USD28.2033

Один в поле воин: Сенцов против РФ

Один в поле воин: Сенцов против РФ

Мне не приходилось попадать в плен. Давать показания под пытками. Слушать, как едва знакомые люди оговаривают тебя ради сделки со следствием, пишет Павел Казарин специально для “Крым.Реалии”

Против меня не возбуждали дело ради звездочек на погонах. Не судили на процессе, где вердикт известен заранее. Не этапировали в колонию за Полярный круг.

Мне не доводилось оказываться внутри чужой враждебной системы. Которая медленно пережевывает тебя своими двуглавыми челюстями.

Я не оказывался в ситуации, когда единственный шанс победить – это поставить жизнь на кон. Когда нужно изо дня в день перешагивать через инстинкт самосохранения.

Я не знаю, каково это – медленно умирать. Когда ты отчетливо понимаешь, что воюешь с системой, которая почти никогда не идет на попятный в ситуации прямого давления.

Я могу лишь догадываться, какая воля нужна, чтобы в одиночку ставить ультиматум целому государству. Которое к тому же не привыкло обращать внимание на судьбу отдельного человека.

Читайте также:

Порошенко отреагировал на вариант “мир в обмен на Крым и Донбасс”

Мне сложно представить каково это – жить, зная что тебя не включат в списки на обмен. Просто потому, что Россия объявила тебя своей собственностью из-за крымской прописки в украинском паспорте. Олег Сенцов не получал российские документы после аннексии, но когда Кремль волновали такие мелочи?

Два года назад Сенцов написал письмо из российской тюрьмы. В нем он просил не вытаскивать его любой ценой. Аргументируя это тем, что “победа от этого не приблизится”. Сегодня хочется попросить его о том же.

Читайте также:

Радник Президента зробив візит Патріарху Київському Філарету

Хочется сказать ему, что Москва не привыкла считаться с отдельными смертями. Что она больше всего боится показаться слабой. Что она привыкла перешагивать через судьбы.

Впрочем, за четыре года тюрьмы он наверняка успел и сам это понять. Но, вероятно, теперь он уверен, что смерть иногда тоже способна стать победой.

Кульминация его голодовки придется на футбольный чемпионат. Право проведения которого было нужно Москве для демонстрации собственного величия. А теперь этот чемпионат рискует стать демонстрацией его собственного величия.

Мы не знаем, решатся ли футбольные чиновники обратить внимание на его судьбу. Станут ли игроки выражать солидарность с судьбой Олега. Будут ли фанаты вывешивать баннеры с его именем на трибунах.

Потому что если не станут, то проиграет не Сенцов. Проиграют они сами. А если станут – то у ценностей появится шанс победить ценники.

Потому что вся эта война уже четыре года идет именно за ценности. И в этой войне Олег выбрал свою сторону.

Осталось выбрать ее и всем остальным.

 

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"В управлении государством главное – соблюдать все формальности, а на мораль можно и не обращать внимания. "

© Марк Твен

Российский цирк в Венесуэле закончился, так толком и не начавшись

У Вінниці шукають, що заважає розвитку бізнесу

Субсидий не будет: украинцы начали “стучать” на соседей в лучших традициях СССР

Три телеканала оштрафованы: мало украинского языка в эфире

Варфомоломей отправил подкрепление: “правая рука” патриарха уже в Украине

У Порошенко отказываются раскрывать списки посетителей – Схемы

Порожній ринг: чому нам потрібні дебати кандидатів у президенти

Ветеран АТО жестко поставил на место Усика: “Кличко уже пытался”

Згубна забаганка автономії: Європа тяжіє до безпорадності

В киевской гимназии школьник жестко отчитал учительницу: “Как ты так можешь говорить?”

Матрос “Никополя” сидит в камере с бывшим кавказским министром

Європа також помиляється. Британський і французький уроки для України

Гороскоп желаний: чего хотят мужчины каждого знака Зодиака до женитьбы

Марчук сказал, есть ли у мира рычаги влияния на Путина

Reuters: США призвали Венгрию не блокировать вступление Украины в НАТО

Бегом к парикмахеру: какие прически привлекут деньги каждому знаку Зодиака

Марчук: Военное положение можно было ввести по Украине на три дня

Машина цензуры запретила украинцам десятки книг: что попало под запрет и почему

Воєнний стан: перші видимі результати

Защита русскоязычных: Путин может начать прямое вторжение из-за решения харьковской власти