USD28.2033

Коронавирус – это не грипп, самое время испугаться

Коронавирус – это не грипп, самое время испугаться

По свежим оценкам ВОЗ, обновленным после того как эпидемия вышла за пределы Китая и COVID-19 начал выявляться в том числе и в странах с более слабыми системами здравоохранения, летальность от нового коронавируса составляет 3,4%. Не так и много? Да, не так и много, если сравнивать с SARS (смертность около 10 %) или Эболой (примерно 40 %).

Оба заболевания были успешно локализованы – беспрецедентными мерами и унеся немало жизней – и поэтому на самом деле не годятся для сравнения с COVID-19, претендующим или уже ставшим причиной пандемии, пишет Натали Безмен для “Хвилі”.

Не грипп, но очень похоже на грипп

А что годится? А годится грипп, и вот с ним и предпочитают сравнивать коронавирус шапкозакидатели всех мастей. Мол, грипп такой же или даже намного хуже, от него ежегодно немало людей гибнет, но при этом никакой паники никто не устраивает. А если и устраивает – упоминается предыдущая угроза пандемии “свиного” гриппа H1N1 – то вот отличный пример как пугали-пугали, а ничего страшного не случилось. (Именно Украина была самая пострадавшая от гриппа H1N1 страна, у нас было около 1100 только подтвержденных жертв, если это “ничего страшного”, то вы просто пофигист и вам в принципе, наверное, на все наплевать.)

А тем временем смертность от COVID-19 (3,4 %, напомним, по текущим оценкам) в 34 (!) раза больше смертности от обычного сезонного гриппа. Между тем грипп тоже бывает разный – например, от “испанки” в 1918-1919 гг всего за 18 месяцев заражено около 550 млн человек, 29,5 % населения планеты. При этом от данной болезни умерло около 50-100 млн человек, что сделало эту эпидемию одной из самых убийственных в истории человечества. Для сравнения – количество погибших и пропавших без вести в результате боевых действий во время Первой мировой оценивается в 18,4 млн. Почему так, почему такие большие потери при вроде бы не таких большой смертности? Ведь сейчас представители лагеря “нет причин для беспокойства, вы все просто паникеры” утверждают именно это: 2 % летальности (по самым скромным оценкам, они предпочитают брать именно их) – сущая ерунда, есть болезни намного страшнее и смертельнее, мы же никак не меняем свой образ жизни из-за факта их существования. Но вроде бы небольшая по сравнению с Эболой или даже туберкулезом смертность в два человека из ста оборачивается огромными потерями, если количество заболевших начинает исчисляться не сотнями, а миллионами.

Что влияет на возможность заразиться достаточно большому количеству людей – и таким образом приводит к росту количества жертв?

• “Заразительность” возбудителя: насколько легко им заразиться, скольких людей в среднем успевает заразить один заболевший. Имеет значение особенность иммунного ответа. Так, туберкулез намного более неприятное заболевание, но при этом даже при прямом контакте с больным открытой формой туберкулеза заболеет далеко не каждый. В случае с COVID-19 хорошие новости – дети практически вне зоны риска (хотя пока не понятно участвуют ли они в распространении инфекции в качестве бессимптомных носителей). Плохие новости: большое количество заразившихся после контакта с больным или носителем, много случаев заболевания среди медработников (даже при условии использования ими СИЗ – средств индивидуальной защиты). По сути речь идет о том, что практически каждый контактировавший с больным, рискует заболеть.

• Способ распространения: СПИД или гепатит С (они тоже нередко упоминаются контексте, что вот у нас огромный рост заболеваемости ими – но никто же не делает это темой дня и не начинает из-за этого закупать маски и продукты, никто не вводит карантинные мероприятия и не обрушивает индексы финансовых рынков) имеют специфические пути передачи, а значит, и действенные и понятные меры предосторожности. Иное дело инфекции, передающиеся воздушно-капельным путем – каждый может контактировать, намного труднее предотвратить распространение.

