – Станьте сначала людьми! Этот тезис в значительной мере объясняет тот факт, что в России подлинного либерализма нет и никогда не было. Все же, что существует под вывеской либерализма, чаще всего не выходит за рамки банальной правозащитной общественной деятельности.

Принципы поверхностной демократии и абстрактных прав абстрактного человека легли в основу духовно-нравственного фундамента послевоенного глобализационного проекта. Нюрнбергский трибунал подвел черту под тысячелетней историей европейского универсалисализма. Преступления, совершенные в отношении одного народа, его бедствия и страдания, его этика и жизненные принципы были возведены в абсолют и под именем общечеловеческих ценностей при экономической поддержке США и политической поддержке черчиллевской и постчерчиллевской Великобритании приобрели общеобязательный, вселенский характер. Всё, что так или иначе противостояло этим «общечеловеческим ценностям», было объявлено абсолютным злом. 

Читайте также:

“Немного дебильноватые”: госслужащий оскорбил переселенцев

Ведущие начало с антично-рыцарских аристократических времен духовные принципы – чести, доблести, верности уступили место не бидермейеровскому даже буржуазному уютно-филистерскому мировоззрению, а точке зрения полностью отчужденного от подлинного Духа Истории и Цивилизации «маленького человека», доминирующими чувствами которого являются похоть и страх. Граф Роланд и Карл Великий ушли в небытие. Повсюду воцарились Ф.Кафка и З.Фрейд. Героический дискурс сменился дискурсом жертвы, высшей доблестью стали не верность и честь, а сопереживание, эмпатия, рефлексия, раскаяние и прочий духовный мусор, который автор этих строк всегда презрительно именовал «достоевщиной», хотя духовно-литературное значение этого явления значительно шире и далеко выходит за рамки творчества классика русской литературы.

Пропустим в целях экономии объема статьи исторический очерк формирования этого типа массового сознания, берущего начало в США конца 50-х годов, скользнем поверхностным взором по «западным шестидесятникам» с их волнениями 1968 года во Франции и Германии, по всем этим «жертвам вьетнамского синдрома» разного рода хиппи с вечно замутненным взором с их «drugs, sex, rock`n roll & make love not war», этим последователям Маркузе, М.Л.Кинга и А.Девис. Я обозначил сейчас эту линию для тех, кто хочет понять, откуда взялась генерация нынешних европейских политиков, взявшихся осуществлять самый амбициозный в истории человечества глобалистский проект. Либо молодость этих людей, либо зрелость их учителей в основном своем большинстве родом из этой эпохи 60-х.

И эти люди, скажем шире – эти духовные принципы и идеологические постулаты – легли в основу Евросоюза! Стоит ли удивляться тому, что на наших глазах, практически менее, чем за три четверти века, европейский Дух, европейская фаустовская душа оказались не просто в состоянии глубокого кризиса, а на пороге аннигиляции, уничтожения? С легкой руки носителей и идеологов этих объявленных общечеловеческими принципов в самую глубину европейской культуры, общественного сознания и Духа были имплантированы широчайший мультикультурализм и толерантность ко всем, даже наиболее отвратительным и пошлым проявлениям животно-человеческих страстей подсознания, эмансипированного из под контроля личности, характера, разума и Духа

Это подсознание с легкой руки З.Фрейда и его круга было объявлено подлинной сущностью абстрактного человека, неотъемлемо наделенного отныне всеми цивилизационными правами и не связанного при этом никакими обязанностями, всключая необходимость контролировать собственные инстинкты. Достаточно неуклюже под этот очевидный диссонанс подвёрстываются евангельские ценности. Да, сказано в Писании, что для Господа нет ни эллина, ни иудея. Но то ж, во-первых, для Господа, а во-вторых, нигде в Писании не сказано о желательности гадить на ступенях Кёльнского собора или насиловать женщин, имевших неосторожность появиться на улице в Рождественскую ночь!

Читайте также:

Балаклея снова в огне: власть собирает спасателей отовсюду

Проект Европа

В самом конце прошлого – начале нынешнего века Евросоюз пополнился странами Восточной Европы, а Германия вновь обрела единство. Биполярный мир, а с ним и ялтинско-потсдамская система ушли в небытие. С точки зрения стран, полвека проведших под советским игом, внедренные в американской зоне оккупации Германии и странах, получивших помощь по плану Маршалла, принципы и нормы показались, как минимум, странными. Эти страны шли в Европу своей довоенной памяти и романтически-цивилизационной мечты. К тому, с чем они столкнулись, они не были готовы. Со своей стороны, глобализационный проект даже в масштабах Европы столкнулся с первым вызовом – экономическим неравенством и неравномерностью развития стран-членов. Появилось разделение на «старых» и «новых» членов ЕС. 

