USD28.2033

Ян Валетов: Содержимое мусорных баков сейчас лучше, чем ассортимент магазинов в СССР

Ян Валетов: Содержимое мусорных баков сейчас лучше, чем ассортимент магазинов в СССР

Когда я читаю, что доходы жителя Украины сегодня не достигли уровня доходов жителя Украины в 1991 году, у меня возникает впечатление, что я схожу с ума или потерял память.

Об этом в Facebook пишет Ян Валетов, информирует .  

Я понимаю, что мне расскажут про долю национального валового продукта приходившуюся на каждого гражданина, про чугун, сталь, телевизоры, грузовики и трактора… Про работающий ЮМЗ и ДМЗ, трикотажную фабрику Днепрянка и даже про Днепропетровский радиозавод и его продукцию. Про миллионы тонн стали, удобрений, про десятки тысяч тракторов, львовский автозавод, запорожский автозавод…

Спорить не буду. Было.

И сотни танков были. И десятки МКБР. И сотни ракет средней дальности. И РЛС. И ЗРК. И трактора, которые можно было втюхать только партнерам по СЭВ и бедным африканским странам и молодым латиноамериканским диктатурам. И жуткие Таврии с Запорожцами, и КРАЗы, и убогие телевизоры за 5 зарплат с убогим телевидением на убогих ЭЛТ, произведенных как побочный продукт на военных заводах.

И отсутствие самого элементарного – от женских прокладок до обезболивающих. Ни нормальной колбасы в магазине, ни детского питания, ни сервисов… Ничего. Благополучие граждан, качество их жизни и удовлетворение потребительского спроса в первоочередные задачи советского государства не входило. В непервоочередные тоже.

Цифры впечатляли. По статистике мы были едва ли не круче зажравшейся Америки. Правда, все это изобилие пересчитывалось по нарисованному неизвестно кем курсу доллара и не имело малейшего отношения к реальной жизни, но теперь нам рассказывают, что мы сегодня еще самих себя советских не догнали. То есть, что уровень нашей сегодняшней жизни ниже в цифрах ВВП на душу ниже, чем был в 1991 году.

Несомненно, мы чемпионы по стратегическим и тактическим проё… сорри, проигрышам. После развала СССР нам достался колоссальный промпотенциал! Мы могли использовать имеющееся под реконструкцию, перестроить все, что было, поставить на новые рельсы. Чтож, давайте разберемся.

Могли ли? Ну, наверное что-то могли. Хотя, что можно слепить из ЛАЗа, если не снести все под корень и не построить новое? ЛАЗ? В 21 веке? Серьезно? Новый автобус? Это новое оборудование, новые двигатели, новые сидения и т.д. и новая себестоимость. Это СССР мог себе позволить делать дерьмо по цене ракетоплана, мы такого позволить себе не можем.

Читайте также:

Пенсии судьям подняли на 9,4 тысяч гривен, а военным – всего на 977 гривен

Можно ли было спасти авиапром? Да. В каком-то виде – можно и нужно было. Не хватило ума и честных людей. Много чего не хватило. Я уже не помню точную цифру, но для того, чтобы поднять в воздух АН-124, требовалось усилия более 500 смежных предприятий СССР, расположенных по всей географии – от Латвии до Туркменистана. Без прокладки сделанной в Душанбе самолет в Киеве не мог сойти со стапелей. И заменить Душанбе на Шанхай в той хозяйственной схеме было не то чтобы дорого или дешево, а принципиально невозможно.

Понимаете, СССР был самодостаточным – сам производил, сам халтурил и сам потреблял. Стиральная машина Вятка была очень даже ничего, если никогда не видеть Сименс. И на жигулях можно ездить (и сегодня на них ездят), если не можешь позволить себе другой машины. Самодостаточность кончилась вместе с СССР, и началась конкуренция. А при конкуренции меняются критерии успешности.

Читайте также:

Дело Шеремета: суд изучил записи с камер видеонаблюдения

Экспортировать высокотехнологичные продукты не получалось, их банально не производили. СЭВ ни в каком месте не был Общим рынком, и ни о какой конкуренции с качественным производителем – ни внешней, ни внутренней – речь не шла. Только в области вооружений и связанной с ней космической отрасли мы были где-то-как-то впереди планеты всей. Если сильно не придираться. И всё.

Ах, да… Еще и балет…

Даже передовое ракетостроение, в том виде, что у нас оно было, спасти бы не получилось. Это отрасли из военного бюджета, с целевым финансированием. Для войны нужен заказчик. На танки нужен заказчик. На РЛС нужен заказчик. На военные фрегаты и авианосец нужен заказчик. Специфический заказчик.

Тут или трусы или крестик. Совместить не получится. Или мы за мир, или мы милитаристы и участвуем в гонке вооружений.

Скажите, уровень чего у нас был так невменяемости высок в 1991 году, до путча и выхода из рублевой зоны? Какой ВВП там у нас был недосягаемо большим для нас сегодняшних? И – главный вопрос – какое отношение имел это могучитй ВВП к реальной жизни граждан?

