USD28.2033

Стало известно, как бывшие боевики «ЛНР» и «ДНР» возвращаются в Украину

musor

Почти 300 украинских граждан, которые были участниками незаконных вооруженных формирований боевиков самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР» с августа 2015-го до октября 2016 года уже вернулись домой, на подконтрольную Киеву территорию, по программе СБУ «тебя ждут дома». В СБУ отметили, что программа не предусмотрено Минскими соглашениями, и это только инициативой Киева. Так, Deutsche Welle удалось пообщаться с двумя бывшими боевиками: Зоей и Владимиром (имена и место жительства героев изменены из соображений безопасности). Они рассказали, как это было, попросив не раскрывать всех деталей спецоперации по их возвращению. Со слов Зои, в 2015 году она полгода служила пулеметчицей в так называемом «народном ополчении ДНР». На подконтрольную Киеву территорию вернулась вслед за мужем, который также был в рядах пророссийских боевиков.

«Кто-то из товарищей рассказал ему о программе возвращения, — рассказывает Зоя. — Мы сомневались, боялись. Думали, что вернемся, а потом еще год бесплатно работать на Украину — будем копать окопы, грузить патроны. Ну да, как это все в «Новороссии» рассказывали. Но мужчина не поверил и тихонько поехал. И вот уже два месяца, как мы дома».

До войны Зоя работала швеей, пекарем, мыла машины. На вопрос, почему она с мужем оказалась в рядах пророссийских боевиков, откровенно отвечает, что в самопровозглашенной «ЛНР» для гражданских не было работы. В разгар конфликта на Донбассе так называемая «военная администрация» ее города, что оказалось под контролем сепаратистов, хорошо платила боевикам и выдавали пищевые пайки.

«Муж говорит, пошли. Пятнаха халявная. Рублями, — продолжает Зоя. — Там у нас знакомый был. Рассказывал, что сидят на позиции, стоят с автоматами на блокпосте, картошку чистят в столовой — и все. Ну мы и пошли. Платили нам регулярно. Дважды выезжали на полигон по мишеням пострелять. Боевых нет». «Боевые» — это участие в боях с оружием в руках, объясняет полковник СБУ Игорь Кутепов.

Читайте также:

“Момент Зе” – воспользоваться временной слабостью

Как отмечается, он является одним из кураторов программы по возврату. Летом 2015 года в СБУ обратились немало украинских граждан, которые хотели вернуть на подконтрольную Киеву территорию членов их семей.

«Возникла идея — возвращать. Не нужно никаких специальных амнистий. Сегодня в рамках Уголовного кодекса Украины для этого предусмотрено 258 и 260 статьи, — поясняет правоохранитель. — Речь идет или о публичные призывы к осуществлению теракта, или о создании или участии в незаконном вооруженном формировании».

Со слов Кутепова, когда человек попадает на подконтрольную Киеву сторону, против него возбуждают уголовное дело, факты участия в боях тщательно проверяют, опрашивают свидетелей.

Читайте также:

Выяснилось, что санкционный список не расширен, а сокращен – Сергей Соболев

«Мне дали специальный бланк, — рассказывает Зоя. — Я написала, когда и в каком подразделении была, что понимаю свои ошибки, крови не проливала, хочу воспользоваться программой СБУ и вернуться домой. Отдала бумаги следователю — и все».

За два месяца суд освободил Зою и ее мужа от уголовной ответственности. Теперь она хочет забрать с «той стороны» родных. Кутепов уверяет, что до сих пор на это шли люди, которым бояться нечего: проверка показала, что тяжких преступлений они не совершили. Те же, кто знает, что наказания не избежать — а таких, по словам Кутепова, около 30 процентов — не будут возвращаться. Бывшие участники незаконных вооруженных формирований рассказывают, что их возвращение домой только выглядит просто. На самом же деле это — многомесячная спецоперация СБУ с маскировкой, переодеваниями, длительными переговорами. Если противник узнает, что кто-то хочет дезертировать, человека могут убить. Второй собеседник журналистов, Владимир — признается, что вернуться ему было трудно.

