USD28.2033

Зиккурат будет разрушен

Интервью одного из лидеров Российской повстанческой армии украинскому изданию “Тиждень”.

Российский доброволец Павел Бовин «Шамиль», который воевал на Донбассе и был воином батальона ОУН, рассказал в интервью (Тиждень) о том, что побуждает русских националистов воевать за целостность Украины.

-Как россиянину стать добровольцем украинского националистического подразделения?

Я изначально планировал приехать на Майдан, но, к сожалению, дела не отпускали. Когда уже начался серьезный конфликт на Востоке, мы с друзьями прилетели в Украину. Летели непосредственно по объявлению о создания Российской повстанческой армии. Было откровенное желание брать в руки оружие и отстаивать независимость Украины и параллельно решать какие-то свои внутренние вопросы. А почему ОУН, потому что туда было легче всего попасть. Приходишь, говоришь, что хочешь воевать, несколько дней учебы и поехал. За меня поручились ребята изЧерного комитета, в чьем отделе я собственно был, и Николай Коханивский (комбат ОУН) без вопросов принял, как родного.
У Коханивского вообще интересная позиция, если человек за Украину, то ему без разницы кто он: негр, бурят или якут. В Пески приехал под обстрелом глубокой ночью и сразу понял где нахожусь. Спали также под обстрелом. Потом пришел старший собрат выдал аптечки (автоматы получили еще в штабе ночью) и утром пошли на точку, где должны были служить. Дали нам патронов, пару гранатометов и говорят, стреляйте туда, там сепаратисты. Ну мы радостные бегали, стреляли пока ответка не начала прилетать. Я тогда удивился своему поведению, потому что слишком спокойно вел себя. А потом, обычные фронтовые будни: в нас стреляют, мы стреляем, разведка, фугасы и прочее.

-На личном уровне проблем с националистами не возникало, москалями не обзывали?

Не возникало. Когда называли москалями, то мы их малороссами (хохлами неинтересно), а так в принципе без обид. Это больше на уровне самоиронии происходит. Понимаем, что не со зла, это действительно наболевшее. Какая разница, какие у нас взгляды на жизнь и на каком языке мы разговариваем, когда мы с человеком сидим в окопе.

-И все-таки, каковы были мотивы воевать россиянину за Украину?

Мы понимаем, что в России сейчас не совсем та власть, которая должна быть. Под видом российского государства ничего не происходит, кроме эксплуатации, обдираловки и жесткого прессинга. Плюс ко всему, может из уст русского это будет звучать немного лицемерно, но я до сих пор считаю украинцев своими братьями, ближайшим народом и это было вопросом чести помочь решить им эти проблемы.

-Ну ты же понимал, что вернуться обратно не получится?

А меня, увы, там уже ничего не держит. Родители умерли, дяди-тети поставили вопрос так, что Путин царь и бог, НТВ – замечательный канал и мы любим Киселева, брат сидит, бизнес отобрали, дальше работать не дают, собственно, что там делать?

-Сколько времени был на фронте?

Был в четырех командировках. С начала марта по середину апреля в составе батальона ОУН в Песках, потом две небольших по две недели, и вот последняя месячная командировка, где мы побывали практически по всей линии АТО, начиная со станицы Луганской и до Песков. В Песках это была разведывательно-диверсионная группа, штурмовые операции, а по линии фронта именно разведка.

-И как оно, быть разведчиком?

Читайте также:

В сети показали путинский “автопарк войны” в оккупированном Донецке

Скучно и опасно. Идет группа, максимум 6 человек, без бронежилетов, куда нарвется неизвестно. Сначала немного мандражируешь, но потом привыкаешь. Когда выходим на вражеские территории, понятно, что никаких отличий не одеваем, а бронников не берем для мобильности. Так намного легче. И вообще, разведка проводится из расчета, что стрелять не придется. Это лучший вариант, конечно. Самое дальнее ходили от Песков на 4,5 километра. От Станицы Луганской также далеко не заходили: в Золотое, до Михайловки. Там новые позиции и не было ничего известно, где что находится. Дошли до поселка и выясняли, что сепары стоят и окапываются. Ну мы с удивлением и сопутствующей дуракам удачей, легко оттуда отошли.

-Как тебя на Донбассе воспринимали русские, не совсем лояльные к Украине?

Меня пытались прятать. Это было в Красноармейске после выхода из Песков. Солдаты из окопов, надо немного отдохнуть, а там была компания подвыпивших бабушек, которые начали кричать: «фашисты, бандеровцы, и что б вас..». Я подхожу к ним и говорю, что я русский вообще то. А она мне шепотом, «пойдем я тебя скрою». Ну не понимают многие люди. Те же волонтеры часто удивляются: «Русский, а что ты здесь делаешь?» Приходится объяснять.

-Война тебя изменила?

