USD28.2033

Хроники Донецка: из кого состоит “ополчение”

Если нормальный, адекватный человек, имеющий работу, семью и относительную стабильность в жизни, вдруг увидит объявление, призывающее его ехать к черту на кулички и убивать людей, не сделавших ему ровным счетом ничего плохого – как он отреагирует? Как минимум, не обратит внимания на такое “заманчивое предложение”. Как максимум – посмеется или возмутится…

А что, если такое же объявление увидит представитель социального дна?

Вот так живет какой-нибудь автозаправщик где-то в российской глубинке – в Пензе, Улан-Уде, в Омске… Он по уши погряз в долгах, живет с вечно недовольной матерью или женой, не имеет денег даже на то, чтобы худо-бедно дотянуть до следующей зарплаты, ненавидит свою работу и ищет отраду в бутылке. И вдруг он видит объявление, призывающее его ехать воевать с “бандеровцами” и “фашистами”, скажем, в украинском Шахтерске, поиграть в войнушку. Плюс – обещают за это неплохие деньги.

Стоит ли удивляться, что он обеими руками хватается за шанс вырваться из опостылевшей беспросветной жизни. Ищет телефон. Звонит. Его приглашают на собеседование в военкомат, которое он с легкостью проходит. Неважно, есть ли у него все необходимые документы, опыт службы в армии. Главное – чтобы он согласился и поставил свою подпись в необходимых бумагах.

В конце-концов ему говорят, что выезд – через неделю. И знаете, на что он тратит оставшееся до отъезда время? Он, сломя голову, начинает бегать по магазинам, торгующим в кредит. Набирает айфонов, телевизоров, микроволновок – все, что дают… Оформляет кучу кредитов, а потом покупает билет – и едет на Донбасс, преисполненный радости от того, как удачно он продал свою жизнь под “благородным” соусом борьбы с “фашизмом”. И предвкушая отличное “сафари” на “укропов”…

На самом деле, этот автозаправщик из российской глубинки – обобщенный образ всех тех, кто едет из России на Донбасс воевать за “русский мир”. И эти люди меня безгранично удивляют. Они – не военные, которые участвуют в миротворческих миссиях. Они – не наемники, для которых участие в военных конфликтах стало профессией. Они – неудачники по жизни, решившие, что новенькая плазма в их убогом жилище значительно важнее, чем жизнь людей, которых они отправляются убивать в чужую страну. Что их желание обзавестись новым телефоном приоритетнее желания других людей сохранить свои дома или даже жизни. Что беспросветность, серость и бессмысленность их существования оправдывает любые творимые ими мерзости…

Еще в последние месяцы моего пребывания в уже оккупированном Донецке львиную долю так называемого ополчения составляли местные маргиналы. Им, точно так же, как и их “собратьям” из России, при нормальном положении вещей в жизни не светило ровным счетом ничего – и не столько из-за того, что мир слишком несправедливо устроен, сколько из-за тупости и лени, являющейся отличительной чертой этого социального слоя. И, чем дольше продолжалась война на Донбассе, тем четче проявлялось их реальное место в установившейся в Донецке “военной иерархии”: местные отбросы-“ополченцы” оказались самыми бесправными.

Читайте также:

Бойовики на Донбасі планують провести мобілізацію – українська розвідка 

Когда я сидел в “ДНРовской” тюрьме – меня посадили в камеру к 15 “ополченцам”. Оказалось, что половину из них я знал в довоенное время. Среди моих сокамерников оказался, к примеру, человек, продававший мне в “Эпицентре” паркет. Еще один сосед по камере чинил мне инструменты, а другой – работал в отделении “Новой почты”, где я обслуживался…

Хватало в городе и “пришлых” искателей приключений и “борцов с фашизмом”.

В частности, уже в конце весны – в начале лета Донецк наводнили представители народов Сибири – буряты, якуты и прочие поборники “русского мира” и  носители “духовных скреп”, которых лично я так и не научился различать. Для меня они все – на одно лицо: низкорослые люди с большими головами и узкими глазками, говорящие по-русски с ярко выраженным акцентом, не разбирающиеся в падежах и, возможно, не умеющие даже читать. Когда я после плена уезжал из Донецка, на блокпосту при выезде из города мы встретили именно выходцев из коренных народов Сибири. Они даже документы наши не посмотрели. То ли потому, что не знали букв, то ли от того, что славяне для них, как и они для нас, все на одно лицо. Как и они для нас.

Читайте также:

Комитет ВР поддержал законопроект о криминализации военных преступлений

Этих “гастролеров” в Донецк приезжало много. Возможно, потому, что они давно выполняют за русских всю грязную работу – и при этом их никому не интересно, сколько из них станут перегноем на землях Донбасса.

Как бы то ни было, по моим наблюдениям, подкрепленным периодически всплывающими в интернете видеороликами, где якуты или буряты “воспитывают” местных “ополченцев” – в военной иерархии северяне стоят выше донецких аборигенов.

Отдельную группу “армии ДНР” составляют афганцы и бывшие вояки, которые так и не смогли в свое время сделать карьеру в армии. Сегодняшнюю войну эти 45-50-летние ефрейторы воспринимают, как еще один шанс чего-то добиться в жизни.