• Наличие и количество иммунных: корь намного более заразительное заболевание, но переболевший приобретает пожизненный иммунитет и не только не болеет, но и не передает вирус другим. Грипп – сезонное заболевание, много больных ежегодно, но какая-та часть населения имеет защиту, потому что уже перенесла этот вид гриппа или похожий год назад – и именно поэтому беспокойство вызывает появление совершенно новых и более агрессивных штаммов. Плюс существуют вакцины и можно сыграть на опережение и заранее создать какую-то или даже весьма большую прослойку невосприимчивых или не рискующих заболеть тяжело, при всем несовершенстве метода вакцинопрофилактики он работает. В нашем случае речь идет о новом вирусе, который не встречает на своем пути невосприимчивых людей, и вакцины у нас нет, как и понимания как скоро она будет и будет ли вообще (с учетом длины цепочки вируса и того, что это РНК-вирус, в этом есть сомнения). Плохие новости: есть данные о повторном обнаружении нового коронавируса у переболевших и выписавшихся из больниц. Речь может идти либо о хронизации инфекции (переходе в носительство, как в случае с вирусами гепатитов В и С или ВИЧ), либо о повторном заражении. Ничего подобного для вируса гриппа нет.

• Смертельность заболевания: как это ни парадоксально, но относительная легкость симптомов у большинства, низкая летальность и большая длительность заболевания (в том числе большой период времени от начала болезни до смертельного исхода) играет в минус. Потому что цепочка передачи не прерывается быстро и со смертью носителя, напротив, заболевший достаточно долго распространяет инфекцию и успевает заразить большое количество человек до того, как сам упадет из-за болезни. А как же “черная смерть”, чума, высокая смертность в эпоху средневековья, быстрое развитие заболевания и быстрая смерть – и такое количество жертв? В этом случае сыграло свою роль наличие еще одного пути передачи инфекции кроме воздушно-капельного (блохи).

• Количество заболевших в первоначальном очаге и то, насколько успешными оказались меры по локализации вспышки. Вспышки, вызванные в свое время коронавирусами SARS и MERS были намного более серьезными в плане летальности, однако их, как и Эболу, удалось локализовать и они “догорели” и затихли внутри локализованного очага. Именно эти соображения оправдывают те меры, которые были приняты Китаем, а затем и другими странами для сдерживания распространения инфекции. Они могли бы точно также, как сейчас делают многие диванные эксперты, фыркнуть и махнуть рукой – мол, подумаешь, ну переболеем мы все еще одним новым ОРЗ-подобным заболеванием, ну умрет 2 % населения (да еще и преимущественно старики, то есть непроизводительная часть) – но, к счастью, не стали этого делать.

• Наличие эффективных лекарств: могут снизить количество смертей и снизить нагрузку на лечебные учреждения, потому что будет больше легких случаев, которые смогут пролечиться дома и не потребуют какого-то особенного оборудования и больших дополнительных расходов. Чума страшное заболевание, но она лечится антибиотиками. Туберкулез – это очень плохо, и много резистентных к обычным и недорогим схемам лечения форм, но тем не менее этиотропное (то есть действующее непосредственно на возбудителя) лечение есть. Мы даже гепатит С уже умеем лечить (относительно недавно, кстати, научились) и с помощью пожизненной терапии с ВИЧ неплохо справляемся, а вот наличие эффективных способов лечить обычный сезонный грипп до сих пор под вопросом. И тем более все непросто, когда речь идет новом вирусном заболевании (специально для экс-министра здравоохранения: нет, вирусную пневмонию нельзя просто так взять и вылечить антибиотиками).

