USD28.2033

Забытые в темноте. Заметки с Одесского кинофестиваля

Забытые в темноте. Заметки с Одесского кинофестиваля

Зрители увидели фильмы Мирослава Латыка, Даниэля Брюля, Маркуса Ленца и других

Возвращение к офлайн-формату от комфортных, но порядком прискучивших домашних просмотров, к перебежкам между театром Музкомедии и кинотеатром "Родина" продемонстрировало, что организаторы ОМКФ не утратили хватки и вкуса. Первые фильмы национального конкурса и внеконкурсных программ стали обращением к наиболее актуальным темам современности, от преодоления последствий тоталитарной эпохи до упадка сельской местности и проблемы трудовой миграции.

Скоропостижная кончина Юрия Минзянова в ноябре прошлого года позволила по-настоящему остро ощутить, насколько значительный вклад способен внести в развитие индустрии один человек. Открывший национальный конкурс Одесского кинофестиваля фильм Мирослава Латыка «Короли рэпа», который стал последним выходящим на экраны проектом продюсера (под чьим руководством были созданы картины Павла Острикова, Аркадия Непиталюка, Натальи Ворожбит, Романа Перфильева и многих других) напоминает об исключительной способности Минзянова распознавать таланты, его жанровой смелости и готовности поднимать неудобные темы.

Действие картины разворачивается в тех же сельских краях (только южнее), где, словно дилижанс по прериям Дикого Запада, тряслось по разбитым пыльным дорогам такси из «Припутней» Аркадия Непиталюка. В этом насыщенном выразительными проявлениями безработицы и бесправия, невежества и смекалки, яркими до эксцентричности характерами пространстве, существующем будто в пограничье между цивилизацией и варварством, городом и селом, пришедшей в упадок традицией и маргиналиями современности, умами владеет убеждённость, что преуспеть в жизни можно, лишь убравшись как можно дальше от родных мест. Быть может, главный герой является единственным из местных обитателей, не разделяющим этой уверенности, опустошающей украинские сёла и ПГТ, словно объявленная из-за чрезвычайной ситуации эвакуация. Этот начинающий рэпер, кажется, вовсе не стремится променять стены фамильного гнезда, которое пытается продать его мечтающая о городе мать, на возможность покорить столичную сцену. Быть может, из-за влечения к прелестной продавщице из продуктового магазина, обаятельной и бойкой на язык, как гоголевская Оксана, он вроде бы вполне готов удовлетвориться успехом в местном ночном клубе.

Однако здесь встречаются не только гоголевские красавицы, но и гоголевская нечисть. Роль Басаврюка в судьбе юного музыканта призван сыграть его одноклассник, вернувшийся из заветного городского мира на дорогом автомобиле. Он предлагает герою в качестве дружеской услуги и небольшой подработки подбросить его с товарищами на своей старенькой «копейке». Герой соглашается – и неожиданно для себя втягивается в уголовное предприятие такого характера, что ему остаётся, кажется, лишь ждать, пока у него самого отрастут рога и копыта, или попытаться выбраться из дела, рискнув своей жизнью и жизнью близких.

Забытые в темноте. Заметки с Одесского кинофестиваля1

Существование вне закона, так часто избираемое в рэперской субкультуре словно хвастливая поза, в картине Латыка предстаёт как естественная повседневность наших сограждан, которые, даже будучи вполне законопослушными, едва ли посчитают зазорным уклониться от уплаты налогов или, скажем, купить автомобиль в обход таможенных сборов – скорее не из скупости или извечного стремления жить не по средствам, а из-за укоренившегося (и не так уж часто опровергаемого) мнения, что государственные институции скорее обременяют, чем поддерживают и оберегают их существование. В одной из лучших сцен фильма герой, явившись в полицейский участок, чтобы сдать банду, вовлекшую его в душегубства, замирает, услышав диалог стражей порядка – и покидает учреждение, понимая, что здесь ему нечего ждать помощи. Словно Одинокому Всаднику вестернов, юноше приходится самостоятельно решать свои проблемы, что представлено как проявление не героизма, а безысходности, как свидетельство беспомощности социально-политических структур.

Читайте также:

Вышел новый трейлер фильма «Дюна» Вильнёва

Действие «Плохого соседа» Даниэля Брюля из программы «Специальные показы», кажется, разворачивается совсем в ином обществе, сумевшем преодолеть наследие тоталитарной эпохи. Однако те незалеченные травмы прошлого, те затаённые обиды и идейные противоречия между представителями различных поколений и регионов, которые выявляют авторы ленты, по сути, не слишком отличаются от хорошо знакомых нашим соотечественникам.

