USD28.2033

Последний шанс России был упущен еще в 1993 году

Последний шанс России был упущен еще в 1993 году

В октябре 1993 года российскую демократию еще можно было спасти. Но Ельцин, одержав победу над взбунтовавшимся парламентом, сам обесценил эту победу

…К началу осени 1993 года конфликт между президентом и парламентом России стал настолько острым, что стороны перестали верить в какую бы то ни было возможность конструктивных переговоров. Политическая ситуация зашла в глухой тупик. Бывшие соратники, за два года до этого поздравлявшие друг друга с победой демократии, превратились в непримиримых врагов.

Тот кризис оказался короче (и кровавее), чем ожидали и оптимисты, и пессимисты. Гражданская война 1993 года в России началась и закончилась всего за пару недель.

21 сентября 1993 года президент Борис Ельцин подписал указ № 1400 “О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации”, который прекращал деятельность прежнего Верховного Совета и назнал выборы в новый законодательный орган – Федеральное собрание. Конституционный суд нашел текст указа противоречащим российской конституции и заявил, что это является основанием для отрешения президента от должности. Верховный Совет тут же принял постановление о прекращении полномочий Ельцина и о передаче их вице-президенту. Однако Ельцин в тот момент контролировал все основные госструктуры и выполнять решение парламента, который он считал “распущенным”, не собирался.

Противостояние переросло в вооруженные столкновения и 3 октября Ельцин ввел в Москве чрезвычайное положение. На следующий день, после танковых выстрелов по парламенту и гибели из-за стрельбы в городе сотен людей, ситуация была взята под контроль. Ельцин остался президентом, а его противники из Верховного Совета были арестованы. Никто из депутатов, кстати, в ходе боевых действий убит не был.

Читайте также:

Зеленский с треском проигрывает информационную войну

С тех пор о российском “конституционном кризисе” 1993 года написано достаточно, чтобы сделать неутешительный вывод – ситуацию совместными усилиями утопили в политическом напалме обе стороны, и ни та, ни другая впоследствии так и не нашли в себе мужества это признать. Ельцин в тот момент пользовался большей поддержкой общественности, чем парламент, но конституционных способов использовать эту поддержку он не нашел – вероятно, и не искал. Указ № 1400 был воспринят россиянами как “прагматическая санкция” – выходящее за любые рамки (в том числе конституционные) средство разрулить невыносимое положение. И Ельцин в итоге это положение действительно разрулил.

Читайте также:

Шпагат, на який Зеленський сам себе й посадив, розтягується

Но ключевым моментом в этой истории представляется мне вовсе не победа Ельцина над противниками, а решение, которое он принял сразу после нее.

Что было до того? Для преодоления кризиса Ельцин решил действовать вразрез с конституцией своей страны. Нарушил президентскую присягу. Применил недопустимые средства. И даже то, что сделано это было (по его мнению) для предотвращения вполне вероятной катастрофы, совершенно не снимало с него политической и человеческой ответственности за то, как именно эта катастрофа была предотвращена.

И вместо того, чтобы эту ответственность признать, Ельцин решил от нее уклониться. Именно это решение всего за 25 лет превратило Россию из перспективной недореспублики в издыхающую недоимперию.

Могло ли быть иначе?

“…Дорогие россияне! Законодательная и исполнительная власть, на которые вы возложили обязанность построить в России современную демократию, не справились. Хуже того – довели ситуацию до кровопролития и массовой гибели людей. Как президент, я осознаю и принимаю на себя ответственность и за трагическую эскалацию политического кризиса, и за чрезвычайные меры, на которые пришлось пойти для его преодоления. Из-за того, что кризис удалось разрешить такой страшной ценой, я не считаю для себя возможным и далее исполнять президентские обязанности. Я также требую назначить специальный трибунал для проведения всестороннего расследования произошедших событий и определения меры ответственности всех участников, в первую очередь – моей собственной. Любая моя попытка избежать этого была бы расценена как отступление от принципов новой, свободной и демократической России…”

Читайте также:

“Могучий старик”: Коломойский заслуживает какой- то народной клички

Эта речь, конечно, произнесена не была, – она в принципе не могла бы возникнуть, потому что для такого подчеркнутого донкихотства и реальный Борис Николаевич Ельцин, и реальная Российская Федерация были слишком застарелыми совками. Демократического принципа ответственности Ельцин не понимал, к власти привычно относился как к собственности, за которую полагается держаться всеми силами и которую можно в крайнем случае передать по наследству какому-нибудь надежному человечку под определенные гарантии. Поэтому в 1993 году Ельцин воспринял как должное, что “победителя” не только не судят, но даже не осуждают, потому что – победитель, а значит, все прочее не имеет значения. Ему и в голову не приходило, что при настоящей демократии цель вовсе не оправдывает средства, что выигрыш вовсе не отменяет наказания за грязную игру, а признание эффективности “прагматической санкции” не делает вынужденное исключение привычным правилом.

Именно из-за этого непонимания он, только что победитель, через пару лет растерял былое доверие избирателей и едва не слил выборы запредельно – клейма некуда ставить – бессмысленному Зюганову. Именно неприятие ответственности логически привело его еще через три года к сдаче власти неприметному клерку, который типа умел делать дела и выглядел, по утверждению хитрована Березовского, предсказуемым и управляемым.

Именно поэтому Путин и получил в карман Россию, в которой власть воспринималась элитами (да и массами тоже) как собственность и в принципе не была связана с ответственностью.

Приднестровье, Чечня, Грузия, Крым, Донбасс – все это случилось из-за того, что в 1993 году бывший карьерный коммунист Ельцин поверил, что именно он – главное счастье и лучшее достижение новой России, что ему позволено все и ничего ему за это не будет.

И упустил, возможно, последний реальный шанс России на модернизацию.

Сергей БЕРЕЖНОЙ

 

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"В политики идут не те, кто знает, что нужно делать, а те, кто знает, что нужно говорить."

© Стас Янковский

Удушающая любовь, или Мужчина без прав, льгот и привилегий

Рябошапка назначил прокурора АРК своим заместителем

Дело Гладковского: Нацкорпус под судом требует арестовать экс-чиновника

У найближчій перспективі в Україні очікується тепла, сонячна погода – синоптикиня

“Перепись населения” в Донбассе: Украина требует от РФ объяснений

В Украине состоялась премьера триллера с Жаном Рено

Реформу прокуратуры планируют завершить к лету следующего года – Рябошапка

Маск хочет запустить еще 30 тысяч интернет-спутников — СМИ

“Це не про корупцію, це про дебілізм”: “слуга” Торохтій попросив у Кличка вісім квартир

Святогорскую Лавру построили еще до появления России, но “скрепоносным” это не помешало вытеснить настоящих хозяев за дверь – блогер

РФ отправила в оккупированный Донбасс “гумконвой”: реакция МИД

Одиозный бизнесмен подтвердил, что не встречался с Зеленским

Бородянский объяснил, как будет работать закон о кешрибейтах за съемки кино в Украине

В некоторых старых Tesla проблемы с подзарядкой – СМИ

Незаконну надбудову на будинку в центрі Києва почали демонтувати. ФОТО

Апелляционный суд одобрил арест Пашинского

В МИД рассказали, кто из боевиков не попадет под амнистию

Япония планирует вместе с NASA высадку на Луне в 2024 году

Фурса: Высокий суд Лондона стал местом безоговорочной победы Украины над олигархами Коломойским и Боголюбовым

Не без втрат: пресцентр уточнив дані щодо доби на фронті