Если пройтись по этому чек-листу применительно к COVID-19, становится понятным, почему с одной стороны ведущие мировые эпидемиологи говорят о том, что “мы не сможем сдержать распространение вируса, потому что речь идет о гриппоподобной передаче” (похожи способ передачи, коэффициент заразительности, большое количество болеющих в легкой форме – а значит, большая вероятность получить много зараженных), но одновременно они отнюдь не предлагают расслабиться и ничего не делать – напротив, призывают к готовности, в том числе к готовности встретить и пережить трудные времена. Потому что это не сезонный грипп (новый вирус с отсутствием прослойки иммунных, вакцины или работающих лекарств; намного большая летальность и непонятный пока что иммунный статус переболевших) и потому что в условиях нашего глобального мира не удалось локализовать и сдержать его внутри одного анклава.

Читайте также:

Доба на фронті: попри ворожі обстріли минулося без втрат

8,2 % инфицированных в Италии находятся в реанимации. Ежедневный (!) прирост новых случаев около 500 человек. И точно также в Иране. Это не грипп!

Реакция национальных правительств и мировых организаций. Заграница нам поможет?

ВОЗ (возможно, с некоторым опозданием) объявила наивысший уровень из предусмотренных регламентом степеней тревоги. Можно, конечно, и их там всех объявить паникерами или (не без оснований) заподозрить в желании выбить для себя большие бюджеты или даже заработать на ситуации, однако верно и другое – не бывает дыма без огня. Прогнозы появления в 21-ом веке новых вирусов звучали давно, сценарии развития пандемии и реагирования на нее просчитывались – в настоящее время мы просто видим воочию реализацию одного из таких сценариев (не худшего, между прочим). Раздражение в адрес ВОЗ, в адрес организаторов противоэпидемических мероприятий напоминает недовольство представителей офисного планктона, недовольных тем, что их раз за разом поднимают во время учебной пожарной тревоги. Хрестоматийный пример: во время атаки на Всемирный торговый центр 11 сентября 2001 года 3000 сотрудников банка Morgan Stanley смогли спастись потому что глава службы охраны за несколько лет до происшествия смог оценить угрозу, разработать уникальную систему эвакуации и провести множество тренингов – не смотря на непонимание и сопротивление руководства и рядовых сотрудников.

ВОЗ призвала объединиться перед угрозой пандемии и выделить дополнительные средства для борьбы с ней. Большинство развитых стран по состоянию на сейчас проигнорировали этот призыв, некоторые пообещали выделить дополнительное финансирование, но на этом пока все. Да, можно считать, что это их ответ глобалистам и сопротивление росту влияния наднациональных организаций, пытающихся аккумулировать бюджеты и игнорирующих локальные интересы. Однако это также означает, что на международную помощь в этой ситуации можно не надеяться – каждый за себя. Причем это касается как денежной помощи, так и “гуманитарных” поставок вакцин, лекарств и даже СИЗ. Никто никому ничего не даст в ситуации, когда самим может не хватить.

Только один пример: по оценкам ВОЗ для реагирования на вспышку во всем мире ежемесячно потребуется 89 млн медицинских масок, 76 млн смотровых перчаток, 1,6 млн защитных очков.

Примеры действий органов власти в тех странах, где решили не отмахиваться от угрозы и демонстрировать реальные действия своему населению:

Польша. Принят специальный закон, который разрешает срочные закупки без проведения тендеров, строительство и реконструкцию больниц с нарушением строительных норм, закона о планировке и застройке, закона про защиту исторических памятников (да, даже так), регулирует оплату лечения больных COVID-19, ценообразование на лечебные средства, выплаты родителям, которые будут оставаться дома в связи с закрытием школ и детсадов, принудительную госпитализацию, работу из дому, дополнительные полномочия разных ветвей власти, использование армии, перераспределение бюджетных средств и т.п.