Испанский актер Даниэль Брюль (слева) и кинопродюсер Мальте Ґрунерт
Актер Даниэль Брюль (справа) и кинопродюсер Мальте Грунерт

Центральный персонаж режиссёрского дебюта Даниэля Брюля, которого сыграл он сам – собственно популярный немецкий актёр с испанскими корнями Даниэль, живущий с супругой и детьми в роскошной берлинской квартире, одновременно готовящийся к исполнению роли Бетховена («Достань лучшую биографию Бетховена», -просит он своего агента и, обнаружив, что лучшая биография занимает 846 страниц, сходится с агентом во мнении, что 120-страничная книга будет в самый раз) и суперзлодея из голливудской франшизы. По дороге в аэропорт, где он должен отправиться в Лондон на пробы, Даниэль заходит выпить чашку кофе в маленькую забегаловку, за стойкой которой встречает немолодого господина, которого, кажется, видит впервые – и который, кажется, знает о нём всё.

Читайте также:

Короткометражный фильм Буковской «Бульмастиф» вышел онлайн

Начав с весьма едких суждений по поводу фильмов, в которых сыграл Даниэль и особенностей его исполнения, этот человек, назвавшийся Бруно, с особенной язвительностью проходится на счёт принесшей актёру известность картины о Штази, сделанной, дескать, заносчивыми западногерманскими тупицами, не имеющими ни малейшего представления о жизни в ГДР. Замечания Бруно о том, что социалистический период вовсе не был столь нелепым и жестоким, каким его представляют в кино, его критические замечания в адрес Гельмута Коля, «который обманул немцев лживыми обещаниями», наводят Даниэля на мысль, что его собеседник сам работал на Штази. Однако, к его смущению, выясняется, что Бруно, напротив, провёл несколько лет в печально известной тюрьме Штази Хоэншёнхаузен.

Впрочем, крах коммунистического блока, падение Берлинской стены отнюдь не сказались положительно на жизни этого бывшего узника режима. Из-за упадка восточногерманской промышленности, ставшего следствием объединения Германии, он потерял работу, а его отец потерял квартиру, в которой прожил полвека, в ходе джентрификации, весьма напоминающей аналогичный украинский процесс – подручные могущественного застройщика, натолкнувшегося на нежелание отца Бруно продавать квартиру, в качестве дружеского предупреждения сломали ему пальцы. Именно в этой отнятой и преобразованной в соответствии с современными вкусами квартире и живёт теперь Даниэль.

Растерянный Даниэль пускается в сбивчивые попытки оправдаться, он-де ни о чём не подозревал, приобретая жилплощадь. Однако невольное чувство вины перед Бруно быстро развеивается, когда становится очевидным, что тот одержим жаждой мщения, и, похоже, вполне способен испортить Даниэлю жизнь. Живущий в доме напротив, наблюдательный и стремящийся к реваншу, Бруно оказывается в курсе семейных перипетий актёра, а постепенно обнаруживает и куда более близкое знакомство с жизнью Даниэля, чьё благополучие стало для него издевательским отражением его собственных несчастий. Именно у него, Бруно, неприметного старожила, который всегда дома, оставляют посылки для Даниэля, которые затем забирает секретарь актёра. Именно он, Бруно, работает- воспринимая эту должность как очередное унижение – в клиентской службе поддержки в банке, где держат деньги актёр и его супруга, так что ему хорошо известно, на что они тратят средства в тайне друг от друга. И эти тайны он выкладывает ошеломлённому Даниэлю одну за другой.

Читайте также:

Мелодрама Балаяна “Мы есть Мы рядом” выходит в прокат

Фильм о персонаже, столь нарочито схожем с режиссёром-дебютантом, можно воспринимать как проявление горькой самоиронии актёра, рассуждение об уязвимости популярных кинематографистов перед преследованиями завистников, откровения о зыбкости, иллюзорности успеха. Но наиболее примечательной кажется социальная составляющая повествования. Едва ли случайно, что имя плохого соседа Даниэля (чья фамилия, заметим, в фильме не произносится) созвучна с фамилией Брюля. Этот герой, осведомлённый о жизни Даниэля не хуже, чем он сам, воспринимается не просто как недоброжелательный преследователь, а как доппельгангер, характерный для немецкого искусства образ зловещего двойника, связанного с оригиналом прежде всего не внешним сходством – которое может и вовсе отсутствовать -а тем, что он воплощает тёмную сторону его склонностей и желаний, скрытую от окружающих и от него самого.

При этом Бруно – этакий социальный вариант доппельгангера, не демонстрирующий сокровенные, вытесненные черты личности Даниэля, а олицетворяющий черты немца, чьё вытесненное на обочины общества существование представляет собой противоположность жизни его преуспевающего молодого соотечественника. Бруно словно материализуется из подавляемых угрызений совести Даниэля, выступает живым свидетельством, что распад советской империи отнюдь не принёс всем гражданам восточноевропейских государств, прошедших через демократические преобразования, торжество справедливости и богатство возможностей. Ленте Брюля, напоминающей о жертвах прогресса, развеивающей прекраснодушные иллюзии, будто перемены оказались не по вкусу лишь приверженцам диктатуры, подошла бы в качестве эпиграфа заключительная фраза «Смерти рабочего» Михаэля Главоггера: «Посмотрите, не забыли ли вы кого-нибудь в темноте».

