USD28.2033

Сенченко: Надо сделать так, чтобы вместо очереди на выход из армии, стояла очередь на вход

Сенченко: Надо сделать так, чтобы вместо очереди на выход из армии, стояла очередь на вход

До самого начала российской вооружённой агрессии и войны за независимость Украины все поколения украинской власти считали армию не столько необходимым, сколько неизбежным атрибутом государства. Президент, парламент и правительство принимали решения, касающиеся армии, лишь с точки зрения проблем, связанных с её существованием и сокращением, а не с точки зрения задач по защите страны. 

В условиях бескровно доставшейся нам “полунезависимости” активно процветали иллюзии безопасного существования государства в окружении демократической Европы и “братских” народов.

Полное уничтожение армии, как это ни парадоксально, сдержало отсутствие средств на сокращение кадрового состава и утилизацию вооружений и боеприпасов. Иначе к началу войны мы бы имели вооружённые силы в составе президентского полка и образцово- показательного оркестра.

Времена меняются, а поверхностное отношение власти к вопросам безопасности страны остаётся. Сменилась только риторика: армия-проблема в устах политиков превратилась в армию-заслугу. Произнося ритуальную фразу о силе украинской армии, очередные политики у власти сияют, как при награждении орденом. Вот только сила украинской армии – не их заслуга. Армия сильна духом тех людей, которые зачастую вопреки решениям и действиям власти защищают свою страну.

По традиции в День Защитника Украины принято состязаться в красноречии, я же просто хочу сказать спасибо каждому, кто был, есть и будет в рядах защитников украинского народа и государства.

А ещё, не по-праздничному, хочу поговорить о задачах.

В ответ на вопрос, зачем нам нужна армия, любой из обывателей высоких кабинетов, не задумываясь, ответит – для защиты страны от внешней агрессии.

Как правило, понимание дальше этой дежурной фразы не заходит. А если вопрос рассмотреть в привязке к текущей фазе российско-украинской войны, то выяснится, что речь идёт о защите не всей территории суверенной Украины, а лишь её остатков, не занятых оккупантами и не “освобождённых” от наших войск (!!!) в процессе разведения.

Неопределённость в понимании задач армии и отсутствие государственной политики по её реформированию и укреплению были заложены Порошенко в абсолютно поверхностную

Военную доктрину Украины. Новая же власть, не сформулировав отвечающую национальным интересам внешнеполитическую стратегию, пошла по проторённому пути, ведущему в минский тупик.

Определяя задачи современной украинской армии, необходимо понимать, что агрессор способен не только многократно усилить военное давление на линии соприкосновения, но и перейти в полномасштабное наступление на всей протяжённости “мирных” участков украино-российской границы и нашего побережья.

Читайте также:

Киев каждый день теряет млн из-за пробок. Что делать?

Угроза массированного вторжения парализует волю многих политиков, которые бесконечно повторяют, что у нас нет сил для противостояния в такой войне.

Они правы в том, что у нас нет столько солдат и железа, но одновременно неправы потому, что главным фактором, сдерживающим агрессора от такого вторжения, должна стать способность украинской армии несимметричными действиями нанести врагу не приемлемый с политической и экономической точки зрения урон. Именно поэтому нам нужна не контрактная, а профессиональная контрактная армия – гибкая, мобильная и хорошо вооружённая.

Нельзя сбрасывать со счетов и иной вариант развития событий – массированное использование агрессором высокоточного оружия.

Для того чтобы его применение с военной и экономической точки зрения стало бессмысленным, нужно существенно изменить всю организацию обороны страны.

Необходимо сделать её распределённой – создать резервные центры принятия решений, оптимально рассредоточить все виды ресурсов, создать сеть ложных целей. Одновременно должна быть сформирована полноценная система территориальной обороны, способная, в случае массированного удара по центрам управления армией и государством, удержать ситуацию на время, необходимое для восстановления управления войсками и мобилизации резервов.

Читайте также:

Рябошапка дал старт реформе прокуратуры — что изменится

Такая организация обороны приведёт к тому, что количество равнозначных для агрессора целей, которые необходимо поразить для разрушения обороны, дезорганизации государственного управления и дезориентации населения, возрастёт до неприемлемого с точки зрения использования дорогостоящего высокоточного оружия.

Главной опцией, которую Украине, да и всему миру, активно предлагает путинский режим, является война, сочетающая энергетический шантаж, кибернетические атаки на объекты критической инфраструктуры противника, агрессивное использование СМИ, социальных сетей и протестного потенциала населения объекта агрессии. Все это подкрепляется действиями диверсионно-разведывательных групп и “пятой колонной”, частично легализованной во всех ветвях и на всех этажах власти.

В условиях такой войны Украина практически беззащитна – и дело здесь не только в возможностях армии. Все составляющие сектора обороны и безопасности страны находятся в “рыхлом” состоянии и совершенно не адаптированы к сценариям агрессии XXI века.

Необходимо прекратить хаотичные эксперименты и начать выстраивать систему обороны и безопасности страны на основе глубокого анализа сегодняшних и будущих задач и угроз.

Фундаментом новой архитектуры безопасности Украины должно стать законодательное обеспечение, однозначно определяющее роль и место каждой структуры, а главное – чёткие правовые основы их деятельности в различных сценариях развития событий.

Читайте также:

Соратник Труханова проиграл урбанисту из Слуги народа

Задачи армии перечисленным не исчерпываются.

Процессы, происходящие в Российской Федерации в условиях нежелания путинского режима заниматься решением нарастающих внутренних проблем, с высокой степенью вероятности могут привести к развалу российского государства и трудно прогнозируемым, но наверняка небезопасным для нас последствиям. Украинская армия должна быть готова к защите страны в условиях, когда “токсичные брызги” полетят в разные стороны.

