USD28.2033

Второе гражданство и грех державной ревности

Второе гражданство и грех державной ревности

Прежде чем переосмысливать концепцию гражданства, нужно изжить государственный комплекс неполноценности и провинциальность как национальную идею.

Глава МИД Павел Климкин считает, что в Украине пора начать дискуссию по вопросу двойного гражданства.

Заявление примечательное, потому что в обществе такая дискуссия, по моим личным наблюдениям, идет уже очень давно, и не знать об этом министр не мог (и наверняка знал). Видимо, имелось в виду, что государство готово допустить для такой дискуссии то или иное “официальное” продолжение.

Этот оборот – “государство готово допустить” – я обычно использую со здоровой долей сарказма. Даже, я бы сказал, со здоровенной. Потому что в сегодняшней Украине государство на словах непримиримо и непрестанно борется с тем, что на практике оно же “готово допустить” – с безнаказанностью коррупционеров, с некомпетентностью правоохранителей и госслужащих, с откровенно пророссийской повесткой некоторых крупных медиа – и так далее. ЦИК великодушно регистрирует кандидатом в президенты Романа Насирова, наличие у которого британского гражданства подтверждено посольством Великобритании, но украинским судом отвергнуто как недоказанное. Это позорище наше государство тоже “готово допустить”, потому что вынуждено постоянно ёрзать между формально очень приличными законами, по которым оно живет, и неприлично недоразвитыми институтами, которые не дают ему способности эти законы выполнять.

С точки зрения законодательства Украины вопрос о двойном гражданстве не выглядит вопросом вообще. Формально там все четко и ясно – двойное гражданство запрещено, крапка. На практике же граждан Украины, коллекционирующих паспорта других стран, можно хорошо разглядеть даже просто включив телевизор. И если Труханов и Насиров свои коллекции лениво, но настойчиво отрицают (все-таки госслужащие, как это ни позорно для государства выглядит), то Игорь Коломойский о своих нескольких гражданствах спокойно говорит в интервью. Потому что хорошо понимает разницу между двойным и вторым (а также третьим) гражданством и больше не является госслужащим: в отличие от двойного гражданства, которое запрещено для всех граждан Украины, второе гражданство запрещено только для чиновников (да и то – запрещено, скажем так, “без фанатизма” – по закону типа нельзя, но на практике-то, если очень хочется, то очень даже можно).

Читайте также:

Совковый стиль общения

Возможно, в заявлении Павла Климкина именно такое направление дискуссии и подразумевалось – давайте уж перестанем стесняться и прямо скажем, что чиновникам можно и двойное, раз уж оно для них все равно как бы есть, и повлиять на это государство не в состоянии? Нет, все-таки я предпочитаю думать о Павле Климкине существенно лучше. Человек он современный и понимает, что раз уж мы идем в Европу (хотя и не все – лица, обращенные к РФ, свободно могут идти в рифму, а это, понятное дело, совсем в другую сторону), то национальное законодательство о гражданстве действительно придется концептуально переосмысливать.

Читайте также:

“Справа сфабрикована”: генерал Марченко вийшов із СІЗО під заставу

Концепция гражданства связана с концепцией государства, а в либеральных демократиях государство воспринимается в непривычных для пост-советских республик ракурсах. Оно не “владелец” страны, а часто даже не “управляющий” (для решения большинства задач хватает ресурсов самоуправления). В передовых странах оно выполянет сервисные функции, или же работает как платформа для реализации крупных общественных инициатив. Смотреть же на государство снизу вверх – это заплесневелый совковый атавизм, такой же живучий, как отвратительное административное чванство и “майбахи” у коллежских регистраторов. 

Читайте также:

Бабине літо триває! До кінця тижня в Україні переважатиме суха, сонячна та тепла погода – синоптикиня

Так вот: либерально-европейский взгляд предполагает, что не гражданин является “собственностью” государства, а совсем наоборот – государство является “собственностью” его граждан. Именно из такого понимания удалось вывести принятую в Евросоюзе форму “комбинированного” гражданства, при котором национальный паспорт Франции, Германии и других стран ЕС дает также права гражданства над-национального, общеевропейского. И проблема с концепцией гражданства Украины (как я понимаю) в том, что эта концепция с общеевропейской пока не стыкуется.