И это при том, что средств на выравнивание экономического уровня и скорости хозяйственного развития катастрофически не хватало. Да, новые члены ЕС стали жить значительно лучше, но и сравнение теперь шло не с нищим СССР, а с лидерами Союза. Между тем, пропасть между, например, Болгарией и Данией или Голландией весьма значительна. Уровень сплоченности на основе материального благосостояния внутри ЕС приходится признать недостаточным.

Это трудноустранимое противоречие положило начало регионализации, в том числе политической, внутри Союза и наряду с идеологическим кризисом поставило глобализационный проект под угрозу. Попытка заместить выравнивание экономического уровня описанными выше нравственными постулатами, мягко говоря, не вызвали у новых членов ЕС сочувствия и понимания.

Новый мировой порядок. Миграционный кризис нанес сильнейший удар по глобализации

Сильнейший удар по глобализации нанес миграционный кризис. Автор склонен надеяться, вопреки происходящему ныне, что враждебно-иждивенческая агрессия социально, духовно, культурно, религиозно и расово чуждых элементов, осуществляющих своим поведением месть всякой цивилизации, прежде всего за то, что она есть цивилизация и в ее рамках не принято гадить на ступеньках Кёльнского собора и насиловать женщин, эта животно-разнузданная толпа, неспособная ни к какому образованию, созидательному систематическому труду, тем более к интеграции в европейские общественные структуры, всё-таки будет остановлена и вытеснена с европейского континента. 

Но то, что для автора является надеждой, для политиков европейских государств является вызовом и задачей, которую необходимо решать. Смогут ли они, пораженные «достоевщиной», ставшей уже их генетической болезнью переступить рамки мультикультурализма и толерантности? Скорее всего грядет смена не просто поколения политиков – преемники нынешних президентов и премьеров должны будут быть свободны от «заблуждений и слабостей промотавшихся отцов», грядет смена духовной парадигмы. Эта смена является не просто фундаментальным вопросом европейской, а значит и мировой онтологии, но и вопросом физического выживания цивилизации как таковой. И германский лозунг времен войны: «Кто говорит о победе? Нам бы только выстоять!» уже становится недостаточным. Описанную смену духовной парадигмы я и обозначаю как «правый поворот» в политике Запада.

Ответом на миграционный кризис может быть либо сплочение европейских стран в рамках Союза на основе возрождения традиционного европейского «героического, фаустовского духа», и полного отказа от «достоевщины» во всех ее проявлениях – национальном, культурном, социальном, религиозно-конфессиональном, историческом, наконец, либо рост национально-государственного суверенитета, в рамках которого такая смена на основе подлинной незамутненной исторической памяти, крови и почвы может произойти. Несмотря на возможные издержки этого пути, именно он представляется наиболее вероятным при формировании нового мирового порядка. Часы на башне истории вновь отбивают время смены тотального глобализма национально-государственным партикуляризмом. Диалектика истории совершает свой очередной поворот. Не столько примером, сколько моделью этого процесса выступают сейчас Венгрия, отчасти страны Балтии, а в наиболее полном виде – Польша и Украина.

Проект Россия

Упоминание Украины обращает наш взор к третьему, после экономического и духовного, вызову, брошенному европейской цивилизации и ее универсалистскому проекту – России. После распада СССР, в период, который русские сейчас считают временем национального унижения, Запад, испытывавший эйфорию от крушения системного противника, питал иллюзию того, что «новая» Россия станет органической частью мирового сообщества, международных отношений. Эти иллюзии в значительной мере сохраняются и поныне, во всяком случае так было до 18 марта/7 мая 2018 г. Западу трудно понять, что Россия, вне зависимости от личности лидера и общественно-политического строя, в принципе не может быть новой. На каждом витке своего существования она будет лишь в разных формах воспроизводить агрессивно-имперские клише.Могут меняться лишь формы и методы её захватнической политики.

Та роль, в которой Запад видел Россию после распада СССР и которая, повторюсь, воспринимается русскими как период национального унижения, с моей точки зрения была вполне достойной. Речь шла о том, что Россия – единственная обладательница ядерного оружия на постсоветском пространстве, стала гарантом спокойствия, безопасности и стабильности этого пространства. Однако вместо этого Москва выступила прямым или косвенным источником нестабильности не только на постсоветском пространстве, но и за его пределами. 

Я неоднократного говорил и писал об этом, начиная с января 2015 г. Приднестровье и Карабах, проект «Новороссия» и Донбасс, Южная Осетия и Абхазия, наконец, Крым, Сирия, линия на стратегический союз с Ираном и попытка госпереворота в Черногории, «странная» гибридная информационная война и негласная поддержка миграционных потоков на территорию Евросоюза из Африки, наконец, очевидные для Запада и огульно отрицаемые Москвой попытки вмешательства в выборы – все это в сочетании со «всенародной поддержкой» правящего режима на выборах 2018, заставило Запад пересмотреть свой взгляд, воспринять Россию в качестве угрожающей ему опасности. Противостояние Кремлю, также как и борьба с миграционными волнами и террористической угрозой, тесно связанной с двумя первыми вызовами, может осуществляться либо в рамках существующих объединений – ЕС и НАТО, либо силами отдельных государств.