• Сингапур. Приложены просто невероятные усилия для отслеживания и изоляции всех контактных, включая ответственность всем, кто солгал и попробовал уклониться от карантина или попытался покинуть карантин раньше времени. Ответственность для работодателей за принуждение выходить на работу тех, кому было предписано соблюдать карантин. Не карой единой: объявлено, что все заболевшие получат бесплатное лечение, отменено запланированное повышение НДС, выделены средства на поддержку малого и среднего бизнеса. Выделены здания под карантины и даже арендован круизный лайнер на случай, если не хватит мест в больницах. При появлении первых же проявлений продовольственной паники продемонстрировано, сколько продуктов есть на складах. Ажиотажный спрос на маски – не беда, вместо того чтобы выходить с противоречивыми заявлениями спасают маски или нет, правительство начинает выдавать маски бесплатно с инструктажем как их правильно использовать. Медикам, работающим на первой линии, обещан бонус.

Читайте также:

Загарбники знову не пустили спостерігачів ОБСЄ на окуповані території

• ФРГ. Кризисный штаб правительства запретил экспорт медицинских защитных средств.

• Россия принимает такое же решение, вводя эмбарго на вывоз медицинских масок и костюмов, бахил, бинтов, марли, медицинских перчаток и халатов, ряда противовирусных и дезинфицирующих средств.

• Саудовская Аравия – город Катиф (500 тыс. жителей) заблокирован в карантине. Закрыты все школы и университеты.

• Индия и Малайзия запретили вход в свои порты круизным кораблям.

• Катар – закрыты все школы.

• Италия – в карантине уже вся страна. Штрафы за перемещение без уважительной причины. Ассоциация анестезиологов-реаниматологов на полном серьезе принимает решение рекомендовать врачам проводить сортировку пострадавших, то есть оказывать помощь только тем, у кого больше шансов выжить и у кого впереди больше лет жизни.

• Израиль – введен минимум четырнадцатидневный карантин для всех, кто въезжает в страну (фактически это полная остановка туризма). Как вы думаете, как отразятся меры такого рода на экономике? А для стран, полностью зависящих от туризма?

Можно сколько угодно подозревать власти различных стран в желании нагреть руки, списать убытки или свою неэффективность на форс-мажорные обстоятельства, однако отнюдь не “вирус паники” у населения или даже власть предержащих обрушивает финансовые индексы или заставляет принимать решения такого рода. Кроме понимания угрозы физически потерять часть населения и получить в ответ вотум недоверия правительству и вопросы об эффективности перераспределения благ, речь идет также о проблемах с логистикой, о срыве поставок и прерывании технологических цепочек. О том, что на какое-то время немалая часть населения оказывается изъятой из производства и потребления.

К украинским реалиям

По статистике около 20 % среди заболевших являются тяжелыми или критическими и нуждаются как минимум в госпитализации. Это означает что на 5000 заболевших потребуется 1000 коек и эти койки нужно будет где-то взять (вряд ли они сейчас стоят пустыми, не так ли? Особенно в ситуации сезонного подъема гриппа, в условиях нашей “реформы” с планомерным сокращением коечного фонда и с учетом необходимости положить этих больных отдельно от других пациентов). Объявлено, что в Украине есть 12 000 мест в инфекционных больницах. Сколько из них свободно – не известно. Объявлено, что есть в наличии 605 аппаратов ИВЛ в инфекционных больницах (и тоже не известно сколько из них стоят свободными и могут считаться зарезервированными “под коронавирус”). По опыту могу сказать, что немало больниц вынужденно подстраивает распорядок плановых вмешательств под количество аппаратов ИВЛ, так что “перебросить” оборудование в инфекционные больницы из обычных не выйдет.

Летальность, которую сейчас в среднем оценивают в 3,4 % (и которая неизбежно будет уточнена и пересмотрена к концу вспышки потому что не понятны ни точное количество заразившихся, ни число тех, кто еще может умереть из числа тех, кто сейчас лежит в тяжелом состоянии лежит в больницах), такова с учетом того, что медицинская помощь людям оказывается. Диагнозы подозреваются и фиксируются, тесты проводятся. Есть места в стационарах и есть оборудование, медицинский персонал и средства для симптоматического лечения и поддержания жизни. Без всего этого летальность будет совершенно другой. Острая хирургическая патология (например, аппендицит) тоже имеет не такой большой процент летальности и поэтому никого не пугает – но это при условии оказания медицинской помощи. Нет лечения и помощи в случае тяжелого течения – будет совершенно иная смертность, как в процентах, так и в абсолютных числах.