Я впоне ясно осознаю, что на нынешнем этапе она и не должна с ней стыковаться – для столь решительных “стыковок” нам нужно, как минимум, сделать (попутно победив в войне) наше собственное государство дееспособным, эффективным, ответственным, хотя бы в общих чертах привести его к стандартам Европы – раз уж мы туда так уверенно идем. Попутно это отучит нас относиться к чванливой шелупени на “майбахах” как к должному и как к обыденности. Мы одна из самых крупных и при этом самая нищая на душу населения страна Европы, джентльмены и леди, и у нас самые распльцованные госслужащие и самые роскошные предвыборные партийные съезды. И граждане в большинстве почему-то не считают эти отвратительные понты чем-то из ряда вон выходящим. Сказывается многолетнаяя – с советских времен – привычка к униженности перед чванливым быдлом.

Из тех же времен – неприкрытая державная ревность, громкая обида на тех граждан, которые устали от недееспособности и неэффективности государства и отказываются от его гражданства в пользу более для них предпочтительного. Ровно такая же державная ревность была и во времена массовой эмиграции евреев из СССР – вот тебе документы сквозь зубы, да кто ты такой вообще, не нужен ты здесь никому, вали уже, пожалеешь сто раз, сдохнешь там под забором и никто тебе воды не подаст.

Государственный комплекс неполноценности и провинциальность как национальная идея выражаются и в этом тоже, и их нам также предстоит из себя вытравить.

Но прежде всего – для того, чтобы по-настоящему сделать шаг к Европе, нам придется сменить основной вектор отношения граждан с государством, поставить государство на место. А перед этим внятно сформулировать, что то за место и зачем оно вообще нужно.

Когда гражданин сможет с гордостью сказать – “Украина – это не только моя страна, но и мое государство”, тогда можно будет и пересматривать концепцию гражданства. Естественно, в сторону снятия морально устаревших (до полной аморальности) ограничений для граждан и расширения доступных им степеней свободы.

И это будет уже совсем другая история.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"В политики идут не те, кто знает, что нужно делать, а те, кто знает, что нужно говорить."

© Стас Янковский

Регистрация

(Максимальный размер файла 0,5Mb)

Восстановление паролю

Пожалуйста, введите ваш логин или адрес электронной почты.

Disney снимет игровой ремейк мультфильма “Бэмби”

Андрей Пионтковский: Путин для сохранения власти сдал Медведева и Кадырова

У “Борисполі” пасажири забули багаж з великою партією нових iPhone

Недостаток питьевой воды в Крыму может стать важным козырем Украины в противостоянии с Россией, – бывший глава Совета министров АРК. ВИДЕО

Сериал “Ведьмак”: создатели рассказали о втором сезоне

В космосе обнаружили звезду-“вампира”

В Якутии угрожают режиссеру, снимающей фильм о якутском шамане

В ледниках Тибета ученые нашли 28 вирусов, неизвестных науке

Штаб ООС: 25 січня збройні формування РФ десять разів порушили режим припинення вогню. Одного українського бійця поранено

Астронавты впервые приготовили еду в космосе

Сегодня – Международный день таможенника

В Германии протестовали против строительства завода Tesla

Жюри составило рейтинг проектов первого дня конкурса Украинского фонда стартапов

Віталій Портников: Питання встановлення контролю над Україною стає одним з головних питань російського транзиту влади

Новый Boeing 777X впервые поднялся в воздух

В Киеве в честь героев Крут воссоздали события 102-летней давности и устроили факельное шествие. ФОТО

Пентагон потратит $13 миллионов на разработку сверхзвуковых перехватчиков ракет

Дмитро Снєгирьов: Україною фактично в односторонньому порядку виконуються завдання, які були визначені “нормандським форматом”

Валерий Соловей: “Я не просто уверен – я знаю, что Зеленский общался в Омане с представителями Кремля”. ВИДЕО

Олег Постернак: Заявление Зеленского – это фирменное унижение премьера через “отцовское” причитание