Самая важная на сегодня задача – освобождение Крыма и Донбасса. Очевидно, что последнее, чем страна должна платить за возврат своих территорий – это человеческие жизни. Но уповая на политико-дипломатические методы, необходимо помнить известную истину: дипломатия лишь тогда бывает успешной, когда у тебя за спиной сильная армия.

Я же хочу предложить свою, нелинейную интерпретацию этой мысли: наличие у нашей страны сильной и хорошо организованной армии будет провоцирующим фактором для силового освобождения всех оккупированных территорий, а значит, будет подталкивать наших западных партнёров к усилению давления на Россию для возвращения и Крыма, и Донбасса тем самым “политико-дипломатическим” путём.

Уверен, мы вернём все: Крым, Донбасс, Азовское море и захваченные агрессором участки шельфа вблизи Одессы. Но угроза с Востока никуда не исчезнет. Нам с этим жить, и поэтому стоит задуматься о новом компоненте Вооружённых сил Украины – силах сдерживания. Без их создания в любом вооружённом конфликте нам придётся воевать на своей земле.

Безусловно, речь не идёт о ядерном оружии, но наша страна обладает ракетными технологиями, и если, не затягивая, начать создание современных неядерных боеприпасов большой мощности, то в достаточно короткие сроки мы сможем получить аргумент, существенно снижающий желание посягать на нашу землю.

В современном мире нам всегда будет необходима сильная армия, напоминающая, что с интересами Украины нужно считаться.

В последние годы на тему реформы Вооружённых сил сказано и написано много. Сделано, к сожалению, очень мало. Тщательно заученная политиками “пионерская речёвка” о неизменности курса в НАТО не может компенсировать отсутствие системной работы по переходу на стандарты альянса, в первую очередь в вопросах отношения к личному составу.

Если одной фразой выразить первоочередную задачу власти в вопросе укрепления армии, то она заключается в том, чтобы развернуть очередь. Надо сделать так, чтобы вместо очереди на выход из армии, стояла очередь на вход.

Это непростая и многогранная задача, требующая упразднения демотивирующих факторов и усиления мотивации для службы в армии. Если кто думает, что речь только о зарплате, то это большая ошибка.

Читайте также: За несколько лет мы привыкли отмечать День Защитника Украины, как нечто светлое и символ надежды

В этом году властью в воюющей стране стало большое число молодых людей, знающих об армии лишь по голливудским боевикам, а об украино-российской войне и оккупации и того меньше.

Специально для них хочу в который раз повторить, что военнослужащий-контрактник – это не солдат удачи, готовый за деньги рисковать своей жизнью.

В сильной армии у каждого солдата, защищающего страну, определяющим должно быть чувство уверенности.

Уверенности не только в правоте своих действий, но и в их законности. Уверенности в том, что в тылу его семья устроена и защищена государством.

Уверенности в надёжности оружия, которое ему дала страна, в командирах, штабах и тылах.

Уверенности в том, что его – живого, раненого или погибшего – не оставят на поле боя или не забудут в плену.

Каждый воин и его семья должны быть уверены, что в случае ранения или гибели для государства и армии солдат или семья погибшего будут объектом особой заботы, а не обузой.

Для такой уверенности нам всем – и власти, и обществу – необходимо многое изменить. И бездумный турборежим для таких изменений явно не подходит.

В завершение хочу напомнить очень глубокую мысль маршала Маннергейма, который говорил: “Война – это дело не только армии. Это доля всей нации”.

С Днём Защитника!

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"В политики идут не те, кто знает, что нужно делать, а те, кто знает, что нужно говорить."

© Стас Янковский

Регистрация

(Максимальный размер файла 0,5Mb)

Восстановление паролю

Пожалуйста, введите ваш логин или адрес электронной почты.

Две сотни “лошадей” и 400 километров в час: в Дубае показали электрогиперкар Owl

Зеленский может наломать дров на Донбассе – военный эксперт

Продажа украинской земли сейчас будет похожа на то, как обманывали американских индейцев, забирая за бусы мешок золота

Большинство украинцев не доверяют полиции и прокуратуре – опрос

В Чернобыльской зоне увеличат мощность солнечной электростанции

Екс-очільник Інституту нацпам’яті Володимир В’ятрович став народним депутатом

Військова контррозвідка СБУ затримала дезертира ЗСУ, який раніше воював за “русский мир” у Сирії. ФОТО

Новое требование РФ: “особый статус” и переговоры с боевиками

Google “повесит” на медленные сайты “значки позора”

У Мінську зняли всі перешкоди для зустрічі “нормандської четвірки” – Оліфер

Пристайко поблагодарил экс-узников за помощь в освобождении других заложников Кремля

Теплі почуття жителів ОРДЛО до Росії: можемо отримати ситуацію, яка надто буде схожа на громадянську війну

В ЕС отреагировали на разведение войск в Донбассе

Google может перенести штаб-квартиру из Европы в Киев — Арахамия

Для Зеленського розтяжка на шпагаті стає питанням виживання – Волох

Справа VAB Банку: восьми особам повідомили про підозру у заволодінні 1,2 млрд грн кредиту банку

Украина впервые проведет киноклубный фестиваль детских фильмов

В Житомирской области создадут инновационно-космический кластер «Полесье»

Денісова: Фігурантів справи “Хізб ут-Тахрір” могли засудити через засудження анексії Криму

Епифаний обсудил с послом Греции ситуацию на Донбассе