USD28.2033

Военное положение: пора понять, who is who

Военное положение: пора понять, who is who

Теперь, когда страсти поутихли, отвечать на вопрос, вынесенный в заголовок, можно более или менее спокойно. Хотя вопрос этот звучит абсурдно, потому что речь в нем идет не о том, в выигрыше ли страна как таковая, а о дивидендах тех или иных политиков. И все же перед лицом врага важно понять, who is who.

Не нарушая субординации, начнем с Порошенко. Выиграл или проиграл президент? Собственно, и то, и то. Проиграл, потому что позволил минимизировать свое первоначальное намерение и дважды перекраивал собственный указ. Идея (впервые за пять лет!) назвать войну войной сдулась после атаки на Порошенко со стороны парламента. Проиграл он также в том, что продемонстрировал свою непоследовательность: после Иловайска и Дебальцево мы не раз слышали от властей, что вводить военное положение — значит рисковать потерей сотрудничества с МВФ и со структурами и странами, которые гипотетически могли бы поставлять нам оружие. А еще военное положение – это всегда ограничение гражданских прав и свобод, пусть даже и не радикальным образом.

С каких пор все эти контраргументы перестали быть значимыми? С тех пор, как произошло нападение на наших моряков со стороны российских пиратов, с тех пор, как выборы подошли совсем близко к двери и даже в них постучали? Чтобы доказать, что инициатива относительно военного положения не относится к числу предвыборных технологий, Порошенко придется балансировать между прежней и нынешней своей позицией.

Иными словами, как сказал бы один его давний предшественник, “ходить между капельками”. И не забывать во время исполнения этого акробатического трюка о главном упреке со стороны своих радикально настроенных оппонентов: о вполне прогнозируемом удивлении по поводу того, что военное положение объявлено, а дипломатические отношения с Россией до сих пор не аннулированы. Почему так происходит? Я бы тоже, как пишут пользователи Фейсбука, “подписался на комментарии”, если президенту есть что комментировать.

Читайте также:

Австрия заполнена представителями силовых ведомств РФ и её агентами – журналист

Однако в чем он выиграл? В том, что парламент повел себя, мягко говоря, не комильфо. Приснопамятное обсуждение военного положения прекрасно проиллюстрировало мелочность наших политиков, чьей главной заботой были и остаются выборы, то есть собственный шкурный интерес. Отсутствие патриотической элиты играет на руку президенту, который может спокойно включать военное положение в короткий список побед, где уже красуются безвиз и Томос.

Читайте также:

Вся суть военного положения: ЦИК отменила выборы

А оппозиционные фракции Порошенко из национально-демократического лагеря, наоборот, должны отминусовать от своих предвыборных рейтингов и достижений вот то торжище, которое они устроили в стенах Верховной Рады. К тому же они также, как минимум, непоследовательны: в течение последних лет национал-демократы активно выступали за введение военного положения и разоблачали происки коллаборационистской власти, которая против такого порядка вещей боролась, но когда дошло до дела, поменялись с ней ролями, криком крича о приоритете выборов и второстепенности военного положения. Хотя, если политтехнологи очень хорошо постараются, то часть электората “поведется” на тезисы о том, как в парламенте защитили демократию и не допустили военной диктатуры.

Читайте также:

Последний шанс России был упущен еще в 1993 году

Однако идем дальше и спускаемся на уровень ниже. В выигрыше или в проигрыше местная власть? В этом контексте меня больше всего беспокоит судьба запланированных на декабрь выборов в ОТГ. Насколько я понимаю, их отсрочивают не везде, а только в областях, где объявлено военное положение. Эти выборы сложные и выстраданные (вот хотя бы вспомнить, какое противодействие им оказывали в ЦИК), а потом откровенно жаль, что ряд регионов пропускает такое событие. Однако выигрыш/проигрыш не в этом, а в том, что на местном уровне сейчас царят некая растерянность и непонимание того, что должно происходить в областях после объявления военного положения.

Хотя, с другой стороны, некоторые из местных руководителей переобуваются прямо в воздухе. И вместо того, чтобы решать конкретные бытовые вопросы – устранять прорывы теплоцентралей, отапливать замерзающие кварталы и создавать рабочие места, – они нацепили на вышиванки камуфляж, засели в непрерывных совещаниях и начали играть в потешную войнушку.

Нет сомнений, что этот очередной постановочный “ультрапатриотизм” добьет и так почти отсутствующую власть на местах… А общество тем временем изрядно напугано и не понимает, что происходит и что делать дальше – то ли бежать в Польшу, то ли скупать килограммами соль и спички. Никто не пытается обуздать волны паники, хотя именно это и должно быть первоочередной задачей местной власти.

Но не только ее одной. По моему мнению, СНБО давно уже должен был составить определенную “технологическую карту”, то есть руководство к действию для власти на местах, где по пунктам расписать: что конкретно и кому надо делать в случае введения военного положения. Было бы очень неплохо, если бы возникло полноценное взаимодействие центральной власти, органов государственной власти на местах и органов местного самоуправления. Собственно, именно уровень этого взаимодействия и определит, как пройдут ближайшие 30 дней и с чем президент выйдет после их завершения к украинцам.

Посмотрим мы и на то, кто и как использует открытое в связи с военным положением “окно возможностей”. Политических возможностей, разумеется. Ибо как не крути, а для украинского истеблишмента на первом месте будет любовь к власти, и неважно, взаимная она или нет. И лишь на втором, третьем или десятом – интерес государства, которое в очередной раз брошено на растерзание и “московским вшам”, и “украинским гнидам”.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Все политики делятся на два класса: те кто прикрываясь добром творят зло, и тех кто творит зло не прикрываясь ничем."

“Военный” беспредел довел соцсети до белого каления: украинцев отлавливают как собак, “работают в две группы”

Военное положение: сколько получат резервисты за учебные сборы

Икона Божией Матери “Знамение” 10 декабря: история и традиции христиан

Умерла Людмила Алексева: что говорила правозащитница об Украине и Путине

Як Порошенко гальмує охорону природи

День прав человека 10 декабря: история и значение важной даты

Кассы Укрзализныци перенесли: где теперь купить билеты

Донецк умирает от унижения: в сети двумя кадрами показали то, о чем молчат

“Это был ее сознательный выбор”: 50-летняя мать наконец-то перестала кормить грудью дочь. Эта история поставила общественность на уши

Пока весь мир требует освободить украинских моряков, оккупанты готовят свежие обвинения

“Сказали, что все”: целый город в один миг остался без почтальонов, украинцы рискуют остаться без пенсий

Армения окончательно входит в новый этап посткоммунстических политических трансформаций

10 декабря: какой сегодня праздник

“Так поступают террористы”: РФ может увеличить обвинения морякам

В аэропорту Жуляны экстренная посадка самолета МАУ, пассажиров не выпускают: что происходит

Украинским резервистам определили зарплату: жалкие цифры даже стыдно произнести вслух

Тищук: зараз найвдаліший час подавати документи на виключення Росії з РБ ООН

Украинским политзаключенным пообещали стипендии: вместо увольнения – жалкие подачки власти

Чубаров объяснил, что может уничтожить Путина

Супрун собралась спасать Украину квашенной капустой