USD28.2033

Украина и ЕС: так близки и все еще так далеки – Carnegie Europe

Украина и ЕС: так близки и все еще так далеки – Carnegie Europe

Отношения между Украиной и ЕС – это проверка того, насколько могут быть близкими отношения страны без перспективы полного членства с Евросоюзом.

Несмотря на постепенное углубление отношений, основанных на Соглашении об ассоциации и Договоре о свободной торговле, цикл отношений между ЕС и Украиной достиг стадии, когда обе стороны проявляют признаки усталости и даже недоверия, а совместная приверженность реформам начинает колебаться в то время как до выборов в Украине остаётся всего один год.

После либерализации визового режима в июне 2017 года около 400 000 украинцев воспользовались новыми возможностями для поездки в Шенгенскую зону. Это, конечно, крошечный процент от общего населения Украины – менее одного процента, но безвизовый режим имеет большое символическое значение. Однако сам по себе он не будет достаточным для поддержания интереса и доверия со стороны ЕС или приверженности Киева к реформам.

Фактическое приближение к законам и стандартам ЕС происходит медленно и болезненно, как и прежде. Влияние Договора о свободной торговле и недавно принятых автономных торговых мер пока мало оживило ситуацию, а объемы торговли с ЕС по-прежнему остаются меньшими (14 миллиардов долларов), чем до кризиса 2014 года (17 миллиардов долларов в 2012 году).

Правительство Украины разработало амбициозный план присоединения к Шенгенской зоне, Таможенному союзу, Энергетическому союзу и Единому цифровому рынку. Президент Петр Порошенко сделал еще один шаг, объявив членство ЕС лишь вопросом времени после того, как корректировка политики в этих областях будут выполнена. Эта чрезмерно оптимистическая риторика является лишь частью предвыборной политики нынешнего президента в преддверии президентских и парламентских выборов 2019 года.

Читайте также:

Ще один великий корупціонер Київщини зібрався за депутатством під прикриттям Зе-команди – ЗМІ

Требования ЕС не предназначены для стран со слабым административным потенциалом, недостаточным стремлением модернизировать экономику или тем, у кого не выходит установить верховенство закона. Более того, согласно Договору о свободной торговле влияние его на разные секторы экономики и регионы может значительно отличаться. Отрасли на юго-востоке Украины почувствуют эту непропорциональность на себе.

В отсутствие перспективы членства помощь ЕС, направленная на ослабление этих видов последствий, в конечном счете будет ограничена, хотя макрофинансовая помощь ЕС Украине является крупнейшей, среди предоставленных странам, не входящим в состав ЕС. Еще два миллиарда долларов в виде макрофинансовой помощи были обещаны на саммите Восточного партнерства в декабре 2017 года. Макрофинансовая помощь ЕС должна быть согласована с МВФ, но ЕС неоднократно придерживался более гибкого подхода к выплате средств.

Читайте также:

Если Украина пойдёт навстречу диалогу с ОРДЛО, Россия тут же избавится от международных санкций

В будущем ЕС должен направить больше ресурсов на юго-восток Украины, а также на здравоохранение, образование, социальные услуги и инфраструктуру. Все эти секторы имеют ключевое значение для украинского общества и поэтому имеют решающее значение для сохранения уровня поддержки от ЕС.

Политика ЕС должна быть на выходе больше, чем сумма ее частей. Но когда государства ЕС отвлекаются на внутренние вопросы (например, Германия или Великобритания) или охлаждают отношения с Украиной (как Польша), пространство для внутриполитической поддержки реформ сжимается. Отсутствие единогласия в ЕС не дает возможность сформировать единое видение. Но ЕС может говорить единогласно и делать это громко – например, в конце 2017 года в контексте проблем с недавно созданными антикоррупционными институтами – украинское правительство приняло к сведению позицию ЕС и по крайней мере, частично пересмотрело свой подход.

Ни Киев ни ЕС не отказываются от европеизации Украины. ЕС и отдельные государства-члены должны использовать свои каналы более последовательно, чтобы препятствовать отступлению т жизненно важных реформ. Однако в конечном счете постоянный импульс реформ должен исходить изнутри Украины. Влияние внешнего субъекта, подобного ЕС, будет эффективно только в том случае, если это хотят внутренние украинские политические структуры. Вот почему это критический момент в процессе реформ в Украине.

Внешняя политика Украины сформирована, но глубина ее отношений с Западом и, в частности, ЕС, все еще поставлена ​​на карту.

Оригинал на Carnegie Europe

Перевод: Андрей САБАДЫР

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"К сожалению, понятия хороший человек и хороший политик далеко не одно и то же."

© Антон Савин

В ОРДЛО уже потирают руки: Украина все отстроит

BookForum отрицает прогнозы скептиков, что гаджеты вытеснят книгу – Зеленский

Франция закупила микророботов для разведки

Комитет Рады одобрил переименование еще одного города

“Трудовые книжки должны уйти в историю”, – Дубилет

Чоловіка, який хотів підірвати міст Метро, затримано

Доступные лекарства: фармацевтам объяснили нюансы е-рецептов

Фестиваль “Новое немецкое кино 2019” объявил программу

Украина показала Ан-178 на выставке Teknofest-2019 в Стамбуле

Рада усилила меры по защите украинцев от радиации

Зачем Зеленскому и Ко “дестабилизация до конца года”

Кулінарний експерт: Приготування їжі – не кара божа

В Государственной судебной администрации чиновники майнили криптовалюту

Гран-при первого “Киносмотра” получила анимационная лента “Сама себе здесь”

На Facebook появится независимая группа по жалобам пользователей

Порошенко о поджоге у Гонтаревой: Тяжело представить последствия

Реформатор В’ятрович іде з посади голови УІНП. ВІДЕО

ВККСУ допустила 233 кандидатов к конкурсу на должности судей

Вышел трейлер драмы “Домой” Наримана Алиева

Стало известно, как действовала “украинская фабрика троллей” в Facebook