USD28.2033

Почему многие россияне охотно глотают телебурду об Одессе?

История одесской трагедии простая, хотя и страшная. И для ее анализа не нужно каких-то особых аналитических способностей. Всё просто.

Пролог. В рамках широкой кампании, проводимой Москвой, в Одессе организовано движение за Одесскую Народную Республику. Такое же, как по всему Юго-Востоку Украины. Там всё было под копирку. Даже флаги. С точностью до цветов, конечно.

Откуда видно, что это Москва? А как раз потому, что под копирку. А еще потому, что Одессе (Донецку, Херсону, Крыму…) на тот момент не было против чего протестовать. Их никто не притеснял. Никто против них не шел. В этом отличие от киевского Майдана, где протестовать как раз очень даже было против чего.

Но, конечно, в любом городе живут очень разные люди. Есть среди них и такие, кого можно легко купить – деньги нужны всем. А есть и те, кто в самом деле хочет независимости или присоединения к любому другому государству – так всё достало. И, конечно, такие были (да и есть, наверное) среди одесситов. Вопрос в том – сколько их? Ответ совершенно очевиден – очень мало. И в этом смысле они – маргиналы. В отличие от вышедших на Майдан в Киеве. И понятно, что такая группа на самоорганизацию не способна. Иначе бы она проявляла себя и при Януковиче, и при Ющенко. Значит, она была кем-то организована. Кем? Зная историю Крыма и Донбасса, вопроса здесь нет.

Действие первое. Организаторы одесских сепаратистов организуют провокацию – нападение на совершенно мирных граждан. Какой смысл? Очень простой. Нужно обострение, нужна кровь. И чем больше, тем лучше. Кому она нужна? Киевской власти? Нет. У них и так головной боли достаточно. Правому сектору? А им зачем? Нажить репутацию погромщиков? Разогреть антиправосечные настроения? Не получается. Обострение нужно тем, кто всю эту кашу заварил. Сколько можно стоять лагерем и ничего не делать?
Почему провокация? Почему не спонтанный массовый выплеск протестной энергии маргиналов? Потому что всё было отлично организовано и подготовлено. А еще потому, что подобный выплеск совершенно бессмысленен. Это как если я решу пойти забрасывать камнями первомайскую демонстрацию коммунистов, потому что они мне очень не нравятся. Возможно? Возможно.

Читайте также:

Поставок тестов, вентиляторов и масок нет и в ближайшее время не будет. У этого провала есть конкретные имена

Если я – полный псих и место мне в стационаре. А в Одессе “полных психов” оказалось не менее несколько сотен.

Провокацию устраивают профессионально. С массовым шествием, со стрельбой по мирным гражданам из-за спин полиции. Ну, и, конечно, с такими мелочами, как забрасывание булыжниками.

Получилось. Людям не понравилось, что в них стреляют. Они разозлились.

Действие второе. Разозленный народ идет сносить лагерь сепаратистов.

Читайте также:

Гончарук прокомментировал дело против него из-за экспорта масок

Естественная реакция руководства лагеря – рассредоточить людей. Или дать им рассредоточиться самим. Разбежаться. Но это не в планах организаторов. Так большой крови не получится. И они загоняют всех своих сторонников в дом на площади. Всё опять-таки по донбасскому сценарию. В худшем случае удасться сохранить ситуацию разогретой. В лучшем – большая кровь немедленно, дестабилизация ситуации и разыгрывание дальнейшего плана.

Действие третье – сама трагедия.

Комиссия ООН не смогла установить всех деталей – кто поджигал, как горело, что происходило внутри. И вполне можно представить себе, что горячие головы жертв провокации, в которых только что стреляли и которые прекрасно понимают, чьими руками создан этот гнойник в их городе, гнойник, грозящий превратиться в гангрену (см. тот же Донбасс), решили закрыть проблему любой ценой. Вполне можно представить. Что люди, лишенные руководства, которое могло бы их головы остудить, могли побросать “коктейли Молотова” в крепость осажденных.

