USD28.2033

The New York Times: Над страной, которую я люблю, нависла страшная угроза – экс-директор ФБР и ЦРУ

The New York Times: Над страной, которую я люблю, нависла страшная угроза – экс-директор ФБР и ЦРУ

Благодаря преимуществу единственного американца в нашей истории, который был директором и ФБР, и ЦРУ, я обладаю уникальным представлением и компетенцией говорить о страшной угрозе верховенству закона в стране, которую я люблю. Порядок защищает свободу, а свобода защищает порядок. Сегодня принципиальность и репутация институтов, которые защищают наш гражданский порядок, трагически подвергаются нападкам со стороны слишком многих людей, задача которых должна заключаться в их защите.

Верховенство закона является основой американской демократии, принципом, который защищает каждого американца от злоупотреблений монархов, деспотов и тиранов. Каждый американец должен требовать, чтобы наши лидеры ставили верховенство закона выше политики.

Я очень обеспокоен утверждением президента Трампа о том, что наш “нынешний директор” (так он называет человека, которого выбрал на должность руководителя ФБР) не может наладить работу того, что президент называет “неэффективной службой”. 10-летний срок, который отводится всем директорам ФБР после того, как Джон Эдгар Гувер занимал эту должность 48 лет, был определен для того, чтобы обеспечить независимость директора и Бюро. Явный намек президента на то, что будущее директора Кристофера Рэя под угрозой, как было с его изгнанным предшественником Джеймсом Коми, очень меня беспокоит. Независимость ФБР и его директора имеют принципиальное значение, и ее должны решительно отстаивать все ветви власти.

За девять с лишним лет работы директором ФБР я подчинялся четырем почетным генеральным прокурорам. Каждый из них ясно понимал значение верховенства права в нашей демократии и ту важную роль, которую ФБР играет в обеспечении соблюдения наших законов. Они яростно защищали и то, и другое, зная, как важно, чтобы ФБР оставалось независимым от любого политического влияния.

Читайте также:

Мустафу Найема уволили из “Укроборонпрома”

В должности директора ФБР я работал при двух президентах. Один из них — демократ Джимми Картер, который выбрал меня отчасти потому, что я был республиканцем, а другой — республиканец Рональд Рейган, которого я уважал. Оба этих президента с таким уважением относились к независимости ФБР, что всячески старались не вмешиваться и не оказывать влияния на нашу деятельность. Я никогда не чувствовал политического давления.

Читайте также:

Конец эпохи бедности: “слуга народа”, которая получала соцпомощь, носит сумку стоимостью более 20 “минималок”

Я не понаслышке знаю о профессионализме мужчин и женщин, работающих в ФБР. Нападки и клевета в их адрес со стороны президента и моего давнего друга, Генерального прокурора Уильяма Барра, вызывают крайнюю тревогу. Называть профессионалов ФБР “ничтожествами”, как это сделал президент — это оскорбление людей, которые рискуют своей жизнью, чтобы защитить нас. Обвинения в предвзятости в ФБР, выдвинутые Барром без предъявления каких-либо доказательств и в прямом противоречии с выводами независимого генерального инспектора, создают угрозу, поскольку могут нанести серьезный ущерб этой чрезвычайно важной структуре.

Страна не может позволить себе, чтобы директор правоохранительной структуры оспаривал доклад независимого генерального инспектора Министерства юстиции и утверждал, что расследование ФБР было основано на “абсолютном вымысле”. Более того, в докладе окончательно установлено, что доказательства, необходимые для начала расследования вмешательства России, были неопровержимыми. Во время президентской кампании 2016 года между членами предвыборного штаба Трампа и российскими агентами было более 100 контактов, и деятельность России, направленная на подрыв нашей демократии, продолжается до сих пор. Я рад, что ФБР восприняло эту угрозу всерьез. Важно, заявил на прошлой неделе Рэй, что генеральный инспектор выяснил, что “расследование было начато с соответствующим обоснованием фактами и полномочиями”.

