USD28.2033

Один очень важный вопрос по Крыму

Один очень важный вопрос по Крыму

Мы можем рассуждать о логике действий Украины по отношению к формированию судебных исков против России. На наш взгляд весь шум по поводу того, что Украина подаст в суд (из-за убытков для мариупольского и бердянского портов – Ред.), начался с объявления оккупантами о том, что они ограничат проходы судов через судоходный канал Керченского пролива с августа 2017 года из-за монтажа конструкций моста. Хотя разговоры на тему исков по строительству мостового перехода в Керченском проливе возникали и раньше.

Во-первых, этот судоходный канал, как часть Керченского пролива, находится в исключительной морской зоне Украины. На сегодняшний день он оккупирован. Да, действительно, и на Мариуполь, и на Бердянск идут сотни судов через пролив. По оценкам – где-то 500 единиц судов за полгода. Но на 99% – это не украинские пароходы. В основном это греки, турки, итальянцы и т.д. Они идут в наши порты, грузятся там металлопродукцией, зерном и т.п. То, что есть в Мариуполе и в Бердянске, отправляется на экспорт. В то же время через пролив идет в 10 раз больше русских судов в Ростов, Азов, Таганрог, Темрюк, Турцию, Средиземноморье – рейдовая перевалка, в том числе и в Крыму и т.п.

Специалисты и россияне говорили о том, что надводный габарит будет ограничен для прохода судов до 33 м. У части судов надводный габарит может быть выше, если они не загружены чем-то. Соответственно, чтобы иметь возможность пройти под арками моста, который будут монтировать оккупанты, суда надо чем-то дополнительно грузить, брать балласт, чтобы было больше погружение. Это уже усложняет проход этого участка Керченского пролива.

В то же время мы можем говорить о том, что оккупанты могут организовать проход судов по Керченскому проливу в ручном режиме. То есть в первую очередь, давать возможность проходить российским судам, а из остальных создавать “пробки” для ожидания прохода.

Читайте также:

Гібридна політика: що замовчують ті, хто радіє ухваленню реінтеграційних законів

Для чего? Возможно для создания дополнительного инструмента давления или на владельцев судов, если это в первую очередь украинские владельцы судов. Или на Украину в целом, потому что тогда возникают проблемы эксплуатации наших портов Мариуполь, Бердянск.

Кроме того, проход по Керченскому проливу – платное “удовольствие”. Это было всегда. Все суда, которые проходили до оккупации Крыма через Керченский пролив, платили соответствующий сбор Керченскому порту. Сегодня Керченский порт оккупирован и на него наложены санкции. По сути, наши суда продолжают, проходя Керченский пролив, платить этот сбор, но только он уже идет в бюджет оккупантов.

Вот первый вопрос. Оккупанты эксплуатируют Керченский порт и все другие порты Крыма – севастопольские, феодосийский, ялтинские и евпаторийский. Идет четвертый год войны, а мы не знаем, подавала ли Украина иск по этому поводу в какой-то международный суд. В частности, уже четвертый год сборы от прохода Керченского пролива поступают в бюджет оккупанта.

Читайте также:

Поборы в школах останутся, но будут «прозрачными»

Это наш прямой убыток, и он также мог быть рассчитан, исходя из среднего объема судов, которые проходят в украинские порты через Керченский пролив. А, соответственно, иски поданы гораздо раньше.

Рассматривается ли в судах факт эксплуатации украинской собственности в оккупированном Крыму и по строительству Керченского моста оккупантами? То есть, по ведению незаконного строительства на украинской территории и в исключительной украинской морской зоне. Подавали ли Украина в суд по этому поводу? Неизвестно. На сайте Министерства юстиции информация отсутствует.

Если мы не сделали этого, тогда почему сегодня так громко обсуждается вопрос по подаче иска по Бердянску и Мариуполю? Потому что есть интерес конкретного человека или какой-то другой вопрос?

Пока что на эти вопросы у нас нет ответов. А ведь есть еще вопросы экологических последствий строительства этого мостового перехода.

Если подается иск по Крыму, то ущерб, который наносится работе мариупольского и бердянского портов – это всего лишь дополнение к иску. Почему речь идет об отдельных исках? Если ставится задача засыпать исками оккупанта по любому поводу, чтобы они не успевали ездить на международные суды – может быть в этом есть логика.

Первое, что Украина должна будет доказать в судах, – что порты Мариуполь, Бердянск действительно получают ущерб из-за тех действий, которые осуществляет Россия в Керченском проливе. Если это доказано, можно рассчитывать на то, что Международный суд скажет, что Россия не должна мешать. Тогда вопрос, а должна ли строить мост?

Если она не нанесла прямой ущерб и должна его возместить – у меня есть глубокие сомнения, что Россия будет выполнять это решение суда. Еще раз выставит себя, что она плюет на международное право. Дополнительное доказательство – возможно оно нужно.

Но, по-моему, Россия уже многократно доказала, что международное право для нее не существует, в том числе, и когда принимались изменения в российское законодательство о том, что российские законы имеют приоритет над международным правом.

Это все-таки вопрос из тех, в котором хотелось бы понимать логику действий, цели и задачи: для чего? Что положительного Украина получит в итоге?

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Для политиков реформы – это во-вторых, а может даже в-третьих. Любой ценой удержать себя во власти – вот что для них во-первых."

© Олег Попцов

Остановите наступление: оккупанты в Крыму уничтожают наследие Украины

Поверка счетчиков: киевлянам сообщили очередную “хорошую” новость

Это только начало: синоптики предупредили украинцев

Африканка потеряла ребенка после смерти: родственники не могут прийти в себя

В школьной информатике грядет революция: украинские айтишники осовременят программу

В Европе объявился неожиданный «родственник» Гитлера

Украинцам пообещали хорошие дороги: проблему решат отходами

Новые пенсии получат не все украинцы: кого лишат денег

Полуживая женщина загремела в больницу из-за безразличия сына

Годовщина инаугурации: сколько стоит ужин с Трампом

Это чудо: медики достали украинца с того света

З будинка, де пройшло дитинство Леонтовича можуть зробити дім-музей

Закон по Донбассу: как президент получил больше власти

Як вінничани відзначили Водохреща

Смертельно опасны: в сети показали самые рискованные трассы Украины

Выборы президента: эксперт оценил шансы на победу Яценюка и Авакова

Попрощался с жизнью: киборг рассказал об обороне ДАП

Нечего возмущаться: названы основные мифы закона о деоккупации Донбасса

Пьяная мамаша жестоко избила школьников: видео

З калинівських артскладів знов доносяться вибухи