Очень массово представлено на Донбассе “донское казачество”. Эти обвешанные побрякушками ряженные на Донбассе, лично у меня вызывающие ассоциации с гибридами Рональда МакДональда и городского сумасшедшего – с первых дней. Об особенностях их “военной этики” много писал еще Гиркин-Стрелков. В своих ежедневных “сводках” он не раз упоминал, что воевать казаки не умеют – куда лучше у них выходит грабить, мародерствовать, насиловать…

Не далеко от них ушли и чонки – представители сербского казачества. Отличительная их черта – длинные усы и большие бороды. За колоритный вид их на Донбассе за глаза называют “петушней” – да они и правда похожи на этих птиц.

Читайте также:

Супрун: “VIP-больницы” должны быть доступными для всех – первые шаги сделаны

Именно казаки всех мастей проявляют наибольшую жестокость и чинят больше всего беспредела на оккупированных территориях. Уступают они в этом разве что чеченцам-кадыровцам, которых на Донбассе много. Но они – это отдельная история…

На фоне этого разношерстного сброда кадровые российские военные выглядят выигрышно. Они не ввязываются в авантюры. Их задача – воевать, а по прошествии предусмотренного в контракте времени – благополучно вернуться домой. При всей моей ненависти к тем, из-за кого я вынужден был бросить дом и в чужом городе начинать все с начала, не могу не признать: российские вояки – куда больше люди, чем предавшие родину украинцы.

Помню допросы, на которые меня водили во время плена к российскому офицеру. Всем своим видом он демонстрировал: он – на работе. Был совершенно отстранен эмоционально. Он походил на бухгалтера, который заполняет какие-то ведомости – задавал мне вопросы и тщательно протоколировал мои ответы. Говорил, как с обычным человеком. Даже иногда оставлял меня  после допроса, чтобы просто побеседовать. И разрешил моей жене приносить мне передачи. Бывшие соотечественники, кстати, ничего подобного не позволяли. И это именно они, а не российские военные, выводили меня “на расстрел”, развлекались, приставляя пистолет к моей голове…

Под стать “православному воинству Новороссии”  – и “руководство” “народных республик”. У такого “народа” не могло быть других “лидеров”, кроме бывших МММщиков, дедов морозов, кинологов, городских бомжей, которые сейчас заделались “депутатами” и “министрами”. Стоит ли удивляться, что во главе всей этой пародии на государство оказался бывший сантехник, приторговывавший окорочками?

Весь этот сброд, одурманенный массированной пропагандой, которая как дома, в России, так и на Донбассе льется на них из каждого утюга, приезжает в Донецк в твердой уверенности в своем превосходстве над “укроармией”. Те из них, кто умудрился освоить компьютер и даже научился пользоваться соцсетями, в начале своей “военной жизни” похваляются тем, как они намерены “крошить укропов”. Относятся к войне, сжигающей Донбасс, как к развлечению.

И  получают по зубам.

Самое удивительное, что, подорвавшись на растяжке, поджарившись в танке, такие вояки, возвращаясь к маме, жене или сестре без рук-без ног, искренне уверены в том, что в случившемся с ними виновны Порошенко и Обама. А уж никак не Путин, пославший их на убой. И тем более, не они сами, припершиеся в чужую страну убивать ничем не провинившихся перед ними людей.

Им невдомек, что такова цена тридцати серебренников, за которые они продали свои жизни и души.

К сожалению, пока в цинке или на инвалидной коляске домой отправились не все “борцы за русский мир”. А это значит, что нам, как и раньше, предстоит помогать украинской армии очищать нашу землю. И делать это проще вместе.

Карта Приватбанка 4731217104490345, Краснопольский Леонид

hunta.in.ua

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (3)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Если вы смотрите телевизор - вы, должно быть, заметили, что хорошие парни побеждают плохих всегда, кроме девятичасовых новостей."

ЕС продлил крымские санкции еще на год

Чем Зеленскому грозят неосторожные заявления: Почему вопросы гендерного равенства в большой политике лучше не обсуждать

Порошенко: Иск русской церкви относительно ПЦУ требует внимания Президента и СНБО

Журналисты ответили, есть ли в Украине цензура СМИ – опрос

КСУ принял решение о законности роспуска Рады

Для реформ в Украине нужен подход Бендукидзе – Корчилава

Возвращение Портнова в КНУ: студент заявляет об угрозах из-за участия в акции протеста

В Штатах взялись за YouTube из-за нарушения прав детей – СМИ

В партии Голос считают возможной коалицию со Слугой народа

Atlantic Council: Путин двигается в Африку

СБУ предотвратила в прошлом году 28 масштабных терактов – Грицак

Маск “сравнял” цены на черную и серебряную Tesla

Грицак рассказал об общении с Бакановым и Зеленским

MH17: Власти Малайзии заявили, что доказательств вины России нет

Оппоблок цинично использовал своего соратника Ефремова

Тривожні сигнали за лаштунками зустрічі Макрона та Зеленського

“Робокоп” будет патрулировать с полицейскими улицы Калифорнии

Любой отказ от санкционного давления на РФ может привести к плачевным последствиям

Новая волна самоубийств начнется после выборов и смены генпрокурора – прогноз

МИД пояснил, чем грозит России игнорирование международных судов