USD28.2033

Залечь на дно в “Велюре”

Залечь на дно в "Велюре"

Карантин в Украине продолжается. Руководство государства тайно перебралось в оперативный штаб по преобразованию города Киева – ресторан для встреч “Велюр”. В стране введено крепостное право. Универсальной валютой стал Саакашвили. Президент Владимир Зеленский не теряет надежды воссоединиться с семьей…

Открыв “Скайп”, Зеленский вызвал абонента “Ленка”. На экране ноутбука появились жена и хмурые дети. Президент счастливо улыбнулся.

– Здравствуй, дорогая, здравствуйте, дети, – человечно сказал он. – Сколько же лет мы не виделись? Сынок, ты что, уже бреешься?

– Ты кто вообще? – пробурчал сынок.

– Да ханыга какой-то, – раздраженно сказала Ленка. – Залил глаза с утра и звонит всем подряд.

– Смешно, – засмеялся Зеленский. – Родная семья не узнаёт! Надо будет рассказать эту историю в новом документальном фи…

За спиной семьи внезапно возник Порошенко в неприятном домашнем халате с кисточками, небрежно накинутом на волосатое тело, и по-хозяйски обнял Ленку за плечи.

– Дорогая, – утробно проворковал он, – пойдем в постель, я налил нам туда горячего шоколаду.

– Аааааа! – заорал Зеленский и проснулся в холодном поту за столом ресторана для встреч “Велюр”.

– Что, чушок, зона пришлепилась? – понимающе подмигнул ему бритый верзила в трениках и набитых перстнях. – Хозяин пичу приканал? Ништяк чуфырик.

– Чего? – растерянно пробормотал Зеленский. – Вы кто вообще?

– Это мой новый заместитель господин Чика, – поспешно сказал министр юстиции Малюська, – а это мой советник Пыка, они из пожизненных. Вообще, пожизненники – это самая интеллигентная и интересная категория заключенных, идеальные сотрудники, очень вдумчивые лю…

– Увянь, петушара, – сказал Пыка и вдумчиво ударил Малюську коленом в живот.

Малюська поспешно убрался под стол.

– Друзья, минуточку внимания! – воскликнул хозяин ресторана господин Тищенко, стуча пустой вилкой о пустой бокал. – Мы собрались здесь для того, чтобы отметить праздник весны и цветов – день Чернобыльской трагедии, ура!

– Ура, – кисло сказал министр здравоохранения Степанов, отмахиваясь от парящих в воздухе праздничных шариков с красивыми эмблемами радиационного заражения и биологической угрозы. – Пожрать бы.

– Нельзя, – отрезал Тищенко. – Строго запрещено правилами карантина. “Велюр” – это ресторан для встреч, читайте по слогам. Это своеобразный такой штаб по преобразованию Киева.

На его коленях сидела резиновая женщина в одежде чернобыльского ликвидатора. Депутат рассеянно мял ей грудь в знак благодарности за подвиг.

Снаружи раздался лай немецких овчарок.

– Шнеля! – прогремел строгий голос премьер-министра Шмыгаля. – Шнеля, глюкен шайзе, арбайт махт фрай!

Члены штаба с любопытством повернулись к окну. По улице Льва Толстого, уныло позвякивая рабочим инструментом, шагала стайка заробитчан, одетых в полосатые робы и шапочки. Вокруг них бегали овчарки и вооруженные сотрудники полиции диалога.

– Цук-цурук! – снова заорал Шмыгаль, сверкая очками. Он был одет в высокие блестящие сапоги и черную форму с металлическими рунами в виде велосипедиков. – Хенде хох, меершвайнхен!

Читайте также:

Жители Донбасса своими руками построили гетто

– Вот по-другому с нашими людьми нельзя, – вздохнул Зеленский. – Так и норовят.

Улучив момент, когда собаки отвлеклись на случайного прохожего без маски и детей, один из заробитчан изловчился и юркнул в дверь “Велюра”.

– Месье, месье, эйдемуа! – затараторил он. – Фашист ме пуршасо! Парле ву франсе? Я из Сопротивления, меня зовут Шарль!

– Ну вот, что я говорил? – невесело усмехнулся Зеленский. – Грыцько ты с Коломыи, а не Шарль, иди давай асфальт катай, тебе шесть тысяч в месяц мало, что ли?

– Вчера же говорили восемь, – испугался Шарль, сразу растеряв весь свой европейский лоск.