Если по собственным ощущениям то, скорее всего да, но мне не хочется этого признавать.

-А мнение об украинцах претерпело трансформацию?

В каждой стране общество делится на активных граждан и овощей. Овощи в Украине и России идентичны. А вот люди, которые хотят что-то изменить в своей стране и что-то делают для этого, очень сильно отличаются. В России люди слишком зашуганные. Плюс ко всему, Россия, в отличие от вас размотала свой репрессивный аппарат на полную, соответственно люди уже десять раз подумают выходить им или нет. В Украине народ более смелый, более жесткий в каком-то смысле. Это видно и это очевидно. Но люди все разные. Не буду скрывать, были и такие, которые ехали помародерствовать и заработать денег. Соответственно, такие в коллективе не уживались, выдерживали максимум пол ротации и сами ехали домой. Были люди, которые получали от этого удовольствие. Для них бой – эйфория. Ощущение того, что ты делаешь это не просто так, а защищаешь свою страну, делает их непобедимыми, суперменами. Но, к сожалению, таких меньшинство. Большинство же приезжала туда просто провести время. Через ОУН прошло около 600 человек, но на следующие ротации возвращались единицы. Почему сейчас в ОУН такие кадровые проблемы, ибо мало велось идеологической работы, не объясняли людям, зачем они там.

Читайте также:

Учебный год 2018: что нужно знать о медосмотре ребенка

-Сколько в батальоне было русских?

Нас было четверо. В батальоне ОУН вообще было довольно мало иностранцев. В «Правом секторе» говорят сейчас около 40 человек, в Азове около 120. Это люди, которые воюют. Но кроме них в Украине есть еще политическая эмиграция, которая приезжает сюда из-за преследования за определенную деятельность. Их здесь человек 50-60, причем во всех регионах. Мы не учитываем Машу Гайдар, то есть приглашенных гостей. А людей, которые по собственному желанию приехали и пытаются что-то делать.

-Какие-то шансы легализоваться в Украине в связи с заслугами у вас есть?

Честно сказать, я сюда не ради заслуг приехал, мне статус участника АТО и другие регалии безразличны. Другое дело, что официальный предлог я несколько утратил. Когда подходил срок пребывания в Украине, я был в Песках и уже не было возможности как-то прийти в миграционную службу чтобы его продолжить. Официально уже никак. Вполне возможно, если получится сделать то, что мы собираемся, сможем зарегистрировать организацию, развернуть здесь нормальную деятельность в плане эмигрантов из России и в плане сотрудничества с властями в противодействии сепаратизму, все то, что мы задумал. Может за какие заслуги президент Порошенко и решит, что ему такие персонажи нужны и хотя бы какой-то вид на жительство мы получим. Пока, никаких перспектив нет.

Читайте также:

Мир получил доказательства: Путин себя сдал

-Если в Украине не удастся легализоваться вы готовы ехать куда-то дальше?

Меня уже в Сирию зовут. Но смысл жизни не воевать, а вернуться домой и чтобы там хорошо было. Не получится здесь, перейдем на нелегальный статус, будем идти партизанить. А что делать?

-То есть вы серьезно настроены вернуть Россию народу?

Конечно. Иначе зачем все это.

-Так как вы думают многие?

Я знаю, что они есть, и их достаточно много. Но, после того, как Крым стал «наш», очень многое в людях изменилось. Путин вернул народу, как они считают, свое «белое величие». Он в них «собиратель земель русских» и т.д. и т.п., они клянутся ему в верности. Но в целом у некоторых людей есть еще мозги. Скажем так, они стали больше молчать, но от этого их не стало меньше.

-В своей программе Российской повстанческой армии вы записали о намерении идти на Москву. Как это должно выглядеть, несмотря на минские договоренности и не желание украинской власти воевать?

-Это то, к чему мы действительно стремимся, потому что понимаем, что смена власти в России какими-то демократическими способами не имеет под собой никаких мотивов. К сожалению, Кремль сегодня жадно вцепился в то, что он имеет и никакие массовые протесты или что-то другое, его не повалит. Только ведение партизанской войны, противопоставление официальным структурам и власти, какой боевой альтернативы, это даст возможность все-таки изменить. Так что это был действительно призыв к действию.

-А общество доросло до этого?

Люди, которые уезжают из России, они, как правило, считают, что страдания закончены, зачем что-то делать. Те, кто остаются, в большинстве смирились. Но есть определенный костяк, который продолжает действовать на территории России и есть костяк, который здесь в Украине не прекращает попыток все-таки что-то изменить. Скажем при определенных расставленных акцентах, при массовом позиционировании, я думаю, их будет становиться все больше, и мы этого достигнем.

А эти костяки, о которых вы говорите, объединены?