Если Даниэль и Бруно воплощают представителей разных, предельно далёких друг от друга сословий немецкого общества, то в другом немецком фильме, созданном в копродукции с украинскими продюсерами и вошедшем в национальный конкурс, «Сопернике» Маркуса Ленца, сюжет строится на противостоянии персонажей, будто принадлежащих к разным мирам. Девятилетнего мальчика из украинского села – такой же вотчине экономического и культурного упадка, как и место действия «Королей рэпа» – после смерти приглядывавшей за ним бабушки отправляют вместе с прочей контрабандой в Германию, где его мать ухаживает за домом пожилого вдовца и скрашивает его одиночество. Добродушный, пускай и скаредный хозяин вполне мил с ребёнком, однако тот плохо идёт на контакт, стремясь полностью завладеть вниманием вновь обретённой матери и ощущая, что она является жертвой мучительной эксплуатации.

Ситуация обостряется, когда украинку начинает мучить воспаление аппендикса. Симпатия к ней и мягкосердечность борются в душе немца со страхом попасть в неприятности из-за того, что он пустил к себе в дом нелегалов. В конце концов почтенный бюргер отвозит находящуюся чуть ли не при смерти женщину в больницу и спешно скрывается, а затем вместе с мальчиком уезжает от греха подальше в загородный дом.

Вынужденная изоляция, вопреки неизбывным опасениям немца и глухой враждебности ребёнка, постепенно сближает героев, кажется, в равной мере одиноких, страдающих и напуганных. Их загородный быт начинает напоминать семью, хотя мы и подозреваем, что эрзац-отец здесь будет заботиться о ребёнке, пока эта забота не будет сулить ему серьёзных проблем и особенных расходов, в то время как ребёнок едва ли испытывает к своему невольному опекуну подлинную привязанность.

В повествовании выражено универсальное чувство общечеловеческой солидарности, которое в минуты опасности, тревоги или тоски способно объединить людей, принадлежащих к различным культурам и поколениям, даже если они не испытывают друг к другу особенной симпатии. Однако фильм раскрывает и куда менее приятные особенности нашей природы. Если добропорядочный гражданин Западной Европы не только пользуется низкооплачиваемым трудом нелегальной эмигрантки, но и, эксплуатируя её социально-экономическую беззащитность, спит с нею, испытывая при этом не угрызения совести, а лишь боязнь почувствовать на плече руку Закона, то чувство почти звериной вражды, которое поначалу испытывает к нему, а затем и к его соотечественникам маленький украинец, кажется не только инфантильным проявлением Эдипова комплекса, но и чистой, незамутнённой воспитанием и этическими представлениями ненависти.

Кадр из фильма
Кадр из фильма

В этих взаимоотношениях героев, ставших следствием унизительных для обеих сторон уз рабовладельцев и рабов, эксплуататоры, как свидетельствует повествование, обречены на поражение. Изнеженный, дряхлый, малодушный бюргер уступит – хотя бы в силу возраста – территорию выходцу из далёких краёв, полному энергии, силы юности и отчаянного стремления отвоевать своё место под солнцем. Последнего, как могли убедиться герои «Королей рэпа», юному персонажу «Соперника» едва ли было бы легче добиться в родной стране.

Александр Гусев, Одесса.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

    Чтобы оставить комментарий необходимо

    "Политики как пелёнки. Их надо менять регулярно; причём по той же самой причине."

    © Автор неизвестен

    Оце так емоції: футболіст “Вереса” потішив проникливим виконанням гімну перед грою з “Шахтарем”. ВІДЕО

    Rapid Trident-2021: з’явилися яскраві фото спільного десантування військових України та США

    Двухмиллиардный iPhone, космическая музыка и транспорт будущего – недельный технодайджест

    “Сначала планировали убить водителя”. Следствие восстановило картину покушения на Шефира

    Киевская неделя критики в этом году покажет украинские и канадские кинохиты

    Українець отримав тюремний термін за заклики до Путіна ввести війська

    Китай запретил любые операции с криптовалютами

    Украина эвакуировала из Афганистана еще почти 100 человек

    Ми не фіксуємо повернення російський військ із Білорусі після навчань “Захід-2021”, – Залужний

    Савченко в паранджі та на колінах похвалила іслам

    Ученые впервые синтезировали крахмал из углекислого газа

    Швеция, Норвегия и Дания подпишут договор о военном сотрудничестве

    Бурба полностью подтвердил, что провал спецоперации по “вагнеровцам” произошёл после совещания в кабинете президента Зеленского, – Бутусов

    Усик победил Джошуа и завоевал титулы WBA Super, WBO, IBF и IBO в супертяжёлом весе

    Запропонували перейти на горище: в Мукачевому розгорівся скандал через хвору на COVID-19. ВІДЕО

    Twitter, Facebook и WhatsApp обжаловали российские штрафы

    Покушение на Шефира. Полиция обследует 430 гектаров леса, подключили водолазов: видео

    Disney будет судиться, чтобы сохранить права на персонажей Marvel

    Ничто не угрожает режиму Путина больше, чем Украина — The Washington Times

    Епифаний встретился с послом Украины в Турции: о чем говорили