– Заткнись, западенхен швайне! Понаехали тут, никакого бюджета не напасешься! – рявкнул Шмыгаль, врываясь в ресторан в сопровождении полиции и собак. – Простите, господа, мы уже уходим, хорошо вам отдохнуть.

– Мы тут не отдыхаем, это ресторан для встреч, – сухо сказал Тищенко. – Своеобразный штаб.

Собаки вытащили Шарля из ресторана и снова приобщили его к программе “Большая стройка”. В углу зала замминистра Чика и советник Пыка прижали депутата Бужанского с требованием пояснить за татуировки.

– Предупреждаю вас, я владею культуризмом, – тонким голосом сказал Бужанский. – У меня в кармане стероиды.

Читайте также:

Ученые назвали еще одну версию происхождения коронавируса

– А у меня в кармане пика, – возразил Пыка. – Чушок запатку залафал, фычу через очко выну.

– Гыгыгы, – зловеще захохотал Чика. – Клифта деревянного цушпарику.

Бужанский поспешно юркнул под стол к Малюське.

Сверху раздался грохот, и через образовавшуюся в потолке дыру в зал прилетел Великий Реформатор Михеил Саакашвили. По пути он перевернул амфору с санитайзером и залил паркет дурно пахнущей скользкой субстанцией.

– Кристиан, я же просил принести драбыну! – рявкнул Саакашвили, с трудом поднимаясь на ноги. – Кто теперь рыформа крыша будет делать?

– Михо, ну вот зачем тебе рыформа крыша? – вздохнул Зеленский. – В стране и так работы непочатый край.

– Скоро узнаешь, зачем настоящему реформатору удобная ровная крыша, – непонятно сказал Саакашвили. – Знаешь, как меня называет президент Трамп? Второй Смешко! А журналист Дмитрий Гордон называет меня… Ну, короче, все эти дни меня живо обсуждает мировая пресса!

– А пойдешь советником в СНБО вместо Сивохо? – загорелся было Зеленский, но быстро сник. – Нет, Сивохо за это потребует три спиртзавода и…

– Советником?! – возмутился Саакашвили. – При всем уважении, я Михеил Саакашвили, я виличайший рыформатор, я не могу работать советником! Вот, посмотри лучше видео, что про меня и Смешко каждый день говорит обворожительный Гордон!

– Слушай, Михо, а давай ко мне мангальщиком в “Велюр”, – предложил Тищенко, возбужденно вскакивая с резиновой женщины-ликвидатора. – Читай по слогам: ман-галь-щи-ком. Личные встречи, своеобразный штаб, профессиональный рост…

Читайте также:

Государство или смерть. Какой кризис станет для Украины последним

– Эй, бабка! – оглушительно заорал министр Степанов в окно. – Ну-ка спрячь свою морковку! Где твой защитный козырек?! Отошла на десять квадратных метров отсюдова, дура заразная!..

– Нет, рано еще рынки открывать, – констатировал Зеленский. – Нужны четкие правила.

К витрине ресторана разболтанной походкой подошел бывший народный депутат Олег Ляшко. Под уздцы он вел корову, груженую шлакоблоками и цементом.

– Миллионы людей потеряли работу, – зловеще начал Ляшко. – А вот это дорогое гламурное гимно, которое называется “Велюр”, эти слуги народа открыли для себя, чтобы тут жрать и бухать чай по 500 гривен.

– Я попрошу! – рявкнул Тищенко, снова вскакивая с резинового ликвидатора. – Ресторан “Велюр” не работает для посетителей, здесь проходят личные встречи, это своеобразный такой…

– Гламурное гимно! – закончил за него Ляшко. – Фермеры не могут продать корову за три копейки, а эта сволота, которая называет себя слугами, жирует, потому что считает украинцев за лохов! Щас я вас тут навеки на карантин закрою, бл#ди.

С этими словами Ляшко разгрузил корову, схватил шлакоблок, уронил его себе на ногу и сказал:

– Интересна судьба этой коровы. Ее зовут Мрия. Баба Горпына из села Голодуха растила ее как свою дочь, а теперь быдло, которое считает себя выше всех, стало слугами жадности и…

Внезапно Ляшко осекся и во все глаза уставился на огромного качка с голым торсом, который величественно скакал на коне по тротуару в сторону МВД.

– Постойте-ка, прекрасный кентавр! – восхищенным баритоном сказал Ляшко, подхватывая коня под уздцы. – Вы ведь едете выражать свой протест против беспредела полиции, верно?

