USD28.2033

Тонкая грань между цензурой и государственной безопасностью

Тонкая грань между цензурой и государственной безопасностью

Украинское общество никак не может ответить себе на вопрос: где лежит грань между цензурой и государственной безопасностью, пишет Павел Казарин специально для “Крым.Реалии”.

Вопрос не случайный: три года войны, аннексия Крыма, оккупация Донбасса и перманентная угроза эскалации не превратили украинское государство в “левиафана”. Оно не обзавелось институтом цензуры, не поставило под контроль интернет и не пытается создавать реестры блогеров. Более того – украинские государственные СМИ так и остались в роли пасынков медиарынка. В отличие от России, они бедные, плохо укомплектованные и с самыми низкими зарплатами в отрасли.

Украинское медиаполе остается во власти частного капитала. Более того – в этот рынок сегодня инвестируют все, кто хочет. Немалая часть радиостанций, телеканалов, печатных и электронных медиа контролируются людьми, заинтересованными в деконструкции украинской государственности. Людьми, мечтающими о том, чтобы вернуть страну в формат буфера между Россией и ЕС. Людьми, заинтересованными в возвращении Украины под российский протекторат.

Читайте также:

Коронавірус в Україні підтвердили у 6125 людей: 415 нових випадків за добу

И за три года войны украинское общество так и не нашло ответы на несколько важных вопросов.

Если вы взращиваете государственного голема, всегда есть риск, что он в какой-то момент окажется не в тех руках. Что полномочия, которые вы вручите ему для защиты страны, в конечном счете будут применяться в чьих-то весьма и весьма частных интересах. Но можно ли выстоять в условиях агрессии со стороны чужого “дракона”, не создавая при этом своего? Можно ли приручить своего “левиафана” и найти баланс между эффективностью и авторитаризмом?

Читайте также:

63% украинцев убеждены, что страна движется неправильно – опрос, инфографика

У меня нет ответов на эти вопросы, но, как минимум, у меня есть вопросы. Потому что в 2014 году мы все проснулись в абсолютно иной – посткрымской – реальности. Той самой, что наступила вслед за аннексией полуострова и оккупацией Донбасса. И эта война продолжается – и агрессор ведет ее не только по внешнему контуру страны, но у внутри этого периметра. А общество и медиасфера при этом нередко пытаются жить так, будто ничего не произошло.

Война идет не только в окопах, но и в головах. Потому что реальность – это то, что мы о ней думаем.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Вообще говоря, власть не портит людей, зато дураки, когда они у власти, портят власть."

© Бернард Шоу

Вибух на Позняках: столична влада озвучила остаточну долю зруйнованої багатоповерхівки

Медична допомога в країнах ЄС, США та в Україні

Украинцам советуют воздержаться от поездок в Беларусь

Коронавірусні баталії в Україні: чим скінчиться протистояння уряду і регіонів

В Днипре провели огневые испытания двигателей для новой ракеты “Циклон-4”

Відпочинок у Карпатах: у горах “корона” не страшна?

Нимченко требует расследовать преступления, связанные с решением ЦИК по выборам в Донецкой и Луганской областях

Bentley представил самый быстрый кроссовер в мире

Криклий рассказал, как можно сэкономить при покупке билетов на поезда “Интерсити+”

Данилов: Сегодня очень актуальны вопросы биологической и кибербезопасности

МЗС передало Росії ноту протесту через незаконні військові навчання в Криму

Twitter запустил новую функцию

Социальная машинерия: как работает государственная машина

Посольство просит украинцев не участвовать в протестах в Беларуси

В Шотландии сошел с рельсов пассажирский поезд: трое погибших

Данных о безопасности российской вакцины от коронавируса нет — Ляшко

Улицы Киева перекроют из-за съемок фильма с Ван Даммом

Facebook удалил еще семь миллионов COVID-фейков

Харків остаточно декомунізував станцію метро “Московський проспект”

Суд дал семь лет тюрьмы бывшему нардепу Шепелеву