Читайте также:

Василя Вірастюка офіційно обрано народним депутатом від Слуги народу

Будучи адвокатом и бывшим федеральным судьей, я ясно давал понять в бытность главой ФБР и ЦРУ, что во всем, что мы делаем, первостепенное значение должно иметь верховенство закона. Хотя в обеих структурах работают несовершенные люди, американский народ должен понимать, что в них обеих работают некоторые из самых законопослушных, патриотичных и преданных людей, которых я когда-либо встречал. Хотя их лица и действия большинству американцев не известны, будьте уверены, что они хорошо служат нашей стране.

Я полностью доверяю мистеру Рэю и знаю, что ФБР не является “неэффективной службой”. Это профессиональная структура, достойная уважения и поддержки. Насмешки и оскорбления в ее адрес опасны и безосновательны.

Меня очень разочаровал еще один давний, уважаемый друг, Руди Джулиани, который всю свою жизнь защищал наш народ от тех, кто мог причинить нам вред. Действия, которые он в последнее время совершал в отношении Украины, как минимум, не прошли проверку на благопристойность. Я надеюсь, что он, как и все мы, обратится к нашей путеводной звезде, к верховенству закона, к тому, что настолько важно и ценно, что превосходит любую личность или администрацию.

В этот трудный момент необходимо вернуть на должное место Министерство юстиции и ФБР в качестве оплотов законности и порядка в Америке. Речь идет не о политике. Речь идет о верховенстве закона. Республиканцы и демократы должны защищать его в первую очередь.

В свои почти 96 лет я видел, как наша страна преодолевала чрезвычайные трудности — в частности, Великую депрессию, Вторую мировую войну, Корейскую войну, войну во Вьетнаме, сегрегацию, убийства, отставку президента и теракты 11 сентября.

Я по-прежнему верю в способность всех американцев преодолевать наши разногласия и стремиться к всеобщему благу. И я молюсь за это. Порядок защищает свободу, а свобода защищает порядок.

Уильям Уэбстер, бывший федеральный судья, с 1978 по 1987 год был директором ФБР, а с 1987 по 1991 год — директором ЦРУ.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

    Чтобы оставить комментарий необходимо

    "Плохие законы — худший вид тирании."

    © Эдмунд Берк

    Регистрация

    (Максимальный размер файла 0,5Mb)

    Восстановление паролю

    Пожалуйста, введите ваш логин или адрес электронной почты.

    Після “Північного потоку-2”: як Україні захистити свій газовий транзит

    В Крыму оккупанты блокируют сайты с информацией о СOVID-19 – правозащитники

    Сазонов: Никакого передела мира не будет. Давно прошли времена, когда было два полюса влияния – СССР и США

    Опозиціонер з РФ: Україна вибрала демократію – це значить, що у Росії все буде погано

    Кулеба о встрече Байдена с Путиным: Мы не признáем какие-либо договоренности об Украине

    Переговоры Байдена и Путина продлятся до пяти часов

    После “учений” Россия отвела от украинской границы не более 12 000 военных – Кулеба

    Финляндия ожидает более 10 тысяч сезонных работников, большинство – из Украины

    «Железные бабочки» и «Лиманы. Бой за рай» представят на международном рынке копродукции

    Как устроена Вселенная: ученые обнаружили вращение «усиков галактик»

    Новый кабинет Зеленского: “Остров сокровищ” или “Пираты Карибского моря”?

    Зеленский о саммите НАТО: Мы получили наибольшее, что могли получить

    Штамм коронавируса Delta может «накрыть» Украину с востока – ученые

    У Карпатах “нуля” й снігу вже не буде, а Київ поступово занурюється у літню спеку: якою буде погода 16-го червня

    Ткаченко советует посмотреть фильмы Миколайчука

    СБУ обновила программу, которая защищает органы госвласти от хакеров

    На території Вінницької області значно зменшили кількість опорних закладів з лікування хворих на COVID-19 

    Вінничанам варто очікувати погіршення погодних умов: визначено «жовтий» рівень небезпечності

    Репортаж с Донбасса | Зеленский предостерег американцев: война с Россией “завтра может быть в их домах” – CBS

    Чоловік з ножем вчинив розбійний напад на кредитну організацію у центрі Вінниці