В Украине да. Собственно эмигрантская организация «Русский центр» и создается для того, чтобы объединить нас всех, которые еще имеют гражданскую позицию и какую-то ответственность перед своей родиной. Не просто сбежал, а действительно хочешь что-то делать.

Насколько вы настроены практически воплощать свои заявления о создании РПА в жизнь?
Добиваться от украинской власти формирование батальона или проведения каких-либо серьезных тренировок?

Тренировки мы уже проводим. Имеем контакты с прибалтийскими инструкторами. Это люди, которые на добровольных началах нам помогают. Сейчас самая большая проблема – это нежелание властей как-то объединять наши усилия. Мы фактически представляем здесь настоящую оппозицию, а не тех, что в России ходят с плакатами. Мы – люди, которые хотят изменить что-то действием. К сожалению, Украине это не надо. Причин может быть много, не буду вдаваться в подробности, но мы ведем переговоры на разных уровнях по созданию подразделений, о возможности работать в политической плоскости, о возможности вести какие-то пропагандистские работы, именно на противодействие сепаратизму, на перестроение русского населения Украины от Кремля на какую-то альтернативу.

После объявления о создании РПА на вас выходили представители российских диаспор в мире? Возможно, дают какие-то средства?

Конечно, люди пишут: молодцы, давно пора, но дальше каких-то обещаний и слов поддержки не доходит. На самом деле, все контакты мы ищем сами и не безуспешно.Начало формы
Конец формы

А мысль о том, что на Донбассе Путин утилизирует самый активный и опасный для себя элемент, имеет под собой основания?

Вариаций на самом деле много. Опять же, кто туда едет, по большому счету, или маргинальщина, которая не видит себя в нормальной политической борьбе, или проплаченные активисты.
Я могу рассказать историю о замечательном человеке, которого зовут Артем Томских. Сам он из Бурятии, был активным участником протестов в Москве. Как оказалось впоследствии, он втирался в доверие, крал деньги, много всего обещал и как правило исчезал. После того, как я приехал в Украину и пообщался с участниками Майдана то выяснилось, что он успел также и на Майдане побывать. В Украине я слышу ту же историю, но уже от других ребят. Здесь он также украл деньги, попался и после того как сбежал от майдановцев перешел к титушкам. А предыстория всему тому была такая. Когда он был в России, перешел дорогу одному из лидеров русских националистов и то не очень красиво с ним поступил. Тот его сдал властям, был суд и националиста Георгия Боровикова посадили. А наш герой попал под защиту программы свидетелей и полиция предложила ему поехать в Украину поработать титушкою. У меня с ним даже переписка была, где он откровенно рассказывал, что заработал за два месяца 4 тысячи долларов. После этого он пошел в ополчение и воюет там до сих пор. Это активная часть населения?
Думаю нет.

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Правительство давно усвоило, что легче всего взять деньги у бедных. Конечно, их у бедных немного – но зато бедных до xpeна..."

Трамп дав сигнал: будувати “Північний потік-2” можна – Портников

Российская пропаганда уже перестала работать? Посмотрите на пример этой женщины. ФОТО

Разоблачен кощунственный замысел Тимошенко: Украина могла капитулировать перед Путиным еще в 2014 году

Як можна довіряти політику, якщо він лукавить ще до початку президентської кампанії?

Дело Седлецкой: Европейский суд принял беспрецедентное решение

Про Гіммлера ворожого і Гіммлера хорошого. До тижня видачі Тимура Тумгоєва

Сотни миллиардов в карман: Шахов рассказал, как олигархи цинично обдирают школы и вузы в Украине

Путін пообіцяв помститися за авіакатастрофу у Сирії

Ребята, бл*дь, отпустите полицию: спецназ НАБУ устроил побоище под зданием САП, есть пострадавшие

Вадим Івченко: Українське селянство визначилося, кого підтримуватиме на президентських виборах у 2019 році

Нитка оборвалась: в Константинополе лопнуло терпение из-за саботажа Москвы

Верігіна: Росії необхідні вибори на тимчасово окупованій частині Донбасу, щоб показати свій вплив на ці території. ВІДЕО

Остался без жилья: суд вынес новый вердикт Омеляну

Военно-техническое сотрудничество Украины со странами НАТО не может не впечатлять – Бутусов

В разі участі у виборах Вакарчук і Зеленський можуть допомогти Порошенку вийти у другий тур – політтехнолог

Запеченную семгу с грушей заказывали «на шару»: обновленное меню в столовой Рады шокирует ценами

Стерва консервированная: пропагандисты Кремля активно пиарят Тимошенко, в соцсетях заговорили о предательстве

Соседство с Охмадетом оказалось опасным: Холодницкий в ужасе от того, что нашли в помещении САП

Вінничанин здобув “Металеве серце України”

Заняться больше нечем: Шахов резко высказался о декоммунизации, указав на главный недостаток