И даже если вспомнить все тот же грипп, то на девятой неделе эпидемического сезона 2019-2020 в Украине 9,8 % населения переболели суммарно гриппом и ОРЗ, 54 летальных исхода, при этом выполнено аж 826 штук тестов на грипп, из них 258 оказались позитивными. Информация о наличии у нас тестов для выявления COVID-19 очень противоречива (то они есть, то мы их ожидаем; то их достаточно, то хватит на 100 человек, но образцы пока что отправляются за рубеж). Если сравнивать с количеством проведенных тестов на грипп и если взять во внимание, что достоверность и тех, и тех тестов процентов 40-50 (много ложноотрицательных результатов) – каково будет количество вовремя выставленных диагнозов и насколько можно будет доверять нашей статистике и бравым отчетам нашего МОЗ о том, что все у него под контролем? При большом количестве заболевших невозможно будет обеспечить всех тестами, у нас просто не будет таких средств в бюджете. С учетом отсутствия специфических симптомов после начала вспышки все случаи с гриппоподобными симптомами или симптомами ОРЗ нужно будет трактовать как потенциальный COVID-19 – и в результате, конечно, общая статистика заболеваемости и смертности будет существенно искажена в ту или иную сторону.

Читайте также:

Мысли о любимом человеке помогли выжить в плену — журналист Асеев

Для людей с хроническими заболеваниями дыхательных путей летальность COVID-19 достигает 8 %. Для такого человека заболеть – это все равно что сыграть в русскую рулетку. С одним патроном, но с двумя револьверами. Если вы готовы приставить такой револьвер к своей голове или к голове своей бабушки – тогда да, можно и дальше высмеивать “паникеров” и не волноваться.

Вам кажется, что хронические заболевания дыхательных путей – это не понятно про кого, это какие-то мифические “старики и хроники” и большинство из нас благополучно и в эту категорию не попадает? В Украине хронические заболевания дыхательных путей входят в тройку лидеров (наряду с сердечно-сосудистыми заболеваниями и онкологией). Это все астматики и обладатели хронического бронхита (большая часть курильщиков – считается, что именно курение объясняет большую вредоносность нового коронавируса для мужчин – и множество людей, страдающих от смога и загрязнения атмосферы в наших городах). Есть диабет? Отлично, наш умозрительный револьвер уже один и имеет пару патронов в барабане. Сердечно-сосудистая патология (включая артериальную гипертензию) – то же самое. И вы еще и не выбираете – приставлять к голове револьвер или нет, это не выбор пробовать ли наркотики или заниматься ли незащищенным сексом. Это гриппоподобная передача, вирус в воздухе и в капельках слюны чихающего рядом с вами в транспорте, супермаркете иди в очереди к семейному врачу.

Отдельно стоит коснуться нередко встречающегося и даже мало маскируемого цинизма: мол, наибольший риск касается стариков. “Облегчим задачу пенсионного фонда”, “решим проблему старения населения” и все подобные шуточки. Как будто речь идет о каких-то умозрительных, не имеющих к нам всем никакого отношения стариках. Одиноких и никому не нужных. Вовсе не наших родителях или бабушках и дедушках. Которых именно нам придется госпитализировать в больницы ради доступа к кислородным аппаратам, которых начнет не хватать на всех. Для которых именно нам, молодым и работающим, придется приносить пакеты с медикаментами в реанимации (из расчета примерно 1000 грн/сутки, примерно во столько обходится родственникам человек в реанимации в наших реалиях). Это к ним мы будем бояться лишний раз приехать или отвезти своих детей на время карантина, потому что такой визит может быть слишком опасен. Это для них мы задумаемся о необходимости привезти домой продукты, потому что опасен будет поход в супермаркет. И это если мы при этом сами окажемся здоровы и не заперты в карантине.

