USD28.2033

Харківський митрополит Онуфрій володіє купою елітної нерухомості в Харкові і передмісті.

Онуфрій кадилом намахавшись собі на будинок, а всі чомусь думають, що найбільші доходи в IT галузі. Не тим справою напевно ми всі займаємося …

Читайте также:

Сутки ООС: Донбасс трясет от зверства боевиков, есть раненые

 

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (1)

  • — 14.10.2015 20:18
    flag

    Наместник божий. Как же без земли? Такое толстое тело нужлается в большом куске земли. А миряне… да Бог с ними.

    0
Чтобы оставить комментарий необходимо

"«Когда у власти не хватает аргументов, она начинает втягивать в политику детей». "

Девять пунктов Новинского

Политолог: Причина паузы в переговорах с МВФ – бюджет-2019

Ляшко опозорился законом из Википедии: Это уже слишком

Партия Мира наносит ответный удар

Зашло слишком далеко: скандал с Венгрией вспыхнул с новой силой, разразились новые угрозы

Дело о “долге Януковича”: сможет ли Украина одержать бесспорную победу над Россией?

Власти Польши нашли новый повод поругаться с Украиной: вызывает отвращение

Експерт: Канали на кшталт “112 Україна” та News One – це психологічна м’ясорубка для журналістів

Порошенка позбавили звання почесного громадянина Верони

В Европе наказали Порошенко: отобрали самое ценное

Гнапа обвинили в работе на Левочкина после митинга в Полтаве

После выступления Вилкула в Европарламенте ГПУ решило снять с него неприкосновенность, – политолог

Банкеты, свадьбы и блюда для мажоров: что за собой скрывает депутатская столовка

Шахов: в Украине экологическая катастрофа, этот Кабмин скоро будет продавать воздух

Иск к ВВС подан в Высокий суд Лондона. Что дальше?

Юлія Тимошенко презентувала розроблену під її егідою програму економічних перетворень України

Джангиров прокомментировал мирный План Новинского

Украинцам вернут паспорта в виде книжечек

Что означает для Украины ЕС и НАТО

Коли ми з вами починаємо радіти з того, що обсирають нашого президента, то ми виглядаємо підлітками, в яких нема пам’яті