Новый мировой порядок. Миграционный кризис нанес сильнейший удар по глобализацииРоссийские войска в Грузии

С учетом всего, о чем сказано выше, на наших глазах формируется тренд в пользу более эффективных, мобильных, лишенных внутренних противоречий национальных государств и региональных объединений. Этому способствуют противоречивые высказывания Д.Трампа, его конфликт с «истеблишментом» и показательные заигрывания с низами американского электората, не осознающего тех угроз, которые исходят от условной «оси зла» в лице России, Ирана и Северной Кореи.

В течение последних лет Россия, посредством пропагандистских кампаний и путем неофициального гибридного вмешательства в политику европейских государств – Черногории, Греции, Болгарии, Италии, Франции – делала всё для того, чтобы расколоть ЕС, полагая, что в диалоге с отдельно взятыми государствами ей легче будет продвигать своим интересы. При этом с удивительной близорукостью Кремль делал ставку на право-национальные силы. Но такие силы всегда тесно связаны с исторической памятью, а с учетом того, что все европейские страны, как минимум до Эльбы, никогда не видели от России ничего хорошего, от такого поворота можно ожидать лишь подъема русофобских настроений. 

Я уже когда-то говорил, что «добрые» отношения с Россией для западных стран возможны лишь на основе глобальной толерантности и полного исторического беспамятства. Не говоря о Германии, которой хотелось бы посвятить отдельное эссе, моделями такого развития выступают Польша и Украина. Для меня совершенно очевидно, что политика и правительство Украины в настоящее время может быть только националистическими.

Таким образом, наложение друг на друга трех плоскостей противоречий: недовольство мигрантами, культурно-историческая и эстетическая в одних и прямая политическая русофобия в других случаях, растущее недовольство крупными малоподвижными неэффективными международными структурами – Европарламентом, Еврокомиссиями, ООН с его отжившим Советом безопасности, раздражение неопределенностью и непредсказуемостью шагов американского президента – все это объективно толкает к тому, что мы выше назвали «правым поворотом» в политике стран, олицетворяющих собою коллективный Запад. Полагаю, что в число этих стран обоснованно можно включить и Японию.

Соответственно, можно предположить, что, наряду с глобальными структурами – ЕС и НАТО будут появляться структуры региональные, причем объединения будут носить не только торгово-экономический, но и военно-политический, а возможно и идеологический характер. Очень многое здесь будет зависеть от скорости изменений прежде всего в сфере общественного сознания, которые будут происходить в Германии, а также гибкости общеевропейских структур, их готовности приспособиться к новым вызовам и новым реалиям.

От такого приспособления будет зависеть судьба как самих этих структур, так и судьба очередного проекта европейского единства и интеграции, который будет осуществляться на иных, чем ныне, духовно-идеологических основаниях.

Окажется ли западная цивилизация способной к таким поворотам и переменам? Опыт ее истории вселяет осторожный оптимизм. Ибо другого выхода нет.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Политики всегда всё врут!"

© Владимир Андреев
Бесплатка — Доска бесплатных объявлений в Украине

Регистрация

(Максимальный размер файла 0,5Mb)

Восстановление паролю

Пожалуйста, введите ваш логин или адрес электронной почты.

Дело о “долге Януковича”: сможет ли Украина одержать бесспорную победу над Россией?

Власти Польши нашли новый повод поругаться с Украиной: вызывает отвращение

Експерт: Канали на кшталт “112 Україна” та News One – це психологічна м’ясорубка для журналістів

Порошенка позбавили звання почесного громадянина Верони

В Европе наказали Порошенко: отобрали самое ценное

Гнапа обвинили в работе на Левочкина после митинга в Полтаве

После выступления Вилкула в Европарламенте ГПУ решило снять с него неприкосновенность, – политолог

Банкеты, свадьбы и блюда для мажоров: что за собой скрывает депутатская столовка

Шахов: в Украине экологическая катастрофа, этот Кабмин скоро будет продавать воздух

Иск к ВВС подан в Высокий суд Лондона. Что дальше?

Юлія Тимошенко презентувала розроблену під її егідою програму економічних перетворень України

Джангиров прокомментировал мирный План Новинского

Украинцам вернут паспорта в виде книжечек

Что означает для Украины ЕС и НАТО

Коли ми з вами починаємо радіти з того, що обсирають нашого президента, то ми виглядаємо підлітками, в яких нема пам’яті

Между русской гречкой и отечественной взяткой, или Как чиновники потрошат Украину

Топ-8 новин за 21 вересня: світові події п’ятниці

НАТО разместит своих военных на территории Украины: РФ окажется в полной изоляции

Россия становится рабом собственного вранья

Вадим Новинский о «партии войны»