USD28.2033

Ручкаться с маньяком и тираном – удел слабого и беспринципного

О рукопожатиях

История мужского рукопожатия уходит своими корнями в глубь веков. Трактовок этому ритуальному приветствию много, они отличаются у разных народов, но есть несколько общих традиционных мотивов, которые объясняют живучесть этой привычки и её распространённость.

Чаще всего принято говорить, что рукопожатие – простейшая форма проявления доверия. Открытая рука, безоружная и свободно протянутая своему визави призывает проявить собеседника такой же жест навстречу. Это проявление равноправия в самой простой форме, когда над сторонами не давлеют титулы, регалии и статусы. Руку подают только равному. Сюзерен может не подать руки своему вассалу.

Рукопожатие – символ равновесия. Пусть даже на мгновение. Вместе с уважением, и верой в то, что собеседник не ответит на открытую ладонь ударом спрятанного оружия.

Кто бы и что не говорил о дипломатическом протоколе, символизме равенства и прочей псевдоумиротворяющей ереси о регулярных рукопожатиях нашего президента Порошенко с кровавым убийцей Путиным, автор этих строк никогда не станет воспринимать их нормой. Никогда не оправдает. Никогда не поймёт.

Тот, кто в качестве антитезиса хочет прокричать в патриотическом, но слишком конформистском угаре, разложенном на молекулы доводов и политических ухищрений, о необходимом зле, которое приходится допускать политику, ради укрощения зла большого, пройдите мимо. Дискутируйте о “крайних формах” в другом месте – о том, что единственной альтернативой для Украины является только безальтернативный Минск под управлением Кучмы и Медведчука, о том, что иная форма сопротивления обязательно должна выглядеть как лобовая атака в полный рост на Донецк и Воронеж, и том, что ради маленького позора президент большой страны, пришедший к власти после Революции Достоинства, каждый раз попирает достоинство миллионов своих сограждан, которые не приемлют никаких форм доверия и открытости по отношению к обезумевшему кровавому диктатору Путину.

Читайте также:

Bloomberg: Путин, менее изолированный, чем раньше, и осмелевший, обещает переждать действия Запада

Не городите сюда бред о неизбежной грязи в политике. Преодолением которой через не всегда приятную инициацию выстелена дорога в светлое завтра. Просто потому, что грязной политику делают только грязные политики.

Не оправдывают эти гадкие рукопожатия ни свирепые движения желваков на щеках, ни бойцовская поза в фигуре. Ручкаться с маньяком и тираном – удел слабого и беспринципного. Не имеешь физической силы за спиной – имей силу духа хотя бы внутри.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"У нас начинается тяжелый период жизни: парламентские, затем еще страшнее - президентские выборы"

© А.Лукашенко

Про “нову” російську базу поблизу Кам’янськ-Шахтинського

Пить или не пить? Врачи поделились секретом, как избежать вреда от кофе

Задержали одного из организаторов захвата здания СБУ в Луганске

Берёза: Иду в президенты. Вот моя программа

Срубил и сел: как накажут украинцев за елки

60% украинцев не поддерживают введение военного положения – опрос

Волох: Поддержка “новых лиц в политике” – это даже не рулетка, а ставка на зеро

Прокуроров по делу Зайцевой “вызывают на ковер”: что не так с ДТП в Харькове

Заарештований у Криму адвокат Еміль Курбедінов вийшов на свободу. ВІДЕО

Смертельно опасно: ни в коем случае не сочетайте эти продукты с лекарствами

США исключили РФ из списка опасных для туристов стран

Штаб ООС: на Донецькому напрямку було зафіксовано роботу ворожого снайпера

Даже тут успели: Украина борется за “черные” деньги США

Турция начала строительство военной базы на Черном море – СМИ

Как нейтрализовать российскую агрессию во Франции

Росія експортує інформаційний тероризм, а Україна продовжує реалізовувати стару захисну стратегію – експерт

Минобороны отчиталось о призыве на срочную военную службу

Курс валют на 11 декабря: гривна надавит на доллар

Наибольший рывок: Украина поднялась в рейтинге свободы человека

Французская ставка Кремля