Читайте также:

Аваков побоюється заворушень після виборів

«Сначала не верил, что меня оправдают. Пойти на блокпост к сепаратистам было проще, — вспоминает мужчина. — Тогда здесь еще не было ни боевых действий, ничего. Сидели себе, плевали семечки, пили пиво и не думали о войне».

Владимиру еще нет тридцати. Женат, имеет детей. Работает настройщиком оборудования на одном из госпредприятий. До войны был шахтером и зарабатывал до пяти тысяч гривен. Весной 2014 года агитаторы так называемой «Новороссии» просили местных мужчин дежурить возле памятников советским деятелям — и Владимир откликнулся.

«На площади говорили, что с Западной Украины приедут «правосеки» наши памятники валить. Потихоньку эта пропаганда действовала», — вспоминает мужчина.

Говорит, те, кто имел охотничьи ружья, начали дежурить вместе с ним.

«Потом появились блокпосты, а когда сформировались отряды самообороны, из России начала поступать боевое оружие», — рассказывает Владимир.

Когда начались бои, он отправил семью к родственникам в Россию, а сам подрядился ремонтировать автомобили пророссийских боевиков.

«Зачем ехать в шахту, когда можешь остаться на поверхности? Я согласился. Зарплата была та самая», — пояснил он.

Когда украинская армия подошла к городу, он уже с автоматом охранял мост через реку, чтобы его не взорвали военные. Говорит, что по украинским солдатам или гражданским не целился — его родной брат служил в украинской армии. А когда в его поселке начали взрываться снаряды, вообще сбежал в Россию. Вернуться домой почти через год его убедил брат. Он же сообщил в СБУ о желании Владимира показаться. СБУ провела спецоперацию и вывела мужа из подконтрольной боевикам территории. Его семья вернулась еще раньше. Суд Владимира оправдал. Сегодня такие, как он, — под минимальным надзором.

«Приезжают ко мне из органов, интересуются, все ли в порядке. Так, говорю, все в порядке», — рассказывает Владимир.

Зоя и Владимир говорят, что главной причиной их возвращения на подконтрольную Киеву территорию стало разочарование «русским миром» и желание жить дома. Зоя признается, что когда российские военные начали «переподчинять» боевиков своей армии, это стало последней каплей. С приходом «власти» так называемых «ДНР» и «ЛНР» люди пошли массово жаловаться на командиров боевиков, и их начали бросать за решетку.

«Мы смотрели на них, как на идолов, а они, оказывается, поубивали столько людей, «повіджимали» машины, квартиры, — рассказывает Зоя. — Один получил пожизненный срок. Незадолго до того он за 20 тысяч долларов купил себе ставок в Стаханове. Откуда у человека такие деньги?»

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"В политики идут не те, кто знает, что нужно делать, а те, кто знает, что нужно говорить."

© Стас Янковский

Зеленский является едва ли не единственным политиком в стране, который равнодушен к формату выборов – журналист

Бали, паради та вигнання злих духів: як у світі інавгурують президентів

Зеленский принял полномочия Верховного главнокомандующего

Социальный инфантилизм как он есть

Цей парламент “напрацював” на дострокові вибори – Тимошенко

Вінниця на один день перетворилась на маленьку Європу

Вакарчук назвал основную ошибку Порошенко

Депутати, які будуть проти розпуску Ради, втратять бали на наступних парламентських виборах – Лещенко

У вінницькій школі евакуювали дітей через розпилений газ

«Вакарчук опоздал»: стало известно, какую роль отвел музыканту Порошенко

У Вінниці знімуть відеоролики про діабет

Порошенко переехал в “прозрачный офис”: фото, видео

Талановиту молодь привітали зі здобутками грошовими винагородами

В інавгураційній промові Зеленський схибив із цитатою Рейґана

Росія не повернулася в ПАРЄ. Поки що?

В Нидерландах на дорогах устанавливают “умные” камеры

Нардепка: Мовний закон не спрямований проти жодної іншої мови

Новообраному президенту Зеленському вручили державні символи України. ФОТО

Киевстар запустил программу обмена старых смартфонов на новые

Зеленский после инаугурации показал свою декларацию. Раньше этого не знали! Чем владеет новый президент?