USD28.2033

Светлана Алексиевич: «Я не верю ни Путину, ни Лукашенко»

Белорусской писательнице Светлане Алексиевич сегодня присвоили Нобелевскую премию по литературе «за ее многоголосное творчество – памятник страданию и мужеству в наше время». В странах бывшего СССР Алексиевич, возможно, известна не так широко, как в Европе, однако и там, и здесь высказывания прозаика о постсоветском мире много цитировали. Slon Magazine вспомнил некоторые яркие цитаты, взятые из интервью нобелевского лауреата.

 

XppJKjZVc0M

О выборе темы

«40 лет я занимаюсь исследованием советской цивилизации. Социализм и фашизм – это две идеи XX века. Очень коварные и искусительные. Меня всегда интересовало, почему происходит этот момент слепоты в обществе, как, например, сейчас в России. Выгнать всех коммунистов, снять их портреты – это одно, но изъять это из человеческой души – гораздо труднее. Недавно умер мой отец, и он завещал, чтобы партийный билет похоронили вместе с ним. Он очень верил в коммунизм. Я пытаюсь понять, исследовать, как это произошло, как это случилось на огромном пространстве, в 15 республиках бывшего СССР». «Хартия’97», май 2015

«Я ведь из книги в книгу исследовала идею “домашнего коммунизма”, тоталитаризма: что это такое? как мы тут жили? какими мы из этого вышли? И чтоб заострить тему, брала самые крайние варианты, а не “положительные примеры”. Конечно же, они есть. Конечно, многим людям удалось не страну – так хотя бы себя переделать. И это залог того, что не обязательно все кончится революцией». «Новая газета», август 2013

О жизни в Германии

«Сейчас я живу в Берлине, что я вижу из окна? Утром подходят немцы один за одним, с несколькими пакетами, и начинают строить государство. Как? Стоит несколько контейнеров, в один надо бросить пластиковые бутылки, во второй – стеклянные, в третий – живую органику. Они люди порядка и ответственности не на площади – в своем доме, семье, дворе. Они идут на работу, и если их интересы ущемляются, они самоорганизуются, чтобы решить свои проблемы. Власть будет такой, какой будем мы». «Российская газета», февраль 2009

Читайте также:

“Зелений” катарсис: чи зможемо ми його пройти?

«Мне много приходится встречаться с читателями в Европе, немецкая публика, например, другая, она задает очень серьезные вопросы об устройстве политической жизни. А у нас политическая жизнь – это повод для стеба». «Ведомости», октябрь 2013

О возвращении на Родину

«Я вернулась домой, потому что должна слышать наших людей. Я – человек уха. Мои книги живут услышанным, рассказанным, живут непосредственным общением с нашими людьми. Власть делает вид, что меня нет, что я не вернулась». Deutsche Welle, ноябрь 2013

Читайте также:

В Крыму отель скрыл правду о госте с СОVID-19: разразился скандал. ВИДЕО

О российских медиа

«То, что говорят сегодня журналисты российских СМИ – их просто надо судить за это. Что они говорят о Европе, о Донбассе, об украинцах… Но дело не только в этом, а в том, что народ хочет это слышать. Мы можем говорить сегодня о коллективном Путине, потому что Путин в каждом русском сидит». «Хартия’97», май 2015

«Я читала, как известная московская журналистка, не буду называть ее фамилию, писала: “Мужчина с деньгами – это особый мужчина, это особый запах, особое все”. Я представила, что бы было, если бы она подобное в европейском издании опубликовала. Ее бы завтра не было на работе, никто бы руки ей не подал». «Афиша», октябрь 2015

О непонятой и пугающей России

«Когда стала слышна эта мифология, которую предложили, – народ заговорил. И то, что он говорит, мы услышали с ужасом. Нам казалось, что эта рабская ментальность исчезла, но, может быть, она исчезла лишь в тонком культурном слое, а на глубине народного бытия ничего не менялось. Люди не поняли, что произошло. Я ездила по России, видела, что написано на автомобилях: “Обама – чмо”, “Поднялся бы Сталин”. Едет человек на немецком Mercedes, а у него написано: “На Берлин”. Читаешь – и приходишь в ужас». «Известия», октябрь 2015

