USD28.2033

В Крыму остались три десятка лет и иллюзии. Мне не жалко ни того, ни другого – журналист

В Крыму остались три десятка лет и иллюзии. Мне не жалко ни того, ни другого – журналист

Я все реже пишу о Крыме. За четыре года я выговорился. Все, что хотелось сказать, – сказано.

Помню, как в одном из интервью меня спросили про любимый город. Сперва перебирал в памяти красивое и альбомное, а потом ответил «Симферополь». Нет, я не сошел с ума. Я все про свой город знаю. Знаю, что он маленький, неряшливый и невпопад. Но именно у него есть монополия на мои детские воспоминания. Можно прожить всю оставшуюся жизнь в Брюгге, но там их уже не появится, пишет Павел Казарин специально для “Крым.Реалии”.

Отчетливо помню предвоенный 2013-й. Накануне Майдана полуостров казался забытой периферией бывшей империи. Забытой и ненужной, как бабушкина закатка. Москва жила погромом в Бирюлево, обсуждала нелегальную миграцию, жаловалась на засилье Кавказа. А Крым продолжал жить советскими мифами в их девственной чистоте. Митинговал против НАТО, разоблачал «план Даллеса», карикатурно рассуждал про «дружбу народов». Казалось, что между последним советским бастионом и новой Россией почти не осталось общего.

Я протянул в Симферополе до осени 2014-го. Писал о том, что Россия делает с моим домом. Под нож отправлялось все, что было дорого. Независимые медиа, независимые люди, право на несогласие. К ноябрю исчезла даже рябь на воде. Стало понятно, что это все. Я бросил вещи в багажник и уехал в Киев.

Читайте также:

10 порад Зеленському до зустрічі з президентом США

Сегодня мой дом вынужден жить поперек всего того, во что я верю. Впрочем, я сегодня верю тоже не во все.

Я не верю в диалог с прошлым. На моих глазах поколение отцов оттерло поколение детей, чтобы забрать будущее у внуков.

Мой Крым иногда прорывается ко мне. Всполохами – как ночной сон после обеда. На старых фото – те, кто присягнул новым флагами. Те, кто ушел во внутреннюю эмиграцию. Те, кто уехал.

Я до сих пор не могу привыкнуть к снегопадам. Домом веет всюду, где на горизонте горы. Мои вещи делятся на те, что «оттуда» и те, что уже «отсюда». Первых все меньше. Вторых все больше.

Там – в моем Крыму – остались три десятка лет. И иллюзии. Мне не жалко ни того, ни другого.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (голосов: 1, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии (10)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"«Когда у власти не хватает аргументов, она начинает втягивать в политику детей». "

Просто об ОСББ и о том, чего мы хотим от управляющих домом, городом, страной

Адвокат сказал, когда подаст апелляцию в деле нацгвардейца Маркива

Вышел украинский трейлер фильма “Невинный”

Илларионов: Зеленскому не стоит бояться говорить с Путиным без посредников

Зеленский подписал законы о реформах прокуратуры и госслужбы

WhatsApp запустил функцию репоста статусов в Facebook Stories

МОН планирует изменить госзаказ в вузах

Президент Зеленський підписав закон про імпічмент

Зеленский подписал закон об импичменте президента

Загрозлива сила звички, або Що робити з недопалками сигарет

Китай запустил два новых спутника

Сериал “Чернобыль” получил три премии “Эмми”

Проблема в том, что все кто прошли, через ужасы войны, ранения, нуждаются в психологической поддержке, а у нас нет реабилитационных центров

Чи буде Трамп тиснути на Зеленського щодо сина Джо Байдена?

“Хочется – перехочется”: Большинство из нас выросло в эпоху тотальной суровости

Переваги поразок: Що треба і чого не варто робити в бізнесі?

Синоптик: Понеділок в Україні буде сухим та багато де сонячним

Бородянский не видит причин анонсировать изменения в “языковой закон”

10 порад Зеленському до зустрічі з президентом США

Війна проти вугілля: не варто громадянам битись зі службовцями в ситуації, коли ми разом є жертвами змови злодіїв-олігархів