– Скорее, против фактического возврата в Средневековье, – уточнил качок. – А что?

– Да вот, видите ли, – смущенно сказал Ляшко, кивая на “Велюр”, – гламурное гимно.

Качок хмуро зыркнул на украшенное зелеными противогазами окно ресторана, кивнул, свесился с коня и, подхватив корову за веревку с колокольчиком, могучим взмахом запустил ее в окно заведения. Раздался оглушительный звон разбитого стекла. Корова, растопырив копыта, словно крылья, влетела внутрь, изящно спланировала вниз и заскользила по разлитому Реформатором санитайзеру, словно по взлетно-посадочной полосе аэродрома Гостомель.

– Ермак, быстро включай камеру! – заорал Зеленский, поспешно вскакивая из-за стола и поправляя галстук. – Включай же, ну!

Ермак включил камеру.

Корова Мрия заложила аккуратный поворот и плавно остановилась у камина. Присутствующие зааплодировали. Зеленский встал перед улыбающимся животным и с характерной хрипотцой сказал:

– Здоровеньки булы, дорогие украинцы! Встретили сегодня украинскую Мрию – легендарную корову, которая привезла в Украину одну из самых больших партий спецмолока для борьбы с распространением коронавируса. Приятно знать, что наша корова также помогает другим странам в борьбе с ковид-19. Гордимся тем, что Украина не только что-то просит, но и помогает другим! Тттридцать шшисть и шшшисть, берегите себя – сбережем Украину!

– Эй, ты, ну ты чего, это же моя корова, – обиженно сказал Ляшко, – ты то тут при чем?

– Не вижу проблемы, – пожал плечами Зеленский. – Ведь это событие национального масштаба, неудивительно, что его комментирует президент.

Корова гордо вскинула голову, вышла обратно в окно и, не удостоив Ляшко даже взглядом, красиво ускакала вместе с конем и качком в закатных лучах солнца.

За спиной Зеленского что-то полыхнуло и грохнулось на пол. Обернувшись, Зеленский увидел, что за время прибытия и отлета коровы Великий Реформатор Михеил Саакашвили успел в знак протеста разбить в ресторане палатку с плакатом “Долой презренного Зе – барыгу и мародера!”, разжечь мангал и уронить его на палатку. Палатка вспыхнула зеленым пламенем, от нее стремительно загорелись разлитый по полу санитайзер, шторы и блестящий дождик из фольги, символизировавший праздничную радиацию.

– Валим! – крикнул Зеленский, и члены штаба, расталкивая друг друга, под звуки взрывов резиновых баб стали один за другим выпрыгивать в окно. За окном их методично били дуршлагами разъяренные рестораторы под руководством предпринимателя Давиденко.

Опытный реформатор Саакашвили тонко усмехнулся и беспрепятственно ушел через крышу.

– Мне сейчас невероятно стыдно от того, что мои редкие, единичные гости вынуждены уходить из ресторана голодными, – тяжело вздохнув, сказал депутат Тищенко.

Конец эпохи бедности подступал все ближе…

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Политика слишком серьёзное дело, чтобы ей занимались одни политики."

© Шарль де Голль

Паспорти у формі книжечки поступово виведуть з обігу

Андрій Шевченко оголосив розширений склад збірної України на матчі Ліги націй УЄФА

Линия разграничения. Денисова требует от ЦИК документы по выборам в 18 громадах

Борислав Береза идет в мэры Киева

Суддя Вовк отримав повістку НАБУ на допит

NASA показало огромную планету необычного цвета

В Украине, по разным оценкам, расположено более 600 складов по хранению аммиачной селитры

Певица из РФ Глюкоза жалуется на украинских пограничников: Спрашивали, чей Крым

Подача воды в Крым: чем опасен торг с Россией

До конца года на дорогах установят более 200 камер автофиксации

За неделю на сайт Офиса Президента совершили три кибератаки

“Угрозы изменились”. Глава разведки Минобороны рассказал о рисках для Украины

Дело MH17. Украина и Нидерланды договорились, что будут делать дальше

Статистика МОЗ: Захворюваність на COVID-19 суттєво збільшилась

У Вінниці оголосили переможців конкурсу благодійників року

Призначено дату позачергового засідання Ради

Окупанти знову порушили режим припинення вогню – штаб ООС

В Украине за сутки – 1433 случая коронавируса

Apple возвращает Google Maps на смартгодинникы

У сусідньому купе знову гвалтують жінку. Чому Україна ховається за дверима?