Летальность COVID-19 в зависимости от возраста: до 39 лет 0,2 % (всего лишь в два раза больше чем при гриппе), 40-49 лет – уже 0,4 %, 50-59 лет – 1,3 %, 60-69 лет – 3,6 % (в 36 раз больше, чем для гриппа, не такие уж и старики, многие в этом возрасте еще работают), 70-79 лет – 8%, 80 и старше – 14,8 %.

А тем временем уже есть данные, о том что дети точно болеют (были в этом сомнения поначалу) – просто в основном гораздо легче, с минимумом симптомов (а значит, есть больше шансов что такой ребенок не останется дома и сможет заразить еще кого-то). И уже есть первые заболевшие в Австралии – и это… дети и подростки. И некоторые из них уже в реанимации, статистика – это всего лишь “средняя температура по больнице”, и в Китае, и сейчас в Италии много заболевших с тяжелым течением в возрасте до 40 лет.

Затяжная стадия отрицания и особенности национального менталитета

И вот при всем выше сказанном мы видим просто огромное количество людей, отрицающих проблему и даже агрессивно нападающих и на тех, кто о ней говорит и пишет, и на тех, кто пытается подготовиться. Особо отметились государственные чиновники со своими рассуждениями о том, что всему виной “вирус паники” в голове у населения, а вовсе не отсутствие у населения причин ожидать от родного государства готовности или адекватных действий. К ним неожиданно присоединились даже некоторые отечественные интеллектуалы и ЛОМы, рассуждающие о том, что “истерия вокруг коронавируса”, “коронаробесие”, искусственна и инспирирована СМИ и заинтересованными лицами. Мол, если бы нам с утра до вечера из всех утюгов рассказывали о том, сколько людей гибнет от туберкулеза или от ДТП, тогда бы мы тоже все впали “в истерию” и боялись бы туберкулеза и ДТП. (Жаль, что не рассказывают, кстати, может быть, больше бы людей боролись против ликвидации противотуберкулезной службы или вели бы себя адекватно на дорогах.)

А между тем такие рассуждения говорят не только о высокомерном отношении к собственному народу (и представлении о себе как о чем-то отдельном от него, видимо, еще и с каким-то особенным устройством иммунной системы), но и к жизни как таковой. Не важно сколько там умерло или еще умрет от коронавируса и от неспособности национальной системы здравоохранения оказать помощь тем, кому она необходима – хоть при туберкулезе, хоть при COVID-19. Ну, умерли и умерли – чего вообще о них говорить? Еще людей пугать. Вдруг они побегут продукты скупать или больницу/санаторий поджигать (реальный случай в Иране), пусть лучше ничего не знают, крепче будут спать.

Следующим шагом может стать согласие засекречивать данные или спускать врачам нормы сколько случаев заболевания они могут себе позволить выявить (нормальная такая тоталитарная практика, мы это уже в Союзе проходили. Говорят, и Китай был вынужден начать говорить о вспышке и что-то предпринимать потому что свидетельства о новом непонятном заболевании просочились в сеть. А так бы мы могли жить себе спокойно и все смерти списать на сезонный грипп, например).

Еще следующим шагом может стать сравнение количества погибших в АТО/ООС – мол, не так много, от туберкулеза точно больше, о чем вообще речь? Дальнейшая девальвация человеческих жизней и принятие реальности, когда мы согласились с этим количеством жертв и не собираемся ничего предпринимать, чтобы их становилось меньше. Лишь бы никто не волновался и никого нельзя было упрекнуть в разжигании паники.