Читайте также:

Квасьневский об Украине: Тревожный откат стандартов – к политическим репрессиям

Но, с одной стороны, не так-то легко спалить большой дом, а с другой, нельзя забывать, кто это затеял и кто рвался к большой крови. Так что, как минимум, не менее вероятна версия, что поджигали изнутри. Когда стало ясно, что повторения Донецка не будет и здание удержать не удасться.

Но не знаю: теоретчески, могло быть и так, и так. Только это совершенно неважно. Ничего в общей картине не меняет.
А вот теперь главный вопрос, из-за него я и затеял весь этот разговор. Всё, что я написал, – вещи вполне самоочевидные. Не требующие никакой особой информированности и никаких особых способностей к анализу. Задачка на уровне восьмого класса.

Большинство наших сограждан в своей повседневной жизни, когда им нужно заработать денег или сделать еще что-то само собой не получающееся, решают задачи куда более сложные. Я уж не говорю про инженеров, ученых и всяких прочих высокообразованных людей с их высокосложными профессиональными задачами. В личных и в профессиональных делах интеллект у них вполне сохранен и, когда нужно, работает отлично. Так почему же в данном, куда менее сложном случае они так охотно глотают телебурду с отвратительным запахом циничной лжи? Куда девается их интеллект? Что его так парализует?

Знаете, что? Малозначимость. Мало их занимают такие дела. Очень далеко. От реальной жизни. Всё это – “политика”. То есть что-то очень далекое и очень отвлеченное. Очень мало относящееся к реальной жизни. Поговорить об этом за рюмкой чая, конечно, можно. Но воспринимать это всё серьезно?.. Серьезные вещи другие – машину покрасить, сына устроить, ну, и понятно, деньги… На работе еще серьезные дела. А что может быть серьезного в Одессе? Или – в Киеве. А хоть бы – и в Кремле? Это всё от жизни далеко!
А в том, что человека непосредственно не касается, его можно убедить в чем угодно. Поступает информация, и поступает.

Фильтровать ее – замучаешься. А тут и так ни на что времени нет. Ну его!..

Меняется это положение в двух случаях.

Первый – когда люди понимают, что “далекое” на самом деле очень близко и от него их жизнь зависит совершенно непосредственно. Если ты не заниаешься политикой, она занимается тобой.

И второй случай – когда один информационный поток, поток лжи встречается с другим информационным потоком, потоком правды.

Их встреча создает ситуацию, когда голову приходится включать по необходимости (конечно, у кого она есть – но это-то как раз большинство).

Отсюда и ответ на сакральный вопрос – “Что делать?”.

Говорить. Говорить правду. И говорить ее активно.

Не стесняясь.

Александр ЗЕЛИЧЕНКО

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Плохие законы — худший вид тирании."

© Эдмунд Берк

МКС увернулась от космического мусора, внепланово скорректировав орбиту

ФСБ взялась за крымчан с украинскими паспортами

Во Львове начнут съемки фильма по роману Кузьмы Скрябина

Погляд з Берліна: яким бачать конфлікт на Донбасі німецькі аналітичні центри

Генерал армии США дал советы ВСУ для защиты от наступления России

Французский ученый высчитал, сколько людей нужно для освоения Марса

Кліматологи знайшли місце на Землі, де стає холодніше, а не гарячіше. Що там відбувається?

Стартовали съемки фильма Кристины Тинькевич “Как там Катя?”

Победа Трампа на выборах будет для Украины чуть ли не катастрофой – эксперт

Американский стартап построит “виртуальную стену” на границе с Мексикой

В Украине за сутки подтвердили еще 914 случаев COVID-19

Мы обречены вести войну за наше выживание или исчезнуть. Вариантов нет

Bloomberg: “Північний потік-2” може остаточно розірвати зв’язок між США і Європою

Укроборонпром заявляет о попытке кибератаки

Сгорели друг за другом: в Украине от COVID-19 погибли двое братьев-врачей

Небоженко: В середине лета Путин “заморозил” Россию

Китай запустил на орбиту спутник дистанционного зондирования

Донеччина без “бебі-боксів”: складно не відчути себе ображеним, коли тебе принципово позбавляють того, що повинно бути для всіх

Обнародованы результаты оценивания проектов II этапа 13-го питчинга Госкино

Рада уволила главу Антимонопольного комитета Юрия Терентьева