Читайте также:

В России разворачивается вакханалия террора

«Это, конечно, веймарский комплекс. Он существует. Россию нельзя долго держать униженной – это очень опасно. Годы унижений, пережитые Россией, не могли пройти бесследно. Пружина должна была разжаться. И разжалась вот так. В этом еще очень много русского характера, совершенно никем не понятого». «Медуза», сентябрь 2015

«Мы имеем дело с русским национализмом, который весьма опасен. Мне очень жаль, что он поражает и талантливых людей, как тот же Прилепин. Талантливые люди, но неизвестно куда их заведет национализм, чем это все закончится. Даже страшновато разговаривать с людьми. Только и твердят “крымнаш”, “донбасснаш” и “Одессу несправедливо подарили”. И это все разные люди. 86% сторонников Путина – это реальная цифра. Ведь многие русские люди просто замолчали. Они напуганы, как и мы, те, кто находится вокруг этой огромной России». «Наша Нива», июль 2015

О доверии политикам

«Я вообще не верю больше политикам. Я думаю, что они сами не знают, во что они верят. Они будут верить в то, что на данный момент служит каким-то целям. Я не верю ни Путину, ни Лукашенко. В наших краях политикам нельзя верить, тем более таким тоталитарным. Мы видим, что есть переодетые российские военные в Украине. А Путин смотрит в лицо мира и говорит, что там их нет. Он говорил, что их не было и в Крыму. Европейцам тоже трудно нас понять. Мне кажется, что Обама и Европа ведут себя очень разумно. Вот Лукашенко говорит, что это слабые политики. Это политики, которые представляют общество, которое совсем не хочет обуть дурацкие сапоги, взять автомат и идти куда-либо. Люди любят жизнь и умеют жить. У них совсем другие ценности. Никакой военный там не скажет, как недавно говорил Грачев, что наши парни умирали в Чечне с улыбкой. Такое мог сказать человек, который вылез из какой-то баррикады, на которой провел всю жизнь». «Радио Свобода», апрель 2014

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Если вы смотрите телевизор - вы, должно быть, заметили, что хорошие парни побеждают плохих всегда, кроме девятичасовых новостей."

Чим більше насильства на екрані, тим менше його в житті? Брехня

У Вінниці до кінця 2020 року планують провести утеплення десяти шкіл та дитсадків

На ще одній вулиці міста облаштували сучасний закритий контейнерний майданчик для сміття

Степанов назвал “карантинные” правила для ресторанов

На території Вінницької міської ОТГ планують облаштувати більш як 4 тисячі паркомісць

Понад 17 тисяч домогосподарств у Вінниці отримуватимуть субсидію у неопалювальний сезон

У Вінниці по вулиці Шевченка майже на 2 місяці перекриють рух для транспорту

У Вінниці з 6 червня відновлять прогулянки на теплоходах

Минобразования: Отмена ВНО для выпускников в Киеве незаконна

Станом на 4 червня на території Вінницької області підтверджено 1077 випадків COVID-19

Канадские мобильные операторы нашли замену Huawei в развитии 5G

Суд дозволив примусово доставити Порошенка на допит у ДБР

Верховна Рада ухвалила закон про приведення військових звань ЗСУ до стандартів НАТО

Рада продлила сроки завершения подготовки кандидатов и докторов наук

Рада приняла закон о “ворах в законе” и преступных сообществах

Зеленский о походе в кафе с членами своего офиса: Готов заплатить штраф

Сериал “Чернобыль” получил 14 номинаций на телепремию BAFTA

Минцифры запустило новый онлайн-курс “Киберняни”

СМИ: Арахамия “забыл” задекларировать $ 100 млн

Мне в кафе нельзя, а Зеленскому можно?