Отдельная история – что считать паникой и кого считать ей поддавшимися. Вот человек на улице в маске – он запуганный СМИ паникер? Или он ответственный гражданин, который не желает заразить других (если чувствует себя не вполне здоровым) или заболеть сам и подвергнуть тем самым опасности свою семью? А вот он незадолго до этого покупает несколько масок (с учетов необходимости их менять) в аптеке – он опять паникер? Или он поступил предусмотрительно и опередил наших ушлых бизнесменов, продавших целые партии масок в Китай? Правительство может продолжать рассказывать о вирусе паники, все равно уже бесполезно принимать решения об эмбарго товаров мед. назначения или закупках дополнительных объемов СИЗ: все, что могли, уже вывезли, а другие страны одна за одной принимают решение оставить себе и ничего никому не продавать.

Человек, принявший решение остаться дома и не выйти на работу с небольшим, вроде бы, насморком – паникер и отлынивающий от работы лентяй, или ответственный член общества? А насколько легко ему будет принять такое решение и насколько благосклонно оно будет воспринято руководством, если при этом со всех сторон звучат насмешки и разговоры о панике и истерии?

Человек, понимающий, что в случае заболевания или даже карантина – вполне вероятного с учетом всех прогнозов эпидемиологов – ему придется какое-то время (2-3 недели) находиться дома и нельзя будет ходить по магазинам и аптекам и покупающий поэтому сейчас, заранее, месячный запас продуктов и лекарств – он паникер? Человек, отказывающийся от рукопожатия – тоже? На каком основании кто-то считает возможным издеваться над такими решениями и снижать таким образом количество тех, кто их примет? Именно те, кто будучи больными выйдут на работу, пойдут по магазинам (а как иначе им прожить, если они не позаботились об этом заранее – друзей или родных просить?), будут продолжать чихать и кашлять в руки и потом ними же здороваться и браться за дверные ручки и поручни, и станут возможной причиной заражения нас с вами. Мы не японцы, которые дисциплинированно будут сидеть дома и выполнять распоряжения правительства. И не китайцы, которым будет организована доставка пакетов с продуктами под двери. Рекомендация сделать дома месячный запас продовольствия и лекарств, которые вы принимаете постоянно – это официальная рекомендация американских эпидемиологов в преддверии пандемии или просто мощной вспышки, которую скорее всего не удастся сдержать, это не что-то, что рождается в головах людей под влиянием неуверенности и страха. Это не паника, а рациональное планирование и действия, способные уменьшить ущерб, который и так ожидается.

Это как начать эвакуацию, получив сообщение о приближающемся цунами. Или как пристегиваться в машине, потому что этого требуют ПДД (написанные кровью, как это нередко бывает в подобных случаях) и просто трезвая оценка рисков. Вы же пристегиваетесь в машине, не так ли? Не возражаете против законов, которые обязывают это делать? Выполняете правила, переходите дорогу только в положенных местах, моете руки, делаете прививки детям от потенциально опасных болезней, не перекрываете пожарные выходы, проводите учебные тревоги? Вы же делаете это все, и никогда не высмеиваете и не мешаете тем, кто все это делает? Смайл, здесь должен быть грустный смайл…

Мы общество, которое не просто привыкло не любить и высмеивать интеллект, мы еще и пропитаны забобонами и избеганием думать наперед, о плохом. А вдруг “притянем” это плохое? А зачем заранее тратить нервы и энергию на то, что может и не случиться (тяжело болеет всего 20 %, умирает и того какие-то то ли 2, то ли 3,4 – и это ж какие-то старики или лохи, которые умудрились как-то заиметь себе хронические болезни, нас точно минует)?

И на следующем витке, без осознания собственного бессилия и невозможности хоть на что-то повлиять в своей стране и в своей жизни – зачем заранее переживать о том, на что не можешь повлиять?