Читайте также:

У разі наступу російських військ, ЗСУ завдадуть їм непоправної шкоди, – генерал

У меня сын родился в 1989, я, чтобы взять ему молоко и кефир в пять утра занимал очередь под универсамом. И был я тогда уже небедным человеком. Детское питание ехало из Москвы. Одежда для ребенка от моих родичей из Штатов. И в анамнезе оставался бесконечный поиск продуктов по магазинам и рынкам – ящиками, мешками, упаковками. Купить – и раздать близким, чтобы выжили. Это 1989, до 1991 надо было еще дожить.

Можно, конечно, сравнивать уровень нищеты и жизнь необеспеченных слоев населения в 1991 году и то, что происходит с необеспеченными сегодня, но, простите меня за черный юмор, содержимое нынешних мусорных баков получше, чем ассортимент на полках тогдашних магазинов. Конец советской эпохи – это практически повсеместная нищета, отсутствие элементарных продуктов, услуг, товаров первоочередной необходимости.

Можно бесконечно долго тосковать о былой мощи советских заводов, превосходном ассортименте чугуна и стали и размере валового продукта в дутых величинах, например, в нарисованном долларовом эквиваленте по фантастическому пропагандистскому курсу. Но мы-то помним факты. Это было при нашей жизни.

Промышленный потенциал – это пустое место, если он не служит людям, не делает их жизнь благополучной, сытой, счастливой и здоровой. Тысячи ракет – это, конечно, круто, но аборты без анастезии, палаты в больничном стационаре по 12 человек и прочие прелести, по-моему, круче.

Миллионы тонн удобрений произведенных дома, и 6 миллионов тонн зерна, купленного в Канаде, чтобы было, что есть зимой, тоже наводят на определенные размышления.

Могли ли мы распорядиться промышленной мощью с умом? Несомненно могли. Но для этого надо было принимать вовсе не очевидные и совсем непростые решения. Не распродавать флот. Не резать самолеты. Не отдавать ЯО. И не воровать в четыре руки. И не пытаться прикрыть глупость и некомпетентность патриотическими лозунгами. И не бежать за газом “по пидесят”. Много чего надо было делать иначе, но для этого надо думать иначе. А думать – это сложно.

В общем, все, что мы делали и привело нас туда, где мы сейчас находимся.

Мы в принципе не могли попасть в другое положение, потому что мало иметь миллоны гектаров плодородных земель и миллионы тонн азотных удобрений, нужно еще иметь агрономов, которые эти удобрения вовремя и в нужном количестве внесут, технику и семенной фонд, чтобы посадить, будущий урожай, топливо, чтобы этот урожай собрать и вывезти, современные элеваторы, чтобы его сохранить в нужном качестве, специалистов, чтобы его грамотно продать, оборудованные порты, чтобы его погрузить и вывезти и + к этому удачу, чтобы цена на рынке позволила получить прибыли и заложить новый урожай.

И так во всем.

Бесполезно рассматривать голую цифру в пересчете на единицу населения. Она ни о чем не говорит. Просто цифра. И бесполезно грустить о том, что уже безвозвратно потеряли.

Надо идти вперед, осмыслить опыт не повторять ошибок. Включать мозг, переписать лучшее, отказываться от неработающего.

30 лет скоро стукнет. Пора умнеть.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

    Чтобы оставить комментарий необходимо

    "У людей (народов) не имеющих недостатков очень мало достоинств.
    "

    © Авраам Линкольн

    Регистрация

    (Максимальный размер файла 0,5Mb)

    Восстановление паролю

    Пожалуйста, введите ваш логин или адрес электронной почты.

    Європа не готова до повної інтеграції з Україною: коли відбудуться серйозні зрушення, розповів ексміністр закордонних справ

    “Пора переходить от слов к делу”. МИД подсказал Кремлю, чего от него ждут в Украине

    Bloomberg назвал самые богатые семьи в мире

    Маск о первом туристическом космическом полете: Экипаж чувствует себя хорошо

    Виталий Портников: Триумф пыточной. В России все уже смирились с тем, что правда – это ложь

    Смерть судьи Писанца. ГБР не исключает версию об умышленном убийстве

    Українські спортсмени вибороли чотири золота чемпіонату світу з веслування

    Андрей Павловский: Обещанную пенсионерам доплату в очередной раз уменьшили!

    Tesla будет работать с мировыми регуляторами над обеспечением безопасности данных

    Данілов: “Банкопад” після Майдану був штучним. Тоді з’явилися останні олігархи

    Меркель пожаловалась на отсутствие прогресса по Донбассу

    В ОРДЛО катастрофическая ситуация с COVID-19, но оккупанты плюют на людей, выполняя указание Москвы об их массовом подвозе на голосование

    Facebook усиливает борьбу с групповыми атаками в сети

    США запропонували Україні забути про “Північний потік-2”

    Сдерживание России | Конгресс США обсуждает увеличение военной помощи Украине. Упомянуты системы ПВО/ПРО

    Цена голоса раба: за голосование на выборах в Госдуму РФ жителям “ДНР” дали скудный продуктовый набор

    Boston Dynamics разработала обновления, которые помогут робопсу работать без человека

    Эйдман: “Электронное голосование президента Путина” выглядело так, как будто пещерный человек на машине времени попал в информационную эпоху

    Microsoft разрешила заходить в аккаунты с помощью отпечатка вместо пароля

    Арестович заявил, что в случае тяжелой болезни Путина Украина может попытаться освободить оккупированную территорию Донбасса военным путем