Это не отсутствие паники и не устойчивость к истерии. Это посттравматический синдром, стадия отрицания. Переходящая уже у некоторых в стадию гнева, если принять во внимание раздражение, агрессию и обвинения в сторону тех, кто пробует хоть что-то сделать, чтобы подстелить своей семье соломки или изменить ситуацию с системой здравоохранения в своей стране. Еще есть торг – рассуждения о мировой закулисе, злобной фарме и тех, кому выгодны колебания на бирже.

Проблема в том, что когда цунами сюда все-таки придет, этих людей накроет следующая стадия, и это будет депрессия, в лучшем случае. Они смирятся с любым исходом и любым положением дел. Не будут бороться, сложат лапки (хорошо, если не склеят ласты) и либо будут лежать дома в ожидании подворных обходов и похоронных команд, либо напротив будут продолжать свою обычную деятельность, в том числе будучи больными и кашляющими – а почему кто-то должен избежать их участи? В худшем случае они впадут в настоящую панику и истерию, потому что, проскочив стадию депрессии, с разбега прыгнут в принятие и помчатся “что-то делать” — например, создавать ажиотаж в магазинах или очереди в поликлиниках. Не сейчас, когда можно действовать на опережение, то есть демонстрировать разумное и стратегическое мышление – а потом, в самый разгар ситуации. Типичная для нас картина, не так ли?

В завершение процитирую Нассима Талеба: “Допустим, риск погибнуть от коронавируса все еще невелик и больше шансов быть сбитым машиной. Но! Если я ничего не буду делать по поводу этого риска, я помогу коронавирусу распространяться. И в результате этого кто-то обязательно умрет. Вот почему сейчас нужно масштабировать панику, а не рациональность. Паранойя из-за коронавируса может быть крайне полезной, поскольку она является одним из важнейших факторов смены тренда в распространении коронавируса. Этот фактор – единственный способный распространяться более вирусно, чем сам коронавирус. Если информация об этом будет распространяться и доходить до сознания людей быстрее коронавируса, эпидемия остановится”.

Самое время нам всем… испугаться. Испугаться, а потом быстренько взять себя в руки и начать практиковать стратегическое мышление и здравый смысл. Только быстренько – это уже вчера. В крайнем случае – прямо завтра. 

Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий необходимо

"Для политиков реформы – это во-вторых, а может даже в-третьих. Любой ценой удержать себя во власти – вот что для них во-первых."

© Олег Попцов

Регистрация

(Максимальный размер файла 0,5Mb)

Восстановление паролю

Пожалуйста, введите ваш логин или адрес электронной почты.

Зеленський не тільки не припинив війну, але й погіршив ситуацію, – волонтер

Прикордонники перехопили українців, які втекли з обсервації та намагалися виїхати за кордон

В Украине зафиксировали уже 1308 случаев коронавируса, 37 – летальных

В Австрии запустили приложение Stopp Corona

Державний переворот, якого ми не помітили

Или жизнь, или смерть: почему Украине необходим жесткий карантин

Ракета SpaceX в третий раз взорвалась во время испытаний

Книжный питчинг для экранизаций продлил прием заявок

Віталій Портников: Козак змусив Єрмака зіграти в улюблену гру маніпуляторів

Кличко розповів, як “витіснить” зі столиці маршрутки

В столице Туниса нарушителей карантина “разыскивают” работы

Кинофестиваль в Карловых Варах открыл прием заявок на конкурс Eastern Promises

Зеленский такой же подельник Ермака, как и те, кто брал деньги за назначения, – мнение

Провайдеры в Крыму блокируют доступ к 20 украинским информационным сайтам, в том числе к UAinfo

Фонд Порошенко закупил сто тысяч защитных костюмов для медиков – Геращенко

Facebook запустил “компьютерную версию” приложения Messenger

Disney назвала новые даты выхода своих новинок

Виявлені нові страшні симптоми при зараженні COVID-19

В работе Twitter опять произошел глобальный сбой

HBO предоставил бесплатный доступ к почти 500 часам своего контента в апреле